Путешествие на край ночи Луи-Фердинанда Селина

Кому нравится творчество американского писателя Чарльза Буковского, тот наверняка читал его последний роман «Макулатура». Это псевдодетектив, в котором американский сыщик по заказу Леди Смерть ищет в Голливуде французского писателя Луи-Фердинанда Селина. Роман вышел в 1994 году, в этом году ему исполнилось бы 100 лет.

Луи-Фердинанд Селин, 1932 г.

На самом же деле смерть нашла Селина 01 июля 1961 года в парижском пригороде Мёдон. И сегодня исполняется 60 лет, как он умер. И если отмечать какой-либо юбилей, связанный с именем это яркого, неоценённого при жизни французского автора, то символично использовать именно эту годовщину – все книги Селина связаны со смертью, войной и разрушениями.

Селин прошёл добровольцем через бойню Первой мировой войны, которая сделала его инвалидом и вызвала «отвращение ко всему военному». Потом Селин работал надсмотрщиком на французской плантации в Африке, и этот опыт, в свою очередь, вызвал уже отвращение к колониализму. Наконец, Селин нашёл своё призвание. Он стал врачом и писателем. Врачевал и писал он до конца своей жизни.

Все впечатления от войны и от врачебной практики легли в основу его первого известного романа «Путешествие на край ночи». Эта книга сделала Селина классиком французской литературы. В 1932 году роман стал фаворитом Гонкуровской премии, и только из-за интриг жюри Селин её не получил. Эта неудача вызвала у Селина стойкую неприязнь ко всем литературным тусовкам. Всю свою дальнейшую жизнь французский писатель оставался изгоем в мире литературы.

«Путешествием…» Селина восхищался Лев Троцкий, родоначальник красного террора, высланный тогда из Советского Союза. А в самом СССР книгу оценил патриарх советской литературы Максим Горький. На первом (и последнем при Сталине) съезде советских писателей, прошедшем в 1934 году, имя Селина упоминалась в докладах «мастеров культуры» добрый (или злой) десяток раз. Юрий Олеша, автор всем известных «Трёх толстяков», назвал Селина в своей рецензии «художником необычайной силы».

Однако после посещения в 1936 году СССР этот «необычайно сильный художник» разразился серией антисемитских памфлетов, которые надолго закрыли его произведениям дорогу в Россию. Селин был заклеймён фашистом. Даже известный писатель Андре Жид, который тоже после своего визита в Союз нелицеприятно отзывался о советском строе, писал, что Селин полный псих и сошёл с ума.

Фото: Луи-Фердинанд Селин

Но даже эти памфлеты написаны насколько талантливо, что могли вызвать неоднозначные реакции. Литературовед Жак Бреннер вспоминает, что когда он вместе с друзьями стал читать вслух очередной памфлет «Попали в переделку», опубликованный в 1941 году, то все стали возмущаться: «Это гадко, как же это гадко…». Но потом, когда уровень селиновской мизантропии, расизма и антисемитизма превысил все нормы приличий уже в тысячи раз, вся компания стала дико хохотать. Вот она – сила селиновского текста.

После неудачного «Гонкура» Селин резко меняет свой писательский стиль. Все его последующие художественные произведения не вписываются в лекала классической литературы и представляют собой поток сознания, обильно сдобренный восклицаниями и многоточиями. В своих книгах Селин сделал ставку не на описание, а на эмоцию. Его тексты представляют собой не сухое повествование, а живое эмоциональное полотно, которое держит читателя в постоянном напряжении.

С каждым новым романом тон селиновского повествования становится всё больше и больше язвителен по отношению к действительности и окружающим и доходит до тотальной мизантропии. Но благодаря таланту Селина его параноидальная ненависть к мироустройству, его чёрный пессимизм становятся предметом искусства. Слова ярости и ненависти пляшут на страницах его книг бешеный ригодон – Селин часто использует этот танец для создания метафоры.

Хотя Селин после оккупации немцами Франции поддержал коллаборационистов, его книги были запрещены как на территории Франции, так и в Германии. Лояльность к фашистам Селину дорого стоила. В конце войны он бежит вместе с правительством Виши в Германию. Затем писатель уезжает в Данию, где его арестовывают. Ожидая суда, Селин проводит в камере смертников восемнадцать месяцев. Тюремное заключение было заменено ему ссылкой. Только в 1951 году писателю было разрешено вернуться во Францию.

Фото: keywordsbasket.com

Поселившись под Парижем, Селин ведёт затворнический образ жизни и до своей смерти в качестве врача лечит преимущественно бедных и неимущих. И он продолжает писать. Все свои военные злоключения он описал в автобиографической трилогии «Из замка в замок», «Север» и «Ригодон». Эти романы уже после смерти Селина принесли ему ошеломляющий успех.

Творчество Луи-Фердинандо Селина оказало огромное влияние на современную литературу. Не только Буковски, но и такие культовые американские авторы 20-го столетия, как Генри Миллер, Эзра Паунд, Уильям Берроуз, Курт Воннегут и другие восхищались Селином.

Родная же Франция до сих пор пока не признала отверженного писателя. В 1994 году, году столетия Селина, его имя не было включено министерством культуры в список отмечаемых дат. Десять лет назад, в прошлую годовщину смерти писателя, министр культуры Франции Фредерик Миттеран заявил, что книги Селина не могут быть считаться культурным наследием из-за антисемитизма автора.

Впрочем, за официальное признание может сойти и тот факт, что найденная в 2001 году рукопись «Путешествия на край ночи» была выкуплена Французской национальной библиотекой за сумму более чем двадцать миллионов франков. Эти деньги пригодились бы писателю, умершему в бедности и нужде.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии