«Красный призрак»: однажды в 1941…

Очевидно, что люди устали лицезреть однотипные военные блокбастеры, выходящие в прокат с пугающей периодичностью. Российское кино не говорит новых слов зрителю и даже не повторяет старых – ему бесполезно состязаться на этой арене с советскими фильмами, которые удовлетворяли сразу несколько запросов.

Хотите батального зрелища – пожалуйста, вот вам эпопея «Освобождение» 1972 или «Они сражались за Родину» 1975. Хотите предельной реалистичности – вот «Торпедоносцы» 1983 или «Иди и смотри» 1985. Хотите евангельского подтекста и исследования предательства – приготовьтесь к «Восхождению» 1976 или к «Проверкам на дорогах» 1985.

Другой вопрос, а готов ли зритель к новому кино? Способен ли он принять новые правила рисковой игры? Вполне возможно, что ответ будет дан после фильма «Красный призрак», который ступает на неизведанную для России территорию вестернов да еще и лихо закручивает военную тему, не боясь показаться пошлым.

Кадр из фильма «Красный призрак».

Зима сорок первого. Партизанский отряд, вырвавшись из Вяземского котла, отступает через заснеженный лес. Солдаты здесь – как на подбор, словно герои из фильмов Серджио Леоне. Одноглазый, немой Константин (Константин Симонов), Дед с кудрявой бородой (Виктор Гостюхин), осипший дезертир Замороженный (Юрий Борисов), строгий Лейтенант (Вячеслав Шихалеев), болтливый Морячок (Павел Абраменков) и беременная Вера (Полина Чернышова). Наткнувшись на заброшенную деревню, они решают ненадолго остановиться в первом попавшемся доме, пополнить силы. Как назло, в эту же деревню выдвигаются войска СС: они ищут таинственного, полумифического снайпера – Красного призрака, который возникает из ниоткуда и хладнокровно расстреливает ничего не подозревающих немцев.

Катализатором действия предсказуемо становится беременная женщина. Оставив ее в доме вместе с глуповатым Морячком, который втихушку смоется на поиски самогонки, партизаны теперь планируют, как будут вытаскивать Веру, попавшую в немецкие руки. Медлить нельзя, но идей, как безболезненно пробраться к дому, не возникает. Тут-то и появляется Красный призрак, точно из игры Medal of Honor, раскидывающий гранаты направо и налево, метко стреляющий из двух винтовок и уворачивающийся от вражеских пуль.

Кадр из фильма «Красный призрак».

Ассоциации возникают не только с «Бесславными ублюдками» Тарантино (уж больно похожие немцы получились в нашей картине), но прежде всего – с «Омерзительной восьмеркой», зимним вестерном того же голливудского новатора. «Красный призрак» стремится следовать канонам жанра, но, как бы парадоксально это ни звучало, жанровости ленте так и не хватило. Режиссер Андрей Богатырев хоть и честно заимствует классическую модель из американского кинематографа, придуманную еще Говардом Хоуксом в вестерне «Рио Браво» 1958, но делает это бездумно, не наполняя фильм авторской самостоятельностью. Да, выбранная тема прекрасно демонстрирует, что такой вестерн может прижиться и на нашей почве, но Андрей Богатырев будто не озабочен своей работой: он разрывается между откровенной тарантиновщиной и четкой стилистикой вестерна, в результате чего упускает из рук и то, и другое.

Кадр из фильма «Красный призрак».

Снята картина вроде бы безупречно, с увлекательным действием и харизматичными героями. Но тут же чувствуешь, как за пределами экшена образуется утомительная пустота и режущая глаз вторичность. А главное – эстетизация насилия, которую так любит Тарантино, никак не вяжется с болезненным и сложным мифом о Великой Отечественной войне. Наверное, выбран неподходящий тон – слишком много глумления и тупости.

Кадр из фильма «Красный призрак».

Даже несмотря на то, что безумство контрастирует с серьезностью (Красный призрак – это образ Неизвестного солдата), в ленте не получается создать правильного общего баланса. Тарантино, на которого равняется Богатырев, мастерски играет со временем и историей, жонглируя в одной руке и насилием, и смыслами, и временем. А в «Красном призраке» же режиссер лишь неумело обращается со священными реликвиями, которые рискует уронить и разбить.

И здесь мы возвращаемся к заданному вопросу – готов ли зритель к новому кино о Великой Отечественной войне? Ответ: однозначно да. «Красный призрак» – это маленький шаг в направлении нового кино, неуверенный, безрассудный, но принципиальный. Тем интереснее выглядит незаметная деталь в фильме, которую Богатырев, возможно, поместил в него бессознательно. Одного из героев в ленте играет Виктор Гостюхин – известный актер, который свою главную роль исполнил в выдающейся картине «Восхождение» Ларисы Шепитько 1976 года. «Красный призрак» повторяет некоторые сцены из «Восхождения» и в целом словно обращается к нему через героя Гостюхина, устанавливая прочную, поколенческую связь. Он как бы говорит: да, было такое кино, но я буду другим и даже дерзну по-дружески посмеяться над классикой.

Владимир Гостюхин. Кадр из фильма «Красный призрак».

Ну что ж, пусть так, если хватает духа для смеха.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии