Главный экспортер русского кино Андрей Звягинцев расшифровал «Левиафан». Очень зря

Лучше бы пил. И курил.
Но нет.
Видимо, зияющую дыру недопонимания не смогли залатать десятки интервью, которые Андрей Звягинцев раздал после выхода «Левиафана». Разжевать затею толком не удалось. Да, фильм предсказуемо оценили на Западе, режиссер широко улыбался в Каннах и на «Золотом глобусе», когда получал статуэтки. Ликовали его фанаты.
Только этого мало, как писал отец любимого режиссера Звягинцева.

Очевидно, до сих пор режиссер сильно переживает по поводу того, что его «Левиафана» в России воспринимают как пошлый и манипулятивный лубок, слепленный старательно и искусно, но из дерьма и шаблонов.
Иначе никак нельзя объяснить, зачем Андрей Звягинцев ТРИДЦАТЬ ЧАСОВ декодировал свой шедевр для специальной книги «Левиафан. Разбор по косточкам» (выходит в издательстве «Альпина»).

Во-первых, сложно представить Пушкина, который сидит с Ксенофонтом Полевым и толкует: «И в Летний сад гулять водил. Почему в Летний? Понял? Ну подумай. Ну! Летний… Нет, не понял? Окей, смотри. Тут, знаешь ли, румяный критик мой, отсылка к древнеримской мифологии, ведь в Летнем выставлены…»

Во-вторых, создатели новой книги оказали медвежью услугу режиссеру. И не только тем, что отняли 30 часов его жизни. Но и тем, что на практике доказали: стандартную, звенящую пошлость Звягинцев в своих фильмах выводит на новый, космический (как Рогозин), почти недосягаемый уровень. Жрущие и жирующие чиновники не просто жрут и жируют, а делают это на фоне «Тайной вечери». Ничего себе!
Во время диалога героев в стекле на втором плане отражается портрет Ленина, затем он сменяется портретом Вдовиченкова, который встал на отмеченной скотчем точке, чтобы попасть в кадр. Каково?!

Вот это глубина.
Вместо медведя и балалайки – памятник Ленину.
Вместо матрешки – Леонардо да Винчи.
Ну водку пока нечем заменить.
Да и надо ли?
Она классно заливается в горло Серебрякова (главный мем фильма, кстати).

Вот это уровень. И чувства киноязыка. И чувства кадра. И чувства русского человека. И чувства жизнеподобия.
Вот это НАСТОЯЩЕЕ кино.

Из буктрейлера новой книги становится понятно, что пересмотревший Тарковского режиссер просто-напросто культивирует и фанатично вытачивает форму, как любил «учитель», но при этом игнорирует содержание картины. Может, времени не хватает. Может, мастерства. Может, желания. Характер и дух угнетаемого маховиком власти русского человека, которого никто так и не нашел в «Левиафане» (не считать же таковым алкаша-куколда в исполнении Серебрякова), он лепит попутно, если остается время после часового выставления кадра с бликами Ленина, которого по иронии судьбы в стекле толком и не видно.

Пока вы смеетесь над пошлым Сариком Андреасяном, поехавшим Никитой Михалковым и денежным принтером Фонда кино, другие такие же сарики андреасяны кормят публику отходами на заднем, оппозиционном дворе. Называя комбикорм авторским, потому что перед корытом стоит репродукция Леонардо Да Винчи.

«Фильм защищает личность как таковую ОТ ТОГО УЖАСА, в котором мы пребываем. Обвинения в том, что такого не бывает, для меня просто поразительны!», – вопиет режиссер. И пафосно продолжает: «Вот в чем одна из интенций этого фильма – в отстаивании человеческого достоинства!»

Можно ли считать фильм признанным провалом, если режиссер берется 30 часов толковать его суть зрителю?
А вот если речь про анекдот, то обычно да.

Очень сложно объяснить Звягинцеву, почему про русского человека снимать кино у него не получается. Про тоску («Возвращение»), природу («Изгнание»), бытовые и мелкие гадости жизни («Елена»), патологические страхи и эго («Нелюбовь») – запросто.
Но русского человека за всем этим фасадом и калейдоскопом красивых открыток со скелетами китов все еще нет.

Нет в этих фильмах русской души. Не будут они бессмертными, как советская классика, созданная во времена господства страшного красного Арканара. Сквозь бесконечные длинноты и действенное бездействие Тарковского человеческое нутро проступало, как мироточение. Русскими были Кайдановский, Гринько, Янковский, Терехова, Солоницын и все остальные, кто вложил в образы душу. Советскими русскими, то есть бесконечно преданными и верными родной земле, в отличие от канадца Серебрякова.

В картинах Звягинцева нет попытки разобраться в сложно устроенной, мозаичной психологии русского человека, где парадоксально соседствуют и ненависть к власти, и покрывательство местного царька, и неприязнь к богеме, и жажда наблюдать за звездами по телевизору, и непокорность, и смирение, и вспыльчивость, и бесконечное умение ждать, и ограничение себя в прихотях, и пристрастие к алкоголю.
Клубок этих противоречий не сводится к тому, что власть кует из русского человека раба и ПОЭТОМУ он несвободен. Русский народ сам кого угодно согнуть в бараний рог сможет. При желании или необходимости.

Но вот когда это желание возникает, что его провоцирует, а что никогда не разбудит?
Разве не это интересно понять?
Видимо, нет.
Андрей Звягинцев и так все знает про русских, чего тут разбираться: малодушные (Александр из «Изгнания»), алчные, мстительные и жадные (Елена из «Елены»), завистливые и предающие (Роберт из «Изгнания», Селезнев и Лилия из «Левиафана»), меркантильные и эгоистичные (Борис и Женя из «Нелюбви»), вечно пьющие, ноющие, безвольные и кармически несчастные (Николай из «Левиафана»).

Прорыва в новом русском кино ждать не стоит, пока бесконечные «ученики Сокурова» с «учениками Тарковского», как дети лейтенанта Шмидта, правят бал в русском кино, продолжая штамповать про глубинный народ фильмы, придуманные в «Кофемании».

Автор Егор Шилов

Изображения: скриншоты трейлера к книге, опубликованного на youtube-канале издания Meduza, внесенного Министерством юстиции Российской Федерации в список иностранных агентов

Рейтинг статьи
4.3 40 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
17 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Денис
Денис
4 дней назад

Очень правильная статья. Левиафан красивый фильм, это правда. Но лживый во всем. Что за герой у которого жена и власть и мир и друг предатели? Обычный алкоголик. Мораль фильма: Только водка тебя не предаст. А это извините трэш. Зачем трэшу рядиться в правду?

.Юрий
.Юрий
5 дней назад

да красиво вроде как цельно..но Андрюша людей совсем не любит..и потому ничего неостаётся.. после.только…его мрачное лицо в оках…сросшееся с лицом..Серебрякова…и скелетом кита…но это уже третья часть фильма -Нечто-

Ирина
Ирина
6 дней назад

…… «Русский народ сам кого угодно согнуть в бараний рог сможет. При желании или необходимости.» Когда же прийдёт к нему это желание, когда же наступит необходимость?

GregoVi
GregoVi
6 дней назад

Очередная заказа, порочащая настоящего мастера! Звягинцев как никто другой продолжает традиции авторского кино. Тонкий психологический подход, откровенность сродни откровению, бьющая точно в цель восприятия человека, не отравленного пропагандистским киселём. Каждый фильм Звягинцева про человека, про отношения личные, социально-бытовые, про вечные ценности, что в современном мире смешиваются с грязью и обесцениваются. Картины Звягинцева — воплощенная боль за судьбу человека, боль, что тревожит настоящего художника и требует поделиться своими мыслями, переживаниями с людьми, в надежде найти умных, внимательных, думающих зрителей.

Елена
Елена
6 дней назад

Это вы о фильме «Елена» сказали «мелкие гадости»? Это там-то жадность и алчность? Какое поверхностное восприятие! Вы не знаете психологию людей, не знаете реалий жизни. А Звягинцев снимает очень глубокие фильмы, обнажая общечеловеческие проблемы.

Юлья
Юлья
6 дней назад

Фильм смотрела давно, 6 лет назад, тогда, на фоне суетливых кинокартин с мельтяшащей столичной жизнью, выглядел весьма достойным тихим неторопливым кино, где соблюдено единство места, времени и сюжета, что приближает к восприятию его как реальности. Что касается деталей, не помню, надо пересмотреть, конечно фильмы сейчас готовятся приближенные к фаст фуду, чем к неторопливой авторской высокой кухне, где играет и переливается оттенками вкуса каждая деталь.

Иван дурак
Иван дурак
6 дней назад

Автору стоило бы по лучше узнать простых людей. Тех что большинство. Это вам не ваша сытая редакция. Буковки из пальца сосать. Вот бы дело случая вам бы выпал побывать среди простых людей, Левиафан показался бы вам цветочками. Жадность, корысть, ненависть, алочность и т д. из этого и состоит народ. И это понятно почему, Когда на грани, быть добрыми, отзывчивыми увы у людей не получается А более совестные спиваются.

Елена
Елена
6 дней назад

Глупо думать что психология русских сильно отличается от других национальностей.

Михалыч
Михалыч
6 дней назад

Полностью согласен с автором! Левиафан произвёл на меня гнетущее впечатление — какая то депрессивная, искусственная конструкция. И если комментатор «Сергей» считает, что это неудобоваримая правда — это конечно его мнение. По мне так, если в фильме и есть правда, то только как плохо переваренная.

Сергей
Сергей
7 дней назад

Никому не хочется знать правду о себе, особенно, если она неприглядна. В этом и особенность пророков, которых гнали во все времена фарисей наподобие автора статьи.

Андрей
Андрей
7 дней назад

Да, холодные, отчужденные и поэтому пустые фильмы у Звягинцева, хорошие актеры и операторская работа еще делают продукт удобоваримым, но не более того. «Нелюбовь» еще хуже…

Валерия
Валерия
7 дней назад

Отлично! Лучший абзац: «… сложно устроенной, мозаичной психологии русского человека, где парадоксально соседствуют и т. д.»
Да! Сложно-составная душа, как Византийская мозаика, вблизи просто кусочки стекла разного цвета, а издали — божественная картина!

Да. Картины искусные и бездушные.
До сих пор помню сцену — цитату из Тарковского с рекой, но только она обессмысслена.

Но, если нет любви, то и взять её неоткуда . И к режиссерам это ведь тоже относится…

Последний раз редактировалось 7 дней назад Валерия ем