О людях и баррикадах. Как мы выбираем свою сторону

3 месяца назад

А давайте начистоту и без пропаганды попробуем разобраться в чисто человеческой составляющей, по которой мы выбираем сторону конфликта.

Фото: EPA/Valentina Svistunova

Мы поддерживаем ту или иную сторону не потому, что она права или справедлива. Мы поддерживаем ее потому, что она наша. Потому, что она нам нравится. Потому, что мы разделяем ее ценности. Но самое главное – потому, что там наши люди, наши связи, наши друзья. У кого-то они тут, у кого-то – там. Так сложилось.

Правда, вселенская справедливость, Бог с нами – это все, мне кажется, для того, чтобы раскрасить свою позицию в белый цвет, добавить ей больше чистоты, больше света. Дополнительно убедить себя, что ты встал с правильной стороны баррикад. Что в этом плохого? Да совершенно ничего, на самом деле. Это работает. Но сейчас хочется поговорить честно.

Война – не футбольный матч, где можно усесться перед телевизором, подумать, почесать жопу, открыть пивка да выбрать команду, за которую болеешь. Тут все, мягко скажем, сложнее.

Недавно наши добрые и честные гуманисты, которые за мир, запустили сайт с прекрасным названием «Люди – не люди». Там две колонки, в одной «люди» – это те, кто осудил войну, выступил за мир, пожелал победе Украине и так далее. А есть «не люди» – те, кто поддержал Путина, выступил в поддержку Донбасса или вообще отказался от заявлений.

Справедливости ради, делать сайты со списком «предателей», как недавно придумали патриоты, тоже отстой. Впрочем, появилось это не у нас – вон, «Миротворец» с кнопочкой «добавить в рабы» до сих пор работает.

Но вот – «люди» и «не люди» теперь.

Вот чтобы быть «человеком», по их версии, мне, например, надо было резко осудить «спецоперацию», повесить на аватарку украинский флаг и пожелать всяческих побед украинской армии.

И предать моих друзей в России и на Донбассе. Не только предать их интересы, их ценности, их веру, а предать как таковых, физически. Потому что если победит украинская армия – их, возможно, убьют.

По этому поводу недавно хорошо написал Евгений Норин:

Для меня кричать про славу державы У. неприемлемо не то чтоб по политическим, философским и т.п. причинам (это все важно, но не вызывает такого острого и непосредственного эмоционального отклика), а просто потому, что держава У. все это время пыталась и сейчас пытается убить Максима, Рината, Дениса, Артема, Андрея, Ксению и Людмилу Алексеевну. А К. — она уже убила. И если она сейчас выиграет, кто-то из этих людей лишится дома, кто-то свободы, кто-то жизни. И тут доводы той стороны очень интересуют, но не очень волнуют.

И выбор стороны заключается в простом: быть за своих. Не предавать своих. Помогать своим. Может, кто-то скажет, что в этом и есть человечность и совесть, может быть. Просто не хочется оперировать этими понятиями, слишком они стали размыты и постоянно применяются ни к делу.

Вообще, для меня демагогией выглядит приклеивание понятия «совести» к гражданской позиции, особенно, в либеральном исполнении. Это и есть то самое белое пальто, яркая наклейка, значок на холодильнике – мол, смотрите, мы-то за совесть и правду, а значит, наша позиция единственно правильная.

Абстрактные понятия правды и совести имеет смысл прилагать в плане отношения к самой ситуации. Сама ситуация – да, ну конечно, это жесть и ад, война – это очень плохо, как иначе-то может нормальный человек к этому относиться.

Но выбор конкретной стороны не имеет с этими понятиями ничего общего, если, конечно, речь не идет о пропаганде – там да, там и с нами Бог, и надо жить не по лжи, и все такое.

Я не считаю свою позицию в поддержку Донбасса единственно правильной в принципе. Я считаю ее правильной для себя, потому что она моя. Точно так же эта позиция будет совершенно и абсолютно, биологически неприемлема для условного Тараса из Жмеринки. Но я не знаю Тараса из Жмеринки, а людей Донбасса знаю, и они мне в тысячи раз ближе. Сорян, Тарас.

Потому что там мои друзья, мои соотечественники, там говорят на моем языке. А вооруженные люди с той стороны хотят убивать моих друзей и соотечественников, которые говорят на моем языке. А нахрена мне поддерживать сторону, которая хочет «убивать русню» и вполне себе радостно убивала ее восемь лет? Где логика, где смысл? Алло, я русня, привет.

Мы выбираем позицию, потому что она наша. Потому что на этой стороне наши люди, наши друзья, конкретные люди, по именам, которых могут убить.

По-хорошему, если действительно отталкиваться от понятий совести, правды, Бога – надо максимально абстрагироваться от всего, встать выше схватки, умчаться на ржавом драндулете куда-нибудь в захолустную деревню под Нижневартовском, жить в тайге, сидеть на пне, есть птиц, кричать на камень и молчать, молчать, молчать.

Извините, но уже месяц как совесть накрылась белым пальто, наелась и спит.

Правда помахала нам ручкой, сказала «до свидания» и умчалась под Нижневартовск.

Перед Богом мы все в крови.

Нравится, не нравится, придется это принять.

Все только начинается.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ