Как Лукашенко победил Кремль, или Союзное государство на службе «Единой России»

Ну вот и все: разговоры о «глубинной интеграции» и Союзном государстве можно прекращать. То есть это можно было делать уже после протестов, ставших реакцией на «триумфальную» победу Александра Лукашенко на выборах президента Белоруссии (ибо присоединять/поглощать столь протестный регион – себе дороже), но вот теперь – уже с чистой совестью. Кристально чистой.

Фото: kremlin.ru

По словам Владимира Путина, они с Александром Лукашенко тему политической интеграции даже не обсуждали, потому что «сначала нужно создать экономических базис, экономическую основу, фундамент для того, чтобы двигаться дальше, в том числе и на политическом треке». Вроде бы этим все и сказано, тем не менее пресс-секретарь президента Дмитрий Песков счел нужным высказаться еще определеннее:

В настоящий момент о политической интеграции речи не идет. Она теоретически возможна, если это будет соответствовать интересам двух стран,

заявил он в интервью белорусскому телеканалу ОНТ, тем самым подтвердив нехитрую мысль о том, что на Союзном государстве Кремль поставил большой и жирный крест.

Но такой уж ли большой и, соответственно, жирный? Как-никак, 28 «дорожных карт» было согласовано…

Это очень серьезная реперная точка в развитии отношений Белоруссии и России. Реализация этих программ начнется уже с начала следующего года, и главные акценты их – это экономика и совместное безопасное развитие двух стран. Это, наверное, самый серьезный шаг со времен подписания Союзного Государства,

полагает политолог Алексей Мартынов, как бы намекая на то, что, как говорил первый и последний президент СССР, «процесс пошел», а чем он закончится – бог весть. Может, и политической интеграций – кто ж знает.

Например, политолог Марат Баширов считает*, что «стратегия создания Союзного государства РФ и РБ» выглядит как «мягкая интеграция по примеру ЕС». Соответственно, экономическую интеграцию вполне можно рассматривать как этап на пути к политической, «глубинной».

Но достаточно ли одного экономического базиса для политической интеграции?

Но, с другой стороны, это ведь отживший марксизм. Можно вспомнить российско-украинские отношения до 2014 года, где экономическая база доходила до уровня экономического симбиоза. Тем не менее политическая надстройка оказалась сильнее, а желание украинских властей идти в Европейский союз — весомее завязанной на Россию экономической базы,

оппонирует политический аналитик Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

И с его аргументом действительно сложно не согласиться.

Мало того: и сам Александр Григорьевич бежит от идеи Союзного государства (в смысле политической интеграции), как от чумы. Достаточно вспомнить его интервью «Эху Москвы» в самом конце 2019-го, когда тема Союзного государства была на своем пике как вариант транзита власти, в котором, интервью то есть, Лукашенко очень жестко ответил на все амбиции Кремля по «нежному аншлюсу». Впрочем, сии заявления можно и не упоминать – чего стоит только многовекторная политика «последнего диктатора Европы»! То он слал реверансы Западу, любезничая с Помпео и огрызаясь в сторону России, то клялся в братской любви последней, вещая об агрессии Запада.

Кто-то справедливо подметит, что после президентских выборов и жесткого подавления протестов сей многовекторной политике пришел конец.

Да, действительно, это так, но что изменилось в позиции Белоруссии касательно России?

Да ничего. Как верно замечает* политолог Илья Гращенков, «Лукашенко только за этот год менял свои взгляды на диаметральные несметное число раз. То россиян обвиняли в белмайдане, то наоборот, то “никакого объединения быть не может, все живут по своим квартирам”, то наоборот “хоть завтра”».

И такая манера легко прогнозируема.

Здесь нужно понимать, что Лукашенко не уйдет с поста «последнего диктатора Европы» даже под страхом смерти, ибо он настолько слился/сжился с неограниченной властью, что уже не представляет свою жизнь вне оной:

Я не знаю другого образа жизни. Хотелось бы бросить, если б я знал что-то другое. Я даже не представляю: я не президент, а что делать с утра? Вся моя сознательная жизнь с 38 лет — в этом,

– как чистосердечно признался он в интервью Дмитрию Гордону в августе прошлого года.

И надо отдать должное его несгибаемой воле: это противостояние с Кремлем Лукашенко выиграл. И да, именно вот эта самая «экономическая интеграция» является свидетельством его победы.

Говорите, на последней встрече согласовали 28 «дорожных карт»?

Так они на конец 2019 года, по словам Максима Орешкина, который тогда был министром экономического развития, были уже согласованы: Орешкин уточнял, что несогласованными оставались лишь 3 «дорожных карты» из 31. Ну самые важные, касательно единой валюты и, собственно, политической интеграции. Так что ни к чему принципиально новому главы государств 9 сентября не пришли. Ну кроме того, что Кремль отказался от своих геополитических претензий.

Что же перепало Лукашенко?

Напомню, что по итогам встречи Белоруссия получит новый кредит на сумму 630-640 млн долларов, а также дешевый газ, цена на который в 2022 году сохранится на уровне 2021 года и даже не будет индексироваться на уровень инфляции. То есть в следующем году Лукашенко будет получать российский газ по цене 128,5 долларов за 1 тысячу куб. м. И это при том, что экспортная цена Газпрома – как минимум – в два раза выше. А если к этому прибавить просто взрывной рост цен в Европе (уже за 800 долларов за 1 тысячу куб. м.), то начинаешь понимать, какой подарок сделала Россия Белоруссии.

Но не стоит думать, что это все. Как стало известно на днях, Белоруссия закупит у России вооружения на 1 млрд долларов. Здесь интересны два момента. Первый Гращенков назвал «круговоротом миллиарда в природе»:

Сегодня Лукашенко заявил, что Белоруссия закупит российское вооружение на 1 млрд долларов. Месяц назад Лукашенко попросил у президента Путина выдать республике кредит на 1 млрд долларов. С утра картошку закопали, а вечером – выкопали. Такой вот нехитрый бизнес,

– с долей иронии (но куда уж здесь без нее) прокомментировал* сию новость политолог.

На второй указывает «Независимая газета»:

В Белоруссию будут отправлены зенитные ракетные комплексы С-400 «Триумф». Напомним, что Турции подобная покупка обошлась в 2,5 млрд долларов.

Если это действительно так, то неплохая экономия получается, больше чем в два раза!

А тут еще и совместные военные учения подоспели: явный сигнал Западу, что если что, то Россия «младшего брата» в беде не бросит (российские власти могут только рядовых граждан бросать, а когда дело касается таких фигур, как Александр Григорьевич, включивший чуть ли не на полную катушку машину репрессий, только чтобы остаться у власти, – здесь мы будет стоять горой!).

В общем, гешефты от встречи Лукашенко получил солидные. По сути, ни за что. И дальше будет еще чище, поскольку без помощи России экономика Белоруссии обвалится на раз-два-три.

А что получила Россия?

А вот это очень хороший вопрос, потому что явных барышей от встречи не просматривается. Но, тем не менее, они есть.

Во-первых, реанимирование проекта «Союзное государство», о котором столько было разговоров. И чем все закончилось? Де-факто, полным провалом. Имиджевые потери для внешнеполитического направления (кстати, всегда являющего сильной стороной Владимира Владимировича) – налицо. Как их замаскировать? Как обычно: представить поражение победой. Вот для этого и нужна «экономическая интеграция». Звучит красиво, весомо, а на деле является отказом Кремля от всех политических претензий. Имидж вроде как и восстановлен. И это пусть маленький, но все же вклад в пиар-кампанию «Единой России» как партии президента.

Путину чрезвычайно важно к выборам преподнести подарок своим избирателям. А наши избиратели любят геополитические подарки,

отмечает независимый политолог Дмитрий Орешкин.

Во-вторых, это очень четкий и внятный сигнал как зарубежным партнерам, так и российским элитам. Сигнал – к чему готовиться.

Ведь если мы поддерживаем Александра Григорьевича, то разделяем его политику как в смысле противопоставления Белоруссии Западу, так и в отношении того, как там дела обстоят с нейтрализацией протестных настроений.

Да что там разделяем! Касательно последнего – активно перенимаем опыт белорусского коллеги (вспомним жесткие разгоны протестных акций в поддержку Навального, атаку на СМИ, работу по искоренению в стране всякого инакомыслия) на свою, родную почву. И, следовательно, это сигнал о том, что Россия и в дальнейшем пойдет по пути «белоруссизации». Только в отличие от РБ нам некому будет помогать в сложной ситуации, но, надо думать, власти предполагают, что «закручиванием гаек» они как раз и минуют возможную сложную ситуацию, которая непременно возникнет, когда транзит власти, начатый Владимиром Владимировичем в начале 20-го (а именно тогда стало совершенно ясно, что сценарий с Союзным государством не подойдет для транзита), перейдет в активную фазу. Будем считать, что им там, в Кремле, с их «Единой Россией» виднее.

Хотя, отчего-то думается, реальность не оправдает ожиданий кремлевских стратегов. Потому что в данной конъюнктуре, которая на сегодняшний день сложилась в России, выйти из транзита без потрясений – это что-то из области фантастики. А последняя, как мы знаем из определения жанра, с настоящим моментом бьется не так чтобы очень.

Хотя, с другой стороны, а почему бы не попробовать? Средства-то налогоплательщиков…

*Источник: Телеграм

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии