Почему Франция недостижима, а Северная Корея близко, или Коротко о сути нынешней кампании в Госдуму

Нужны ли Северной Корее выборы? Ну разумеется нет: определение «демократический» в аббревиатуре КНДР носит исключительно номинальный характер. Как Ким Чен Ын скажет – так и будет. Поэтому «северокорейский результат» на любых выборах давно уже стал притчей во языцех: все прекрасно понимают, что никого народного мнения он не отражает, являясь, по сути, не более чем видимостью той социально-политической реальности, сконструированной в умах представителей правящей верхушки, которую власть пытается проецировать на действительность, надо полагать (тут не стоит недооценивать пропагандистскую машину, очень качественно промывающую мозги северокорейцев), сильно с ней диссонирующую. И в этом смысле КНДР является идеалом того политического устройства, к которому, как показывает идущая думская кампания, стремится и Россия.

Ким Чен Ын. Фото: STR/AFP via Getty Images

И нет, это не преувеличение, как бы горько это ни звучало. Судите сами, выборы еще не состоялись, а мы уже – с высокой степенью вероятности – знаем, что партия президента получит конституционное большинство. Некоторые политологи, правда, допускают, что такого может и не случиться и единороссы удовлетворятся технических большинством, но в преддверии транзита власти такая гипотеза вызывает огромные сомнения. С точки зрения логики, оставить парламент неподконтрольным (пусть даже частично, ибо все понимают, что если единороссам не хватит голосов, то та же ЛДПР тут же поспешит на помощь) – слишком рискованно: в транзитный период любая буря в стакане может превратиться во всамделишнюю, разорвав стакан изнутри, наподобие бомбы. И последствия – для системы, понятное дело – могут быть самыми неожиданными и плачевными. И в администрации президента это понимают прекрасно, если судить по той активности в плане завинчивания гаек, что была развернута в последние полтора года, апогеем которой и станут выборы в Госдуму, практически полностью лишенные своего значения: ибо, повторюсь, какие это выборы, если мы еще до начала кампании уже знали, какая из партий перевалит за триста мандатов, чего в принципе выйти не должно было бы никоим образом. Ну сами подумайте, как «Единая Россия» может взять конституционное большинство с электоральным рейтингом в 28,3%, по версии провластного ВЦИОМ (а что вы хотели после пенсионной реформы?)?! Как совершенно справедливо отмечает политолог Борис Кагарлицкий в своем телеграм-канале, «к несчастью для правящего режима, решить эту задачу практически невозможно».

Когда фальсификация составляет от 5 до 15 процентов, она вполне может определить исход выборов, но её можно хоть как-то закамуфлировать или хотя бы скрыть её масштабы. Но в нынешней ситуации для достижения целей, поставленных президентской администрацией, процент голосов, которые получает «Единая Россия», нужно увеличить как минимум вдвое по сравнению с реальным уровнем поддержки. Скрыть подтасовку такого масштаба практически невозможно,

– поясняет он.

А разве кто-то пытается? В том-то и дело, что нет. А зачем?

Напомню статистику прошлых выборов, когда из десятков тысяч жалоб наблюдателей в итоге было заведено всего 120 уголовных дел, из которых половину в итоге закрыли. Из оставшихся 60 лишь по 10 делам были сделаны замечания или вынесены денежные штрафы, остальные дела закрыли,

– сетует президент Европейской ассоциации политконсультантов (ЕАПК) Игорь Минтусов.

Тогда в чем вообще смысл выборов?

Ну, во-первых, в наличие самого их института. Все-таки, как ни крути, Россия не так уж далека от Европы и, хочешь не хочешь, а определенным нормам следовать должна. Надо полагать, что ярлык «автократии» (тем паче «диктатуры») очков России, точнее, Кремлю на международной арене не прибавит. Так что пусть у нас уже чуть ли не за любую критику власти можно получить «почетный» статус иноагента, а то и просто загреметь за решетку (для этого часто достаточно пары пикетов), но формально власть должна базироваться на принципах демократии. И выборы – это яркое доказательство того, что Кремль делает вид, будто исходит именно из этого принципа.

Во-вторых, смысл грядущих выборов не в том, чтобы выбрать парламент, но в том, чтобы легитимировать пресловутое конституционное большинство партии власти. Как любит повторять президент, все должно быть в рамках закона – у нас же правовое государство, как-никак!

И тут начинается самое интересное: как Кремль это реализует. Про административный ресурс, запущенный на полную мощность, и «пеньковое голосование», которое, по сути, узаконивает фальсификации, – даже говорить не буду: и так все ясно. А вот про выплаты пенсионерам и военным возникает вопрос: неужели кремлевские политтехнологи думали, что от этого шага рейтинги «Единой России» взлетят в заоблачные дали?

Если да, то их прогноз не оправдался: три процента успехом назвать сложно. Но почему-то не думается, что на это и рассчитывали (все-таки там сидят далеко не дураки).

Тогда – зачем?

Единственный более или менее убедительный ответ состоит в том, что рейтинг ЕР опустился до уровня, при котором фальсификация неминуемо станет очевидной для всех, включая даже сторонников Путина. Добавить бюллетеней в урны и подкрутить цифры электронного голосования, конечно, будет не трудно, но надо же хоть как-то «продать» эти результаты населению. И власть пытается сделать вид, будто она купила голоса, а не украла их,

– отвечает Кагарлицкий.

Но вот сумма-то уж больно мизерная: ну что по нынешним временам 10 тысяч? Чтобы купить голоса, надо было раздавать хотя бы по 20-25 тысяч наших деревянных с обещанием, что если «Единая Россия» возьмет две трети мандатов, то такие выплаты будут постоянными. И не только для пенсионеров и военных, которых оценили выше первых аж на 5 тысяч (итого 15). Тогда бы – да, народ в большинстве своем проголосовал (когда не знаешь, чем накормить ребенка, – тут не до идеологий), а так – серьезно рассчитывать на что-либо не приходится.

Но суть в том, что этого и не требуется: важны не симпатии электората – важна видимость, дабы через оную впоследствии объяснить очередной триумф «Единой России». Поэтому, если говорить по существу, то речь о подкупе не идет. А если подкуп хоть как-то подразумевался (просто представим – не более того), то остается только покачать головой: как же низко власть ценит голоса россиян. Или даже наоборот очень высоко, учитывая, что в случае смерти гражданина, наступившей вследствие поствакцинального осложнения, родственники имеют право на единовременную выплату в размере 30 тысяч рублей?! Но любому здравомыслящему человеку понятно, что оценки эти, если они присутствуют, конечно, очень занижены. А кто сказал, что власть действительно решила раскошелиться на своих сограждан? Да и зачем, когда можно обойтись более дешевым методом – просто создать картинку. Ведь реальных голосов не требуется. Точнее, они требуются, но бюджетники и верный подсчет голосов свое дело сделают на пять с плюсом.

Фото: «Единая Россия», Томск

Однако полностью это проблему не решает: далеко не все поверят в то, что, получив несколько тысяч, пенсионеры и военные, а с ними и люди семейные (напомним, что детские выплаты были в августе) дружно проголосуют за единороссов. Кто-то обязательно начнет возмущаться. Строчить что-нибудь критическое в соцсетях. Кто-то выйдет на пикет, чтобы выразить свое возмущение. Может, даже и митинги будут. Но власть предусмотрела и это, уже заранее объявив протестную деятельность по поводу итогов выборов иностранным вмешательством.

Мы не будем никогда поддаваться на ультиматумы, на угрозы. Мы будем всегда действовать, исходя из коренных интересов нашего народа. Это касается и предстоящих выборов в Государственную думу, на результаты которых тоже хотят западные коллеги повлиять, пытаются уже сейчас заронить сомнения в их объективности, поставить под вопрос их итоги. Мы все это проходили и в предыдущих предвыборных избирательных кампаниях, но сейчас это проявляется, наверное, более обостренно,

– заявил министр иностранных дел РФ и по совместительству второе лицо партсписка «Единой России» Сергей Лавров.

В том же духе высказывались и секретарь Совбеза Николай Патрушев, и глава ЦИК Элла Памфилова.

Так что если что, силовикам дадут команду действовать жестко, не уступая своим белорусским коллегам…

Но, все же думается, второй «Болотной» не будет (какие протесты, когда четвертая волна коронавируса нахлынет, по прогнозу Дениса Проценко, он тоже, напомню, в партсписке «Единой России», на четвертой строчке). Слишком уж для простого россиянина незначительное это событие в сравнении с ежедневным выживанием (так, согласно опросу «Левада-центра»*, выборами интересуются только 2% граждан РФ). Ну что эта Госдума, которой не доверяет почти две трети наших соотечественников? Тьфу на нее! Ну получит «Единая Россия» конституционное большинство и – что? Небо рухнет?

Понятное дело, не рухнет, но какой простор для различных манипуляций для власти в такой среде. Вы только на секунду представьте, что было бы, если бы нечто подобное попытались провернуть во Франции (все помнят, что устроили французы, когда им пытались втюхать повышение пенсионного возраста?)? Но в России такого не будет, потому что здесь человек думает не о своих гражданских правах и конституционных свободах, но о том, как семью прокормить, коммуналку заплатить и проч. Не до выборов ему. Чем власть с успехом и пользуется, а точнее – намеренно создает такую ситуацию, чтоб даже 10-15 тысяч казались деньгами. Параллельно закручивая гайки, чтоб у граждан даже мыслей не было взбрыкнуть, ибо это будет уже означать нарушение закона, на что большинство не пойдет, даже если станет совсем невмоготу. Ведь даже в Северной Корее люди выживают. А до КНДР нам еще далеко. Но это – пока. Кто знает, что будет через год-два-три. Ну или десять. По крайней мере, географически Северная Корея от нас не так уж и далеко…

*Организация, признанная иноагентом

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии