Герман Садулаев: «Если украинцам удалось поразить склад, то надо признать это, а не выдумывать какие-то странные вещи про обломки»

4 дня назад

Волонтер СВО и писатель Герман Садулаев по заведенному порядку раз в несколько недель комментирует для «Ваших Новостей» главные изменения в ходе специальной военной операции и вообще новости, касающиеся военно-гражданского общества. Однако в этот раз мы застали его буквально с чемоданами в руках и не упустили возможности узнать, какие направления для путешествий выбирают большие авторы Земли русской. 

Герман Садулаев

Герман Садулаев / ВН

«ВН»: – Герман, что вы делали в Чите? 

– Я участвовал в работе Литературной мастерской Захара Прилепина. Провел там пару занятий с молодыми писателями. Литературная мастерская работает ежегодно, уже пятый год. Там всё время появляются новые лица. Выходят они оттуда более зрелыми, подготовленными. Там побывали и многие известные люди. Например, лауреат первой премии военной прозы и публицистики имени Владлена Татарского писатель, военкор Григорий Кубатьян тоже прошел через мастерскую. Так что это такая кузница кадров, будущей элиты в прозе, в военной журналистике. И я был ряд принять участие в этой работе. Она проходит каждый год в разных регионах. В этот раз она была в Чите. Там были и местные слушатели. 

Сама Чита мне очень понравилась. Я там был впервые. Это далеко – лететь шесть с половиной часов от Петербурга навстречу солнцу. Оказываешься фактически на другом конце страны. Город очень красивый. Природа красивая. 

Герман Садулаев

Герман Садулаев

«ВН»: – Как мы видим, в стране многие мероприятия проходят. В том числе и праздничные. Такие как «Алые паруса» – они недавно были. 

– Я думаю, что все мероприятия отменять не стоит. В этом году, например, проводится очередное авиашоу в Новосибирской области, на аэродроме в Мочище. Это ведь не просто авиашоу. Это большой патриотический праздник. Там выступают русские пилоты, авиагруппы. Там хорошая атмосфера любви к небу, любви к родине. Дети наверняка начинают испытывать энтузиазм и мечтать о том, чтобы стать летчиками. И это очень здорово, потому что летчики нам нужны и мечта о небе нужна. 

Многие мероприятия очень нужны для патриотического воспитания. Некоторые, наоборот, не стоило отменять. Как у нас 9 мая запрещают шествие «Бессмертного полка» то ли из-за ковида, то ли из-за чего-то еще. Не знаю, зачем это делается. Мне кажется, патриотические праздники нужно сохранять. Они поддерживают в обществе правильный дух, правильное настроение. 

Россия. Москва. Штурмовики Су-25 во время генеральной репетиции парада, посвященного 79-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Фото: Сергей Булкин/ТАСС

А что касается «Алых парусов», то здесь у меня очень сложное отношение. С одной стороны, я понимаю, что выпускникам нужен праздник. Для них это знаменательный день, они окончили школу и входят в новую жизнь. И прекрасно, что это будет отмечено таким зрелищным событием – заход парусника, концерт. Но с другой стороны, во время этого праздника, когда гулял весь город, а не только выпускники, меня не оставляла память о том, что в это же время на специальной военной операции погибают и получают ранения наши люди. 

Это я не к тому, что нужно было запретить «Алые паруса». Но забыть о том, что идет специальная военная операция, я не мог. И мне казалось, какая-то доля шизофрении в этом была. Что у нас идет СВО, а тут идут такие праздники. Не знаю, как решить эту дилемму. Почему шествие «Бессмертного полка» запретили, а «Алые паруса» нет. Надо было либо оба праздника запрещать, либо оба оставить. Не совсем понимаю я эту логику. 

Россия. Москва. Вид на мавзолей Ленина, закрытый праздничными декорациями к Параду Победы, 2020 г. Фото: Ирина Дмитриева/ТАСС

Может быть, решением было бы даже в такие праздники, как «Алые паруса», добавлять патриотический контент. Какое-то напоминание о том, что идет война, что наши герои сражаются на войне, что только благодаря им мы можем праздновать эти «Алые паруса» в тылу. Может быть, как-то стоило об этом напоминать. 

«ВН»: – Как вашими глазами сейчас обстоят дела на фронте? 

– Мы видим, что сейчас идет очень тяжелое, медленное наступление российский войск. На определенных местах у нас есть тактические успехи. Но в общем и целом – фронт сейчас встал, даже в Харьковской области. Небольшие продвижения есть в Донецкой области, небольшие продвижения в Запорожской области. Но в общем – идут тяжелые позиционные бои по всей линии фронта.

Россия. Боевая работа танка Т-80 БВМ первой гвардейской танковой армии группировки войск «Запад» на Купянском направлении в зоне специальной военной операции. Фото: Александр Река/ТАСС

Тактическими и очень непростыми передвижениями. Каких-то прорывов – выхода на оперативный простор, маневренной войны – до сих пор нет. И пока что нет никаких предпосылок, что в ближайшее будущее война изменится и от тяжелого позиционного противостояния перейдет в фазу маневренной войны. Ни с нашей, ни с украинской стороны наступление пока не предвидится. Продолжается при этом работа по тылам. Наши войска довольно успешно поражают цели в тылу Украины – заводы, склады. Недавно поразили аэродром, вывели из строя сразу несколько самолетов – это был довольно большой успех. Продолжают бить по объектам энергоструктуры Украины, и там уже начинаются проблемы с электричеством.

С другой стороны – Украина тоже очень активно бьет по нашим тылам. Это и удар по Севастополю, по пляжу, где пострадали мирные люди. Практически постоянно атакуют Новороссийск. У меня там живет сестра, она рассказывает, что атаки беспилотников, беспилотных катеров проходят постоянно. Их постоянно отражают, звучит тревога постоянно, взрывы. 

Противотанковые заграждения в районе Волчанска

К сожалению, долетают вражеские ракеты и беспилотники нам глубоко в тылы. В Воронежской области склад боеприпасов мы потеряли. Переодически где-то взрывают НПЗ. И мне не нравятся традиционные формулировки о том, что ПВО отработало и все цели сбиты, но «обломки упали на склад, и склад взорвался». Это глупость какая-то. Если беспилотник летел, чтобы взорвал склад, ПВО его сбило, но склад взорвался, то тогда в чем смысл работы ПВО? Склад хотели взорвать – и склад взорвали. Зачем тогда отчитываться, что все цели сбиты? Мы немножко, видимо, преувеличиваем эффективность работы нашей ПВО. И в этом мы немножко похожи на такую же украинскую пропаганду, которая тоже говорит о том, что «все ракеты сбиты, ничего у россиян не долетело до цели». А при этом аэродромы горят, заводы разрушены. Так не бывает… 

Это мы проследили по атаке на пляж. Сначала нам было сказано, что все цели сбиты и на пляж упали обломки, от которых пострадало 150 человек. Что же это за обломки такие? Потом только было сказано, что один из кассетных боеприпасов долетел и взорвался. И произвел эти жертвы среди мирного населения. Не могут обломки 150 человек ранить. Мне кажется, надо говорить правду. Не надо всё время лгать. Люди уже начинают не верить. Если попал какой-то БПЛА в НПЗ, то надо признать, что он попал. Если украинцам удалось поразить склад, то надо признать это, а не выдумывать какие-то странные вещи про обломки. 

Фото: ТГ Германа Садулаева

«ВН»: – Что изменилось в этом отношении с заменой Шойгу на Белоусова?

– В информационной политике пока что мы не видим принципиальных изменений. Пока остаются пропагандистские клише, что у нас всё хорошо и мы везде наступаем, убиваем нацистов, потерь не несем. Пока поворота к правде я не вижу. Но с другой стороны, я не вижу, чтобы было какое-то давление на военкоров, которые говорят правду. Был период, когда начиналось такое давление. А сейчас, насколько я знаю, оно прекратилось. Военкоры работают совершенно свободно. Министр обороны встречался с военкорами, выслушивал их в закрытом режиме, принимал к сведению информацию, брал что-то на карандаш. Какая-то обратная связь появилась. И это, я считаю, позитивный эффект. Потому что до этого министр обороны, насколько я знаю, с военкорами не встречался. А ведь с военкорами встречался сам президент. Новый министр провел такую встречу в числе первых своих дел. И это очень важный шаг. Важная часть нашей информационной политики. Хотя в информационной политике самого министерства обороны, повторю, каких-то революционных изменений мы пока не видим. 

Андрей Белоусов. Фото: Владимир Астапкович/POOL/ТАСС

«ВН»: –  А в остальных аспектах?

– Пока что опять же каких-то революционных изменений в снабжении и организации на линии фронта мы не отмечаем. Хотя говорят, что определенные позитивные изменения есть. Во всяком случае, можно донести о проблемах в снабжении. И эти проблемы наверняка уже как-то решаются. Стали больше времени и внимания уделять обучению новобранцев – новых добровольцев, новых контрактников. Это я знаю из первых рук. Ведутся работы по тому, чтобы наладить производство БПЛА в больших количествах. Но по щелчку этого не сделаешь. Даже если приняты уже все необходимые решения, это невозможно сделать за месяц или за два. Конечно, можно было бы уже разобраться с проблемой недостатка транспорта на передовой. Волонтеры, мы до сих пор собираем деньги на «буханки». Может, привлечь к этому дополнительные финансы. А может быть, это и делается, но плоды мы увидим не так сразу. Какие-то плоды видны, а какие-то могут начать проявляться позже. Не сказать чтобы я был в этом уверен, но я на это очень сильно надеюсь. 



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ