Будут ли талибы пить меньше водки? 

1 месяц назад

Я побывал в Афганистане через 2,5 месяца после захвата власти талибами. Впервые за последние десятки лет я спокойно проехал сквозь всю страну на маршрутке ночью, от приграничного городка Шерхан-Бандар до Кабула. Боевики на КПП не проявляли ко мне враждебности, досматривая лишь пассажиров такси.

Члены движения «Талибан», Афганистан. Фото: AFP 2021 / Noorullah Shirzada

Позже, общаясь с дипломатом из «Талибана»* в кабульском отеле «Серена», я отметил: «Эта гостиница когда-то была захвачена вашими людьми, и они перестреляли здесь всех иностранцев. Сейчас мы пьём чай, а всего полгода назад талибы охотились бы за мной: граждан других стран в Кабуле либо убивали, либо брали в заложники». Дипломат мило улыбнулся: «Как же хорошо, что с вами всё в порядке». Афганистан исчез с телеэкранов, и в мире забыли, как год назад из Кабула поспешно отступала армия США, а президент Ашраф Гани сбежал с чемоданами долларов. Афганцам предрекали тотальную смерть от голода, погружение в средневековье, плачевную судьбу женщин и утопление в крови всех слуг американцев. Тем не менее, уйдя из новостей, Афганистан по-прежнему существует неясно как. Без денег, еды и работы. Но вы не поверите – там курс доллара такой же, как и год назад.

Талибов боялись понятно почему. Захватив в 1996 году Кабул, они устроили резню, повесив экс-лидера республики Наджибуллу (того самого, кого при СССР звали «товарищ Наджиб») и перебив тысячи сотрудников нелюбезной им власти «Северного альянса».

Публичные казни, отрубание рук за воровство, побивание камнями неверных жён и прочие дивные прелести стали нормой тогдашней афганской жизни. Во время второго пришествия талибов от них (что весьма логично) ждали аналогичного кровавого поведения. Однако боевики всех удивили, решив поизображать из себя няшек. Нет, в «Талибане» до сих пор состоят откровенные фанатики, просто дураков среди них стало чуточку меньше. Прошлая политика привела к тому, что коалиция НАТО выгнала в горы сборище заросших бородами мулл, едва те отказались выдать Усаму бен Ладена «согласно законам гостеприимства». А талибам, знаете ли, больше уже не хочется двадцать лет по горам в шлёпанцах бегать и из ржавых автоматов в американские вертолёты стрелять.

Боевики Талибана на задней части автомобиля в Кабуле, Афганистан. Фото: EPA

Воцарившись в Кабуле, талибы повели себя, словно принцессы в диснеевском мультфильме. Они никого не резали, разрешили женщинам (по желанию) ходить с открытыми лицами и обещали включить в правительство таджиков и узбеков. Я ехал на такси, водитель врубал поп-музыку и гордо сообщал мне: это не запрещено. Талибам откровенно хотелось всем нравиться. Они говорили: «Мы согласны дружить и с Россией, чьих гражданских лётчиков ранее держали в заложниках, и с Китаем, и даже с США – забудем прошлое, помиримся». Охреневший мир смотрел на них и не мог понять, что происходит. Каким образом химически чистое зло превратилось в плюшевую игрушку? Ответ прост. За 20 лет самые яростные фанатики либо умерли (как глава движения мулла Омар), либо были убиты в боях. На смену пришли нудные прагматики, понимающие, что без международной помощи Афганистану мало не покажется. Собственно, Запад на это и рассчитывал. Боевики, ничего не понимающие в управлении экономикой, голодной зимой благополучно начнут жрать друг друга, народ восстанет и учредит сладкую демократию.

И действительно, Афганистан ведь ничего не производит («Кока-колу» разве что, но сейчас завод закрыт), вся еда импортная, 80 % денег поступали из США. Тут остаётся только лечь и сдохнуть. Но талибы продемонстрировали, что выживать они умеют. В ноябре в Кабуле я менял деньги у уличных валютчиков – каждый день по новому курсу.

Сначала доллар США стоил 90 афгани, потом 93, 95, 100. В декабре он достиг предела – 125 афгани за 1 бакс. Талибы собрали главных валютчиков и сказали: «Курс должен быть честным, а не спекулятивным». Иначе появятся проблемы, включая обвинения в предательстве и шпионаже. На следующий день доллар стал валиться, и сейчас стоит те же 90 афгани. Видимо, американской валютой и верно спекулировали, раз сработало. Во всяком случае, «зелёный» из продажи не исчез. Отсутствие денег из США на жизнь афганцев повлияло, но не так сильно, как ожидалось. 90 % западной финансовой помощи моментально разворовывалось прежним правительством и полевыми командирами. Афганистан десятилетиями привык жить на грани голода, постоянно затягивая пояса.

Бойцы афганского движения сопротивления в провинции Панджшер (Афганистан). Фото: Ahmat Sahel Arman / AFP

Разумеется, лучше жизнь не стала. Средняя зарплата афганцев упала до 30 долларов в месяц. Уже в ноябре водитель такси жаловался мне, что его заработков хватает только на несколько лепёшек в день. Миллионы детей не едят досыта, как минимум половине жителей Афганистана не хватает еды для обычного ежедневного насыщения. США заблокировали казну республики у себя на счетах. Талибы тем не менее деньги находят. Они облагают налогом мелких ремесленников и челноков, возящих товары из Пакистана, и из этого платят (с сильными задержками) чиновникам, держат цены на хлеб. Ещё один доход – переводы от афганских гастарбайтеров (а их миллионы), работающих в Эмиратах, Пакистане и Иране. Их доллары тоже держат режим на плаву. Сами боевики не голодают, а для «Талибана» это главное. С народом же можно, как в советском анекдоте: 

– Папа, водка подорожала. Ты будешь меньше пить?

– Нет, сынок, ты будешь меньше есть. 

В афганском МИДе я встретил полно чиновников, оставшихся на своих местах, – талибам нужны специалисты, их запретили трогать. Кое-где в провинции боевики расправились с сотрудниками администраций, убив (по оценкам Amnesty International) человек 200, но по сравнению с массовыми казнями 1996 года – это капля в море. С женщинами талибы перестали миндальничать. Их обязали закрывать лицо при выходе на улицу. Ходить на базар без мужа афганским дамам можно, но с мягким намёком – «не рекомендуется». Женщин не оставили в полиции и органах управления, им можно быть лишь врачами (для женщин же) и учительницами. Студенты разных полов отныне обучаются раздельно. Пока талибы всё ещё надеются, что мир их признает, и открыто на афганок не наступают. Но то, что их ограничили в правах и лишили доступа к образованию, – это более чем очевидно.

Фото: turkey-sea.ru

Главное – режим талибов устоял и стал только крепче. Америка ничего не смогла с ним сделать: что отнимешь у тех, у кого ничего нет? Нищее государство спокойно существует без внешней поддержки, а народ испытывает осторожный оптимизм. Я говорил афганцам в Кабуле: «Жизнь стала хуже, еды меньше», но мне отвечали: «Нет боёв, прекратилась 40-летняя война». «Бедно живём, зато порядок», – часто слышал я знакомую фразу. И верно, проамериканская власть была коррумпирована до комедийных пропорций. Я приезжал с разрешением на съёмку на какие-то объекты, и правительственные офицеры вымогали с меня деньги. Теперь же «джаваз эмарати» (разрешение от эмирата) – святая бумага, пускают везде, снимай что хочешь. Водительские права в Кабуле выдают вовремя, не требуя подмазать сотней баксов, как раньше. Многие афганцы довольны.

В то же время везде на должностях состоят пуштуны – даже на самых мелких. Узурпировав власть, они не хотят пускать туда таджиков (от 25 до 40% населения страны) и узбеков (10%).

Правда, число сторонников мирного правления неуклонно уменьшается. Среди талибов уже открыто говорят: «А за что мы воевали? Всё равно нас никто не признаёт и не помогает. К шайтану Запад, давайте окончательно уйдём в средневековье, запрём женщин в домах, казним всех предателей и будем рубить ворам руки на площадях во имя Аллаха». 

Очень возможно, что так оно в итоге и случится.

*Террористическая организация, запрещена в РФ.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ