Кремль решил прыгнуть…ниже плинтуса?

2 недели назад

Это вполне было можно счесть первоапрельской шуткой (сие заявление было обнародовано аккурат в день смеха/дурака). Но нет, никаких шуток, все на полном серьезе (а как же иначе: официальным ведомствам заниматься такими делами не полагается): «Что касается снятия с движения талибов* статуса террористической организации, то этот вопрос прорабатывается МИД России, Минюстом России и другими российскими профильными ведомствами. Окончательное решение примет высшее политическое руководство страны», – приводит ТАСС слова пресс-службы российского МИД.

Афганские талибы (движение «Талибан» запрещено в РФ). Фото: Nawid Tanha / EPA / ТАСС

Ну что тут скажешь? Только развести руками и остается. Впрочем, не привыкать.

С «Талибаном»* в РФ «казусов» было уже немало. Ну согласитесь, довольно странно, когда представители движения, признанного террористическим, посещают страну с официальными визитами и участвуют в различных международных форумах. Более того: с «Талибаном»* внешнеполитическое ведомство РФ, едва те пришли к власти в Афганистане, тут же обсудило борьбу с терроризмом. В литературоведении есть такой термин – оксюморон, когда в одно понятие связываются несоединимые вещи, например (применительно к РФ), «честный чиновник» или «борьба с коррупцией». Так вот, это – что-то из этой оперы. По простому – абсурд.

Но такое чувство, что последний Кремль (ясно, что российский МИД ничего не решает, а лишь артикулирует те решения, которые принимаются в Кремле) нисколько не смущает (вспомним слова пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, который в интервью американской The New York Times в начале августа прошлого года заявил, что на президентских выборах с результатом больше 90% – тут он немного ошибся: видимо, в президентской администрации все-таки решили не делать итоги под Северную Корею, в которой тоже официально демократия – победит Владимир Путин, уточнив, что выборы в России «это не совсем демократия, это дорогостоящая бюрократия»; правда, потом Песков заявил, что его неверно интерпретировали; но, в целом, слова Пескова, пусть впоследствии им и опровергнутые, идеально ложатся в концепцию «суверенной (управляемой) демократии» Суркова). Что и иллюстрируется словами министра иностранных дел Сергея Лаврова, заявившего, что «отсутствие официального признания не является препятствием для диалога с талибами*» (звучит несколько странно: может, и ИГИЛ** тогда пригласить на какой-нибудь форум, да и что там форум: чего уж мелочиться, может, и с них террористический статус снять, тем более что главный враг – США – общий?!).

И что самое интересное, с высокой долей вероятности террористический статус с талибов* в ближайшем времени все-таки снимут. И объясняется это принципом политической целесообразности.

Чуть более двух месяцев назад «Талибан»* был официально признан Китаем: глава Поднебесной Си Цзиньпин лично принял верительные грамоты у нового посла Афганистана в КНР Билала Карими. По словам официального представителя китайского МИД Ван Вэньбиня, ничего выходящего за дипломатические рамки в данном жесте нет, так как «Китай всегда проводил дружественную внешнюю политику по отношению ко всему афганскому народу и поддерживал с Афганистаном дипломатические отношения», а также всегда полагал, что «Афганистан не должен быть исключен из международного сообщества». Это – что касается официальной позиции.

Если брать неофициально-стратегическую, то очевидно, что на фоне палестино-израильского конфликта, нанесшего серьезный урон США вследствие их поддержки Тель-Авива (проект аналога китайского «Одного пояса – одного пути», который должен был связать Индию с Евросоюзом, перекочевал в долгий ящик) и основательно испортившего отношения американцев со странами Персидского залива, Си Цзиньпин нынче пытается – как бы в противу, воспользовавшись моментом, – консолидировать вокруг Китая все страны Ближнего востока: так почему Афганистан должен быть исключением?

Исходя из этого, вполне можно предположить, что Россия – на правах, увы, младшего брата – идет по стопам Китая. И да, определенная логика в этом наличествует: чем больше РФ сможет противопоставить Западу, заручившись поддержкой максимального числа стран, тем лучше.

Но есть и куда более значимая причина, заключающаяся в военной угрозе со стороны талибов*. Нет, покамест не напрямую, но в данном случае это мало что меняет. Дело в том, что талибы* могут начать военную экспансию на территорию Средней Азии, например, атаковав Таджикистан. И в этом случае Россия будет вынуждена реагировать. Нет, не из-за того, что Таджикистан входит в состав ОДКБ (случай с Арменией показал, что членство в организации далеко не является гарантией того, что Россия впряжется, если возникнет такая необходимость). Но из-за того, что действия талибов* следом могут перекинуться и на уже российский Кавказ, а кроме того, что делать с возможным наплывом террористов, исполненных решимости уничтожить всех неверных (в отличие от того же ИГИЛ**, которое грезит о мировом господстве, «Талибан»* видит свою задачу в строительстве исламского государства в рамках одной страны, но понятно, что для вторжения в тот же Таджикистан найти повод – минутное дело)?

Тут вопрос: а почему талибы* должны на кого-то нападать, в частности, на тот же Таджикистан? Здесь нужно держать в голове два момента.

Первый: а что им еще прикажете делать, если, кроме войны, они ничем другим, по сути, заниматься не могут или не хотят (с компьютерами им дело иметь нельзя, а следовательно, никаким производством они заниматься не могут, на ручном труде не проживешь, плюс ко всему талибы* начали кампанию против выращивания мака, что было основным афганским бизнесом государственного значения). На что жить в таком случае? Выбор невелик: только на дань с других государств (такой «налог на невойну») за то, что Афганистан не будет предпринимать в их отношении военных действий. Больше не на что.

Второй: с точки зрения финансовой тот же Таджикистан «Талибану»*, понятное дело, неинтересен, но вот как гипотетическая угроза России – это да. Тем более что время выбрано крайне удачно: вести военные действия на два фронта для РФ – это, пожалуй, слишком. Где-то пойдут провалы. Да и о материальной стороне дела забывать не стоит: тянуть две военные кампании (причем когда одна уже длится более двух лет) – тут можно и надорваться. Разумеется, в Кабуле это хорошо понимают и поэтому не исключено, что намекнули Кремлю, что вопрос надо как-то решать. А как это сделать, чтобы не попасть в спонсоры терроризма? Элементарно: вывести «Талибан»* из реестра террористов.

Вот и вся подноготная сей затеи.

Решение, если оно будет принято, в таком ракурсе выглядит логичным и даже обоснованным. Но. Есть еще и репутационно-этические моменты. И речь сейчас даже не про то, что если Кремль снимет с талибов* ярлык террористов, оными они быть не перестанут. Речь про другое. Когда талибы* захватили власть в Афганистане, они обещали, что права женщин ущемляться (ясно, что не в европейских стандартах, но все же) не будут. Однако что можно наблюдать спустя несколько лет их правления?

Да много чего. Основные моменты:

а) женщинам было запрещено работать в негосударственных структурах (а после и в государственных за исключением здравоохранения, так как мужчины не могли лечить женщин, и гуманитарных миссий, где они могут не только помогать другим женщинам, но и проповедовать учение талибов*);

б) женщинам запретили получать высшее образование (по сути, учиться могут только девочки до восьми лет, изучая преимущественно Коран);

в) для женщин оказались под запретом салоны красоты и фитнес-клубы, шире – занятия спортом;

г) были наложены ограничения на свободу перемещения: выходить из дома женщина может только в сопровождении мужа, брата или другого родственника мужского пола.

Но это еще цветочки. Как недавно то ли пообещал, то ли пригрозил верховный лидер «Талибана»* Хайбатулла Ахундзада в своем аудиообращении к западному миру, в Афганистане намерены вернуться к практике публичного забивания женщин камнями: «Вы говорите, что это нарушение прав женщин, когда мы забрасываем их камнями до смерти. Но мы скоро введем наказание за супружескую измену. Мы будем бить женщин публично. Мы публично забросаем их камнями до смерти», – заявил он, отметив, что те правила жизни, которые функционируют для женщин на Западе, противоречат законам шариата: «Хотят ли женщины тех прав, о которых говорят жители Запада?», – задался он – с его точки зрения – риторическим вопросом.

Тут практически со стопроцентной уверенностью можно сказать, что большинство афганских женщин выступает по крайней мере за элементарные права (образование, свобода перемещения и т. д.). Но, по мнению муллы, так талибы* выполняют свою религиозную миссию, защищая женские права не перед обществом и самими женщинами, но перед Богом, тогда когда западный мир есть царство Дьявола (странно, но почему-то никто из исламских идеологов не задумался о том, что ограничивая права женщин и налагая на нее запреты, в частности, появляться на людях с незакрытым лицом и на каблуках, они дискредитируют мужчину, который выступает в роли совершенно слабого существа, неспособного противостоять женским чарам).

Как уже понятно из вышеприведенных примеров, разговор не идет о феминизме ни в какой его форме, даже – эмансипации, но лишь об элементарных правах. Отсюда: не является ли такое обращение с женщиной уже актом внутреннего терроризма?

И вот страна, которая в начале минувшего столетия сделала колоссальный прыжок в отстаивании прав женщин (не будем забывать, что Россия является правопреемницей СССР), снимет ярлык террористической организации, проповедующий не то чтобы даже неравенство в правах, но активную дискриминацию женщин?!

Нет, для мужчин это, конечно, очень удобная позиция, тем более что в РФ наметился государственный тренд на возврат к традиционному обществу (тут стоит отметить, что в самих традиционных ценностях ничего плохого нет, даже наоборот, но вопрос в другом: в перегибах, то есть в интерпретации, и в реалиях современного мира, которые существенно изменились с тех пор, когда женщина считалась человеком второго сорта, если вообще человеком) и пример с их воплощением в Афганистане (пусть и с поправкой на шариат), не исключено, может показаться довольно соблазнительным. И если статус террористической организации с «Талибана»* будет снят, не будет ли это намеком на то, что и РФ двинется в сторону сугубо традиционного (только в смысле «средневекового», «архаичного», то есть «негативно-традиционного») общества?

На сегодняшний день да, такая картинка выглядит слегка фантастической (даже с ремаркой, что в РФ не шариат, а «домострой»), но нюанс в том, что в РФ многое еще вчера-позавчера выглядело таковым, а сегодня – это уже факт реальности (то же повышение пенсионного возраста, о котором как-то все подзабыли). И вот это снижение этических стандартов – оно нет, уже не внушает опасения, оно указывает, что пора бить тревогу.

И это даже не говоря о том, что данное решение может очень существенно отразиться в будущем на социально-политической конъюнктуре: а кто сказал, что талибы* не начнут вербовать своих сторонников среди россиян, число русских среди которых неумолимо снижается, а представителей иных национальностей и, что немаловажно, исповедующих ислам, растет? Ситуация в социальном и демографическом планах и без того довольно печальная: стоит ли ее еще ухудшать? Или это такая политика, определяемая через формулу «после нас хоть потоп»? Не пора ли уже включить стратегическое мышление и перестать закладывать мины замедленного действия под будущее страны, которого такими темпами может у нее и не быть?

*Террористическая организация, запрещенная в РФ.

**Террористическая организация, запрещенная в РФ.



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ