Удастся ли Украине протиснуться в «открытые для всех двери» НАТО?

12 месяцев назад

На днях премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили заявил, что одной из причин начала СВО стало стремление Украины вступить в НАТО. Версия, конечно, интересная, но, если уж смотреть правде в глаза, пригодная разве что для декларативных политических заявлений. Хотя бы потому, что стремиться в Североатлантический альянс Украина могла сколько угодно – кто бы ее принял в него? Вероятность была равна нулю. По крайней мере, в обозримой перспективе. Так, по словам канцлера ФРГ Олафа Шольца, он еще до начала спецоперации говорил Владимиру Путину о том, что Украина не вступит в НАТО в ближайшие 30 лет. А президент Франции Эмманюэль Макрон за две недели до начала СВО (и, по всей видимости, во избежание ее в принципе) предлагал российскому коллеге закрепить за Украиной нейтральный статус. Именно поэтому, надо думать, украинский президент Владимир Зеленский, как после рассказывал экс-премьер Израиля Нафтали Беннет, довольно легко согласился на нейтральный статус на переговорах в Стамбуле. Но это – касательно того, что было. А что сейчас?

Фото: AP/ТАСС

А вот сейчас шансы Украины на вступление в НАТО серьезно выросли. Понятно, что в будущем, то есть после завершения российско-украинского конфликта, но все же.

Что свидетельствует в пользу этого?

Ну начнем с того, что парламентская ассамблея НАТО, по словам главы украинской делегации Егора Чернева, единогласно приняла резолюцию, в которой призвала «правительства своих стран открыто объявить на саммите в Вильнюсе о том, что Украина станет членом Альянса, и согласовать следующие конкретные шаги для вступления Украина в НАТО». Понятно, что реальной политической силы за этой резолюцией нет, тут и думать нечего. Скорее, ее следует рассматривать как сигнал – о том, в каком направлении будет двигаться Запад в отношении Украины. То есть там уже не отрицают такой возможности в принципе, но рассматривают ее как один из возможных сценариев.

Более того: в этом плане уже даже делаются определенные шаги. Так, Wall Street Journal пишет, что на саммите Североатлантического альянса в Вильнюсе в июле будет объявлено о создании совета НАТО – Украина. О том же сообщает и Euroaktiv. По информации издания, на саммите Украине будет предложен статус партнера, но пока без предоставления членства в альянсе и без подготовки дорожной карты к вступлению в НАТО. Ссылаясь на источники в дипломатических кругах, Euroaktiv пишет, что будет создан «Совет Украина – НАТО», что станет шагом в «укреплении политического партнерства» между НАТО и Украиной.

Впрочем, консенсуса среди членов НАТО по поводу обещаний Украине на саммите в июле нет. Politico отмечает, что если восточно-европейские союзники Украины выступают за то, чтобы дать Украине намеки, что она движется в сторону вступления в Альянс, то их западные коллеги полагают, что данный вопрос следует отложить до завершения российско-украинского конфликта. И тут, думается, первую скрипку играет Германия, которая, несмотря ни на что, не хочет обострения отношений с Россией. Так, с одной стороны Шольц в интервью Welt заявил, что Украина «в обозримом будущем не станет членом НАТО», а с другой – в интервью Kölner Stadt-Anzeiger выразил желание возобновить свои телефонные разговоры с российским президентом: «Прошло некоторое время с моего последнего телефонного звонка президенту РФ. Но я намерен снова поговорить с Путиным в надлежащее время», – отметил канцлер.

Но полагаться целиком и полностью на Шольца в данном вопросе было бы несколько опрометчиво. Вспомним историю с «Леопардами»: Шольц очень долго сопротивлялся поставкам, но в конце концов вынужден был дать свое согласие. Поэтому исключать того, что и в этом случае все пойдет по уже апробированному сценарию, явно не стоит. Тем более что членство (ну или обещание этого членства с дорожной картой впридачу) в НАТО может стать тем самым моментом, который и позволит сгладить острые углы. Между Украиной и Западом, разумеется.

А дело вот в чем. Будем честными: стратегические задачи Киева сложно назвать реалистичными. По крайней мере, при том объеме военной помощи, который выделяют ему союзники. Те же Штаты могли бы поставлять куда больше. Но они этого не делают. Видимо, экономят. Или считают, что нужно достигать успеха за счет того, что есть. То есть этот объем есть некая данность, и серьезно превышать его вряд ли станут. А это в свою очередь говорит о том, что мир по «формуле Зеленского» – что-то из разряда фантастического. Но при этом Украина, а вместе с ней и Запад проиграть не могут. В особенности накануне президентских выборов в США. Если ситуация на Украине не сдвинется или того хуже (с точки зрения Запада) – украинцы начнут сдавать позиции, то для предвыборной кампании Байдена это будет не очень хорошим достижением. Из Афганистана ушли, России продули – с таким послужным списком выборы не выиграть (а республиканцы, тут и гадать нечего, этим сумеют воспользоваться).

Но что тогда делать (если вывести за скобки вариант с многократным наращиванием поставок)? Выход тут один: корректировать образ победы. Как пишет La Repubblica, западные партнеры стали нажимать на Зеленского, чтобы он смягчил условия мирного плана, сделав их более приемлемыми для РФ. В качестве приза Украина может получить членство в Евросоюзе. Разумеется, при гарантиях безопасности. Как сообщает WSJ, «Запад подготовил для Украины проект израильской модели гарантий безопасности. В израильской модели, которая может лечь в основу соглашения с Киевом, приоритет отдается поставкам оружия и передовых технологий. По словам западных официальных лиц, знакомых с ходом переговоров, это соглашение о безопасности будет связано с процессом продвижения к будущему членству Украины в НАТО, но сделает так, что НАТО как организация не будет частью любого возможного конфликта с Россией».

Но вопрос в другом: а пойдет ли на это Украина? Кто-то скажет: а куда она денется, если Запад перекроет ей кран с помощью? Выглядит логично. Но у любого процесса есть как минимум две стороны. Не только Украина зависит от Запада, но и Запад теперь зависит от Украины. Если Незалежная проиграет, то это будет и проигрышем Запада – что для последнего является серьезнейшим имиджевым ударом. А если Киев еще вдогонку обнародует какие-нибудь протоколы секретных заседаний или телефонных переговоров, где, допустим, высокопоставленные представители Белого дома будут склонять Банковую к принятию части условий РФ – то это уже отдает крупнейшим международным скандалом. И на такие риски союзники вряд ли пойдут. И тут в их распоряжении остается только один гешефт, которым они могут соблазнить Киев: членство в НАТО.

Поэтому разрешение конфликта может выглядеть так: граница прокладывается, допустим, по линии фронта, которая сложится по итогу контрнаступления. Те территории, что останутся за Россией, отойдут ей. То есть Киев их официально отдаст и признает российскими. Но за это Украину принимают в Североатлантический альянс. И то, что Украина потеряет часть своих территорий, не будет этому преградой: «Западная Германия представляет собой прецедент страны, которая вступила в НАТО, будучи разделённой. При этом страна продолжала стремиться к воссоединению. Если Украине не удастся заставить российскую армию отступить, то весомым аргументом в пользу прекращения огня станет предложение Украине членства в НАТО с созданием демилитаризованных зон, куда будут введены миротворцы Китая, Индии и стран НАТО», – отмечает в своей колонке главный дипломатический корреспондент The New York Times в Европе Стивен Эрлангер. И вот это – вступление Украины в НАТО – уже можно будет продать как победу, даже если за РФ сохранится Крым, Донбасс и, возможно, еще какие-то территории.

Ко всему прочему есть и еще одна веская причина для Европы, чтобы Украина получила членство в НАТО: «Мы сейчас вооружили Украину до такой степени, что она станет самой вооруженной страной с наименее стратегически опытным руководством в Европе. Если война закончится так, как она, вероятно, закончится, когда Россия потеряет многие свои завоевания, но сохранит Севастополь, у нас может быть недовольная Россия, но также и недовольная Украина – другими словами, баланс неудовлетворенности. Так что для безопасности Европы лучше иметь Украину в НАТО, где она не сможет принимать на национальном уровне решения по территориальным претензиям», – отмечает госсекретарь и советник президента США по нацбезопасности Генри Киссинджер в интервью The Economist.

Кстати говоря, сценарий со вступлением Украины в Североатлантический альянс считает вполне реалистичным и создатель концепции «конца истории» Фрэнсис Фукуяма, правда, при том раскладе, если ВСУ в ходе уже летнего контрнаступления удастся вернуть под свой контроль Херсонскую и Запорожскую области. Но снова же: и при этом варианте часть территорий, входивших в состав Украины, будет за Россией. Но вот чтобы закрепить такое положение дел – Украина должна быть членом Североатлантического альянса: «Очевидно, что достичь перемирия и стабильности между Украиной и Россией без членства Украины в НАТО будет невозможно», – подытоживает философ.

Косвенным подтверждением того, что этот вариант рассматривают в Вашингтоне и Брюсселе, является и то, что, как сообщает Reuters, НАТО готовится к возможному конфликту с РФ и впервые со времен холодной войны разрабатывает конкретный план обороны. По словам главы Военного комитета НАТО Роба Бауэра, страны Североатлантического альянса должны быть готовы к тому, что «конфликт может возникнуть в любой момент». «Этот шаг означает фундаментальный сдвиг: НАТО не видело необходимости в разработке крупномасштабных оборонных планов на протяжении десятилетий, так как оно вело небольшие войны в Афганистане и Ираке и чувствовало, что постсоветская Россия больше не представляет экзистенциальной угрозы», – говорится в материале издания. Следовательно, теперь такая угроза появляется, и вызвана она может быть только одним: страхом, что РФ не успокоится на достигнутом и попытается через какое-то время пойти в наступление («СВО 2.0»). Тем более что в данном случае поводов будет гораздо больше, чем при начале «СВО 1.0» (там были только далеко идущие планы по расширению НАТО на Восток, а тут это расширение уже будет фактом). И это становится уже чуть ли не официальной точкой зрения западных военных: «Война между Россией и альянсом НАТО – наихудший сценарий для нас – не невозможна, а возможна», – заявил начальник чешского генштаба Карл Ржеху, выступая на конференции по внутренней безопасности и устойчивости государства в Палате общин. По мнению высокопоставленного военного, «Россия сегодня находится на траектории конфликта с НАТО».

Поэтому вариант с тем, что Украина все-таки станет членом Североатлантического альянса, со счетов списывать нельзя. Вероятность такого исхода действительно есть. Потому что так решаются многие задачи, которые на данный момент времени выглядят нерешаемыми. Во-первых, это вариант, который может в той или иной степени удовлетворить как Россию (за ней остается ряд территорий, ранее не признаваемых со стороны мирового сообщества), так и Украину (членство в НАТО). Во-вторых, устанавливается мир, который можно презентовать как победу Украины, а значит, и США (столь необходимую Байдену для предвыборной кампании). В-третьих, как верно отметил Киссинджер, так Украина будет под натовским контролем, что существенно снизит риски возникновения новых «горячих точек» (с Россией, например). То есть этот сценарий для Запада скорее выгоден, чем нет. Но о его реализации, точнее, попытке реализации – говорить пока рано: все будет зависеть от итогов украинского контрнаступления, которое уже из «весеннего» стало «летним».



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ