Как Москва оказалась под «украинским ударом»

12 месяцев назад

Такое чувство, что украинское контрнаступление живет уже какой-то своей собственной, независимой от объективной – то есть как бы в некой альтернативной – реальности жизнью. Так что временами даже начинает казаться, что оно туда – в альтернативную реальность – каким-то чудесным образом телепортировалось, окончательно и бесповоротно потеряв всякую физическую связь с действительностью. Говоря иначе – превратилось в некое мифическое чудовище. Монстра, который у всех на устах, но которого в глаза никто не видывал. А сколько было разговоров! Мол, только прибудут на Украину «Леопарды», и все – начнется. Но не тут-то было: «Леопарды» прибыли, а весеннее контрнаступление уже вовсю грозит стать летним (а то и вообще осенним, если судить по некоторым заявлениям с украинской стороны касательно поставок американских «Абрамсов» и истребителей F-16). Так что же с ним не так?

Немного контекста.

В самом начале второй майской декады президент Украины Владимир Зеленский заявил, что контрнаступление откладывается: «С [оружием, которое уже есть] мы можем идти вперед и добиться успеха. Но мы потеряли бы много людей. Я думаю, что это неприемлемо. Так что нам нужно подождать. Нам все еще нужно немного больше времени», – сказал он, уточнив, что «с точки зрения мотивации наши военные готовы. С точки зрения комплектации бригад мы готовы. С точки зрения техники не все еще дошло. Вот вам и ответ».

Спустя две недели советник главы президентского Офиса Михаил Подоляк в эфире итальянского телеканала Rai 1 вдруг объявил, что, оказывается,«контрнаступление продолжается уже несколько дней». Правда, следом за нимзамглавы Офиса президента Игорь Жовквав интервью Bloomberg заявил, что Украина пойдет в контрнаступление, когда получит все необходимое вооружение.

А до этого замгоссекретаря США по политическим вопросам Виктория Нуланд в рамках 15-го ежегодного Киевского форума по безопасности проинформировала общественность, что контрнаступление готовилось около пяти месяцев. Кроме того, по ее словам, США помогают Украине выстроить безопасность таким образом, чтобы она стала для РФ сдерживающим фактором. То есть создается впечатление, что Нуланд говорит так, точно контрнаступление уже состоялось и более того: состоялось успешно.

Однако через два дня секретарь СНБО Алексей Данилов уточнил BBC, что контрнаступление «может произойти завтра, послезавтра или через неделю». «Было бы странно, если бы я назвал даты начала тех или иных событий. Так нельзя… Перед нашей страной стоит очень ответственная задача. И мы понимаем, что не имеем права на ошибку», – добавил он. А Подоляк, как бы уточняя формулировку своего коллеги, в тот же день в интервью The Guardian сообщил, что «предварительные операции» для контрнаступления уже стартовали, но, по его словам, «это сложный процесс, который не является вопросом одного дня, определенной даты или определенного часа». «Это непрерывный процесс деоккупации, и некоторые процессы уже происходят, например, уничтожение линий снабжения или взрывы складов в тылу», – пояснил он, добавив, что «интенсивность нарастает, но это займет довольно продолжительное время».

Практически сразу за ним командующий Сухопутными войсками Александр Сырский на встрече с командирами частей и подразделений на Лиманском направлении объявил, что «скоро наступит время, когда мы перейдем к активным наступательным действиям». А в тот же день Зеленский в своем вечернем обращении подчеркнул, что самое главное – «сроки относительно того, как мы будем двигаться».

На следующий день пять украинских беспилотников долетели до Рублевки…

Вот такая история.

Так что – контрнаступление началось или только на подходе?

По всей видимости, все-таки только на подходе. Или, говоря точнее, его все откладывают на максимально возможный срок.

Почему? Ну для этого есть несколько вполне объективных причин.

Во-первых, надо полагать, что сами украинцы, несмотря на их бодрые реплики, не особенно верят в его успех, что становится очевидным по заявлениям с американской стороны. Так, глава генштаба США Марк Милли на встрече по итогам «Рамштайна» прямо сказал, что украинские стратегические цели недостижимы в краткосрочной перспективе. То есть в переводе с дипломатического на общепринятый язык– недостижимы в результате контрнаступления. По сути, в том же ключе высказался и глава генштаба ВС Чехии Карел Ржехка в интервью Bild: «Исход войны зависит не только от танков и бронетранспортёров. Здесь слишком много неизвестных. Лично я считаю, что мы должны готовиться и к плохому сценарию – долгой войне». А если надо готовиться к «плохому сценарию», то значит, речи об успехе контрнаступления не идет. Соответственно, его лучше максимально оттянуть, получив за это время дополнительные транши от союзников, потому что по итогам контрнаступления оные могут существенно сократиться (не будем забывать, что жажда наживы, стремление положить лишнюю купюру в свой карман – это явление интернациональное). Более того, в этом случае может быть реактуализирован (уже под нажимом западных партнеров) и переговорный процесс. А это, в свою очередь, значит, что заявленные Украиной стратегические цели не будут достигнуты. Вряд ли после этого команда Зеленского долго продержится у власти.

Во-вторых, игра сроками имеет себе вполне самоценное тактическое значение, создавая эффект нагнетания и нервозности. Невозможно постоянно находиться в ожидании атаки. Можно мобилизоваться на несколько дней, но не на несколько месяцев: ожидаемо нервная система элементарно «перенагреется». И Киев действует именно в этом направлении, расшатывая нервы ВС РФ. Причем сопровождая это такими вещами, как сегодняшняя атака на дронов на Рублевку (до этого – на Кремль) или заход ДРГ на территорию Белгородской области.

Реального военного значения эти акции не несут, но вот информативное и символическое – еще какое. «Москва атакована украинскими беспилотниками» – такое тянет на сенсацию.

В этом плане интересен комментарий Подоляка по поводу атаки беспилотников на Москву: «Мы же втягиваемся в эру искусственного интеллекта, возможно, не все дроны готовы атаковать Украину и хотят вернуться к создателям и задать вопросы «а зачем вы отправляете нас в Украину». Мне кажется, дроны четко понимают последствия того, что они делают», – сказал он.

То есть понятно, что Подоляк ерничает, но если прочитать его комментарий серьезно, то возникает такое чувство, что читаешь очередной роман Виктора Пелевина. То есть как будто все происходит не совсем взаправду. Или взаправду, но не в этой реальности.

И такая ситуация в своем итоге несет определенную раздвоенность сознания: а в каком мире мы, собственно, живем? В реальном?

Да, в реальном, только она – реальность – сильно изменилась: обросла новыми измерениями. И в одном из них (или не только в одном?) в России не все хорошо: Москва под ударом. Украинское контрнаступление идет по всю свою прыть. Поэтому с ним все в порядке. Не в порядке с миром, если смотреть на него с точки зрения конца ХХ – начала XXI вв. Он значительно изменился. Есть ли понимание этого в Кремле? Ну судя по тем заявлениям, что оттуда раздаются, с этим большие проблемы…



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ