Почему Россия обвиняет Украину в экоциде, что это значит и для чего нужно

Следственный комитет РФ впервые в своей истории возбудил дело по статье 358 «Экоцид» в отношении лиц, которые устроили водную блокаду Крыма. Материалы по поводу данного преступного деяния ранее Россия отправила в ЕСПЧ. Теперь же настала очередь работы российской правоохранительной и судебной системы, чтобы выяснить во всех подробностях ущерб, нанесенный Крыму Украиной с 2014 года.

Северо-Крымский канал. Фото: YURIY LASHOV / AFP / EastNews

К слову, это только «первая ласточка», всего же российские правоохранительные структуры сейчас работают по пяти блокадам полуострова: энергетической, водной, транспортной, продовольственной и банковской. Специальная рабочая группа в Крыму передала СК РФ материалы на 12 подозреваемых в организации этих блокад. Однако, первой стала именно водная и по очень интересному обвинению.

Сама по себе статья «Экоцид» сформулирована очень коротко и очень емко: «Массовое уничтожение растительного или животного мира, отравление атмосферы или водных ресурсов, а также совершение иных действий, способных вызвать экологическую катастрофу» и за подобные деяния предусматривает «лишение свободы на срок от двенадцати до двадцати лет». Статья при этом не имеет срока давности.

Здесь, к слову, важно понимать, что речь идет не столько о людях, которые пострадали от отключения воды, сколько именно о биосфере полуострова, которая получила очень большие проблемы от водной блокады. И, видимо, нужно пояснить, почему речь идет именно о природе, а не гражданах полуострова, которые без сомнения пострадали тоже.

Дело в том, что российская работа СК, судя по всему, поможет дополнить доказательную базу для иска в ЕСПЧ. Что касается населения Крыма, то «европейские партнеры» к его принадлежности, гражданству и прочим правам и свободам относятся, мягко говоря, двояко.

А вот природа – это уже штука универсальная. Тем более в контексте глобальной экологической повестки, которая сейчас стала одной из главных во всем «цивилизованном мире».

Фото: Stringer

Стоит напомнить, что после того как Украина отключила подачу воды на полуостров в 2014 году через Северо-Крымский канал, который обеспечивал 90% необходимой воды жителям Крыма, гражданам экстренно пришлось брать воду из местных источников. А эти источники на такое массовое потребление в длительной перспективе явно рассчитаны не были. И вот уже это нанесло вред крымской биосфере. Но «природа» – это очень абстрактное для системы международного, да и российского права определение. Куда более конкретным являются 12 заповедных объектов республиканского значения, семь заповедников, 13 заказников и масса иных особо охраняемых природных объектов. Именно по многому из этого и был нанесен удар «водной блокадой». Что в контексте международного права и можно использовать в качестве аргумента в ЕСПЧ. Поскольку уникальная природа – она вроде как общемировое достояние и вообще вне политики. Интересно, кстати, почему до сих пор по этому поводу молчат международные «зеленые» организации? Или российская уникальная природа только когда надо уникальная, а когда конъюнктура иная – так уже и не очень?

Так или иначе, но пока, по открытым данным, ущерб от водной блокады Крыма оценивается в 1,5 триллиона рублей. Хотя эксперты говорят, что итоговые цифры могут оказаться куда значительнее. Ну а ущерб экологии и биологическим видам в самом худшем случае может вообще быть невосполнимым.

Впрочем, помимо собственно экологического, есть в этом деле и политический аспект. Относительно недавно президент Украины Владимир Зеленский давал большое интервью, в котором рассказывал о том, что отношение России и Украины к Крыму очень отличается. И что Крым непременно «вернется». И что для Украины и украинцев Крым – это, конечно же, «родная земля». Так вот, если доказательства экоцида будут собраны и суд установит вину Украины, то с политической точки зрения это будет означать, что официальный Киев в буквальном смысле уничтожал эту самую «родную землю». И это действительно «уникальное отношение». Его можно сравнить разве что с посыпанием солью территории уничтоженного римлянами Карфагена. Да и то Карфаген римские власти «своей землёй» не считали никогда.

Фото: Efrem Lukatsky / AP Photo

Что же касается практического аспекта, то понятно, что в ближайшее время виновных к ответственности привлечь не получится. Да и компенсацию, скорее всего, получить тоже не удастся. Хотя, по словам председателя крымского Госсовета Владимира Константинова, «мы ждем, когда на Украине наступит период адекватной власти – а он наступит, – и мы будем готовы предъявить все эти претензии». В свою очередь, глава комитета по законодательству Госсовета Крыма Сергей Трофимов выразился куда более категорично:

«Организаторам водной блокады Крыма не уйти от ответственности».

Так это или нет, но дело по «экоциду» как минимум станет очередной лакмусовой бумажкой для мирового сообщества и его стандартов в отношении «универсальных ценностей», к которым относится и охрана природы.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии