О мелкобуржуазном дерьме и ядовитых грибах национализма, на оном произрастающих

6 месяцев назад

Смерть Егора Просвирнина, одного из трех наиболее заметных идеологов современного русского национализма, дала повод «населению Рунета» снова заговорить о националистической идеологии. Мой соратник по евразийскому движению, писатель и публицист Герман Садулаев написал правильную статью под говорящим названием «Труп национализма». Главная её идея состоит в том, что национализм есть не некое естественное чувство, национализм – идеология, причём в точном марксовом смысле, то есть «ложное сознание». Это ложное сознание имеет совершенно определенную классовую природу. Галлюциногенный гриб национализма вырастает из навоза буржуазности.

Русский марш. Фото: RTVI

Обладающий толикой разума читатель наверняка согласится с классовым анализом национализма, бегло приведённым в статье Садулаева. Я намерен в своей небольшой заметке пойти дальше и подробнее раскрыть тему буржуазного характера националистической идеологии.

В чем состоит суть национализма? В первую очередь, в восприятии отношений между народами как глубоко враждебных, конкурентных. Националист исходит из того, что народы в принципе не могут сотрудничать, дружить и бескорыстно помогать друг другу. Любые слова о дружбе народов националист воспринимает как хитрую уловку, при помощи которой один народ хочет подчинить себе другой. Вражда народов в глазах националиста – норма, союзы – отклонение от нормы, если они только не носят временный тактический характер, не строятся на основе случайно совпавших актуальных выгод. Якобы по самой природе вещей одни народы стремятся подчинять себе другие, властвовать над ними, жить за чужой счёт, ассимилировать и уничтожать – таково видение национального вопроса любым националистом. Националист потому и желает своему народу как можно скорее обзавестись своим государством, что он не верит, что его народ может сохранить свое бытие, развиваться в рамках другого, инонационального и многонационального государства (а ведь все национальные государства возникли на руинах многонациональных супердержав, начиная с Европы, которая еще четыре века назад была единой «Священной Римской империей»). По глубокому убеждению националиста, другие народы только и думают, как бы нанести вред его народу, и чтоб быть спокойнее, нужно обязательно иметь своё собственное государство, где бы силовые политические институции стояли на страже интересов только лишь его народа.

Откуда же берётся глубокое убеждение националиста во всеобщей взаимной неприязни и конкуренции? Ведь это заблуждение! Народы могут относиться друг к другу вполне доброжелательно. Полная нетерпимость и несовместимость между народами такая же редкость, как и между людьми. Большую часть истории государства были многонациональными и народы сохраняли своё бытие в рамках полиэтничных образований.

Но возникает это идеологическое убеждение не из пустоты, а… из капиталистической действительности! Национализм возникает в обществе капитализма, а это общество, где нормой является борьба за существование, повсеместная конкуренция, война всех против всех. Буржуа стремится отнять у рабочего часть его заработка в виде штрафов, прибавочной стоимости и так далее. Рабочий стремится поменьше горбатиться на ненавистного хозяина, но побольше от него получить. Продавец на рынке хоть и улыбается покупателю, но надеется вручить этому простаку товар подороже, а покупатель хочет сбить цену, что будет ударом по карману продавца. Сами экономические условия при капитализме делают людей конкурентами и врагами, заставляют отнимать друг у друга жизненные блага. Национализм – просто перенесение на сферу межнациональных отношений обычного, «нормального» для капитализма (но глубоко ненормального по сути и противоестественного) принципа отношений между людьми.

Так было не всегда, и хочется верить, так будет не всегда. До капитализма во всех странах существовали общины, корпорации, цеха мастеров, религиозные братства. Люди считали нормой отношения взаимопомощи и солидарности. Государства докапиталистической эпохи не были национальными, они включали в себя множество народов. Войны и вражда были всегда, но, как правило, не на почве этнической ненависти, а из-за религиозных, династических, экономических и прочих разногласий. Помимо этноса, существовали и другие центры притяжения, формирования общности, идентичности, и, как следствие, противоречий. Например, церковь. Француз-католик не считал француза-гугенота братом. В завоёванной Халифатом Испании люди делились, скорее, на христиан, мусульман и иудеев, чем по этнической принадлежности, которую в каждом конкретном случае было бы непросто определить. Возникновение наций в современном смысле слова «совершенно случайно» совпало с распространением капитализма. В социалистическом обществе, которое многие ещё помнят, каждый был членом трудового коллектива, построенного на взаимопомощи. Всё общество было сетью таких трудовых коллективов, и национальное происхождение их членов, как правило, большой роли не играло.

Так что национализм существует и будет существовать, только пока есть капитализм. Скептически настроенный читатель, добравшись до конца заметки, может отмахнуться: «Это всё марксистские выдумки». Однако марксизм, как и всякая глубокая теория, несет в себе общезначимые истины, которые не могут не признавать даже его противники. Яркое свидетельство этому – марксистский анализ национализма. Ведь фактически то же самое, только употребляя вместо термина «мелкобуржуазность» вполне аналогичный ему термин «мещанство», писали о национализме такие правые философы, как Константин Леонтьев и Фридрих Ницше. Приведу слова последнего: «Самая враждебная культуре болезнь и безумие, которые только возможны, есть национализм, национальный невроз, которым больна Европа». Или вот еще: «Надо иметь привычку жить в горах и видеть под собою жалкую болтовню современной политики и национального эгоизма».

Так говорил не Маркс. И даже не Герман Садулаев или Рустем Вахитов. Entschuldigen Sie bitte, но так говорил любимый националистами «Заратустра».

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Иван
Иван
5 месяцев назад

Какой капитализм был в Таджикистане в феврале 1990года? Какой капитализм был в последующие годы? Детей других национальностей избивали в школах систематически, чтобы быстрей уезжали. Очевидцы и пострадавшие ни разу про капитализм не рассказывают. А музеи угнетения русскими в республиках бывшего СССР. «Продавцы на рынках» весы подкрутили и не торгуются, а только улыбаются как родному.

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ