«Мой трип-хоп. Часть 3»

4 месяца назад

Рич не читает как современные рэперы. Он не гонится за эминемовской скоростью речитатива, не практикует седативно-вязкую читку, не охотится за тройными рифмами и всеми этими модными интертекстуальными играми, не козыряет по-оксимироновски своим литературным читательским багажом — хотя по начитанности своей Рич точно в топе-10 русских рэперов.

В эту компанию ему, в общем, уже и не нужно. Последние года три он твердо и уверенно ступил на тропу спокойного созерцательного трип-хопа. А в этом жанре и не нужны тараторящие и зубодробительные словодвижения, мысль не транслируется в агрессивно-экспрессивной форме. Нужен очень сдержанный и взвешенный spoken word.

Рэпер Рич ответил раскритиковавшему Россию актеру "Мажора" | В России |  05.02.2019 | РЕН ТВ

Трип-хоп — это стихия спокойная, она требует особого состояния духа, особого опыта души. Мудрого принятия всего что происходит вокруг, смирения с реальностью и мерным течением времени. Для людей, помешанных на позитиве, этот вайб (прости господи) ассоциируется с грузовой депрессией. И хочется вспомнить банальный вопрос Франца Кафки: » Не понимаю, как вы вообще живёте без депрессии. Чем занимаетесь. Хохочете целыми днями?». Можно ржать сколько угодно и бодрить себя бегством от мрачных дум, но рано или поздно человеку придется столкнуться с войной, смертью, старостью и пустотой.

Завершение трилогии Рича «Мой трип-хоп. Часть 3», в которой мне выпала честь принять участие, как раз и фиксирует все вышеперечисленное. Когда после череды потерь и страданий человек пьет чай на утреннем балконе, смотрит в это беспросветно-серое свинцовое небо, потом путешествует как дрон по осеннему двору. Его внимание фиксирует какие-то особые моменты реальности — собаку с дыркой вместо глаз, гроб во главе каравана. И еще тебе никуда не надо спешить. Просто сидишь и смотришь, наблюдаешь как даос. И делать, собственно, ничего не надо. Все что дОлжно и так свершится.

В последнее время Рич живет в Питере. И по атмосфере третья часть «Моего трип-хопа» — это типично питерские дела. Хмурый и вечно непогожий город, по которому бродил вернувшийся с войны Данила Багров. Когда начинается «День победы» — мелодекдамация стихотворения Эдуарда Лимонова — с «Братом» и возникает самая первая ассоциация. С какой-то из песен саундтрека, из «Наутилуса». «Что-то настоящее» — созерцательные рассуждения о феномене смерти. У нас в России очень трагично относятся к этой процедуре. Рич, побывавший с концертами в Донбассе, видел смерть чуть поближе, чем рядовой обыватель. Смерть откроет занавес — и начнется настоящее бытие.

Заглавная фраза трека «Все в порядке» похожа на интонацию героев фильма Владимира Котта «Громозека». Когда замученные жизнью сорокалетние мужики собираются в бане и говорят о том, что все у них нормально. И за этим «нормально» кроется вселенская тягота, закушенные удила, принятие всех свалившихся на голову испытаний как неизбежности, как нормы.

Фит с классиками питерского экзистенциального хип-хопа — » Макулатурой» — получился очень убедительным, самым убедительным треком на альбоме. А в песне «Облака» мы (синхронно и автономно) решили с Ричем вспомнить наших родных, кого уже нет на этом свете. И вроде уже все понимаешь: без потерь жить прожить невозможно. Но чем старше становишься, хочется зарыться с головой в беззаботное детство — а не вот это всё. Детство — это там, где яростный шум мира будет остановлен.

 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ