Лауреат Нобелевской премии Монтанье: «Мы до сих пор не знаем, что именно произошло в уханьской лаборатории»

Некоторое время назад профессор Монтанье, французский вирусолог и первооткрыватель вируса ВИЧ, дал интервью французскому каналу, в котором изложил свои взгляды на проблему коронавируса. Так как в интернете ученому, известному своим непростым характером, приписывается множество сомнительных заявлений, которых он не делал, мы сочли, что нашему читателю будет интересно узнать, что на самом деле нобелевский лауреат и известный во всем мире ученый думает о ковиде, пандемии и вакцинации.

Люк Монтанье. Фото: GlobalLookPress

— После ваших заявлений о происхождении коронавируса и о том, что вакцинация не поможет с ним справиться, против вас была развернута настоящая кампания травли. Как вам удается не обращать на нее внимания?

— Знаете, мне уже доводилось в жизни сталкиваться с подобным, и не раз. Взять хотя бы вирус ВИЧ — мне пришлось выдержать настоящую научную битву, но была и битва, которая велась вовсе не научными методами. Так что можно сказать, что я уже привык (улыбается). Если мы с вами находимся здесь, то потому, что у нас хватает смелости говорить то, что мы думаем.

— Однако, учитывая размах кампании, которая ведется с целью вашей дискредитации — неужели ей никак не удается вас задеть?

— Я не был по-настоящему задет, но, признаюсь, меня порой огорчало, до каких глупостей могут дойти люди.

— Вы считаете, что речь идет именно о глупости?

— Ну, называйте это не глупостью, а неправильным расчетом, отсутствием мышления, чем хотите. Помните, как сказал Эйнштейн — у человеческой глупости нет пределов, хотя даже у вселенной они есть (улыбается).

— Мы сейчас видим, что на представителей науки оказывается чудовищное давление. Вы согласны?

— Да, и я очень обеспокоен сложившейся ситуацией. Возможно, первыми начали лгать китайцы, но потом другие тоже стали врать и тем самым им очень помогли. В итоге обычные люди запутались и не понимают, где правда и где ложь. Это очень серьезно, потому что в результате наука теряет свой авторитет. Если люди не могут доверять даже ученым, кому они могут доверять?

— В случае с ковидом, однако, может сложиться впечатление, что все не так однозначно и что правда может быть и на одной, и на другой стороне. Сколько ученых, столько и мнений…

— Нет. Возможно, мы с моими единомышленниками и находимся в меньшинстве, но мы движемся в правильном направлении. И мы точно знаем, что в основе коронавируса лежит природный вирус, который подвергся обработке в лаборатории. Ведь в свое время была проделана большая работа по изучению вирусов, которые встречались в том числе и у летучих мышей — это было в нулевые годы. И эта лаборатория (имеется в виду лаборатория в Ухане) обладала всем необходимым для молекулярной биологии. Результат, с которым пришлось столкнуться человечеству, теоретически мог появиться в ходе естественной эволюции, но для меня более чем достаточно доказательств, что на самом деле коронавирус был создан искусственно.

— Давайте остановимся на этом пункте подробнее. То есть вы не отказываетесь от своего утверждения, что вирус был создан человеком?

— Мы с моим коллегой изучали вирус и пришли к выводу, что да, там встречаются фрагменты вируса ВИЧ. А еще — куски возбудителя малярии. Вот так.

— По-вашему, вирус вырвался из стен лаборатории в результате несчастного случая?

— Вырвался — ну, не знаю, не могу сказать. Возможно, утечку допустили специально, или она произошла в ходе испытаний. Я предполагаю, что там пытались создать вакцину от ВИЧ, и исходный коронавирус был выбран в качестве вектора, чтобы выявлять белки ВИЧ. Испытатели выбрали крайне заразный вирус, но, возможно, полагали, что для человека он не опасен.

Я думаю, что там имела место ошибка, недооценка степени опасности, которую будет представлять обработанный вирус. Возможно, ученые полагали, что ничего страшного не случится, даже если кто-то заболеет, дело ограничится насморком, и все. Как мы видим, не ограничилось, вирус стал причиной тяжелой болезни.

Я вам должен сказать одну важную вещь: в науке до сих пор думают отчасти так же, как в 19 веке. То есть одна болезнь — один возбудитель. Или вирус, или бактерия. Мы не допускаем идею, что против нас выступает некий ум — назовем его так — и что наши противники могут объединяться против нас. Я уже выдвигал гипотезу в случае с вирусом ВИЧ, что совместно с ним действует бактерия, которая не только увеличивает скорость размножения вируса, но и усиливает его пагубное воздействие на иммунитет. И то же самое мы можем наблюдать в случае с коронавирусом, который, возможно, действует в паре с бактерией. Это объясняет, почему пациенты чувствуют облегчение симптомов при приеме антибиотиков широкого спектра, вроде азитромицина, хотя они не должны воздействовать на вирус.

— Возвращаясь к вирусу ВИЧ: вы действительно нашли его фрагменты в составе коронавируса?

— Речь идет о последовательностях нуклеотидов, причем они такого размера, что случайность можно исключить. Большая часть этих фрагментов сосредоточены в конце гена, отвечающего за белки поверхности коронавируса. Понимаете, это никак не может быть совпадением или результатом эволюции.

— Поговорим о вакцинах. Что вы о них думаете?

— Они мне любопытны с научной точки зрения. Это долгосрочный проект, но людей заставляют участвовать в нем здесь и сейчас. Если они соглашаются, я считаю, что они совершают ошибку, потому что рискуют получить в будущем неприятные последствия.

— Например?

— Рак, болезни внутренних органов и не только. Сейчас слишком мало времени прошло, чтобы оценить долгосрочные последствия. Конечно, разработчики вакцин сделали все необходимые испытания на животных, но недостаточно, чтобы можно было сейчас перейти уже к человеку. Человек не должен служить подопытным кроликом, и тем более дети ни в коем случае не должны быть подопытными кроликами.

Это абсолютно неэтично, и неэтично, чтобы из-за вакцин умирали люди — а они умирают. Вакцина не поможет разрешить нынешнюю ситуацию, нужно больше заниматься лекарствами, искать средства от болезни. Почему я придаю такое значение происхождению вируса — потому что мы таким образом можем понять, с чем имеем дело. А мы до сих пор не знаем в точности, что именно произошло в уханьской лаборатории — и в нескольких американских лабораториях — в месяцы, предшествовавшие началу пандемии.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии