«Играют почти все великолепно. Домогаров — пожалуй, что даже гениально»

Ходил вчера на «Ричарда III» в театр имени Моссовета.

Фото: Сергей Петров

По Шекспиру, постановка Нины Чусовой, в главной роли — Александр Домогаров.

Пьесу я читал в переводе Анны Радловой, но в спектакле используется текст Михаила Донского.

Я был уставший, в Москву приехал после бессонной ночи, опасался, что на спектакле засну.

Но в гардеробе мне выдали номерок 227, и я понял — это знак: приказ Сталина № 227 «Ни шагу назад!» обязателен к исполнению.

Я не заснул.

В театре имени Моссовета я оказываюсь второй раз.

В первый — был на «Страннике» по М. Горькому.

Я «Странника» тогда похвалил, но с оговорками, а почти сразу после этого из театра ушёл Виктор Сухоруков — ему вроде как стало стыдно за свою роль именно в «Страннике».

Теперь и в «Страннике», и в знаменитом «Р. Р. Р.» (оба спектакля поставил Юрий Ерёмин) задействован другой актёр.

Так что я оказался в числе избранных, кто успел увидеть «Странника» ещё с Сухоруковым.

Я догадываюсь, из-за каких сцен стало стыдно Виктору Ивановичу.

Я эти сцены отнёс к «оговоркам», но Сухоруков, очевидно, посчитал, что они несовместимы с его дальнейшим присутствием в театре.

Впрочем, не в одном, я думаю, «Страннике» кроются причины увольнения Виктора Ивановича.

Но вернёмся к «Ричарду III».

Это, по-моему, главная премьера, случившаяся после прихода в театр нового худрука — Евгения Марчелли.

Кроме Александра Домогарова («Асса», «Гардемарины III», «Я — кукла» {фильм, известный более по довольно доброму обзору BadComedian}, «Бандитский Петербург»), в спектакле участвуют Ольга Остроумова (недавно я «Доживём до понедельника» вспоминал, где она ещё совсем юная играет), Виталий Кищенко («Белый тигр» и «Анна Каренина» Карена Шахназарова etc) и Екатерина Гусева (главная роль в лучшем отечественном триллере «Змеиный источник» и, конечно, роль жены Саши Белого в «Бригаде»).

Если коротко, то к режиссёру Нине Чусовой у меня вопросы есть.

К Домогарову, Остроумовой, Кищенко, Гусевой и подавляющему большинству остальных артистов — нет.

Играют {почти} все великолепно.

Домогаров — пожалуй, что даже гениально.

Я очень люблю Домогарова.

Я полюбил его навсегда после того, как увидел в бортковской экранизации «Идиота», где он сыграл Радомского, одного из важнейших для меня персонажей в этом романе Ф. М. Достоевского.

Касательно режиссёрских решений.

  1. Мне кажется, что сцена примирения всех со всеми перед смертью Эдуарда IV напрасно пытается быть комедийной.

Мне кажется, что «Ричарда III» надо ставить с животной серьёзностью от начала и до конца.

Мне кажется, в этом сила данной пьесы.

  1. Придумку с костюмами, которые не относятся ни к одной эпохе и одновременно с этим относятся ко всем эпохам сразу, считаю удачной.

В этом есть дух Шекспира, который тоже любил компилировать.

Единственное, у леди Анны и миссис Шор слишком сексуальные, что ли, наряды, что, безусловно, не может не радовать мужской глаз, но отвлекает, так сказать, от восприятия высокого искусства.

  1. Самый сильный отрезок (термин, скорее, футбольный, но пусть) времени спектакля — предвыборная агитация, проводимая Бекингемом {Кищенко}.

Самую сильную часть пьесы осовременили более всего и — крайне удачно!

Ради одной только этой сцены {череды сцен} стоит сходить на «Ричарда III» — здесь Домогаров и Кищенко, что называется, «рвут зал».

Ещё — вам может достаться предвыборная листовка.

  1. К сожалению, всё плохо с линией Ричмонда.

Его неубедительно играет актёр, но это полбеды.

Главное, что Ричмонд как герой почти полностью вымаран из пьесы.

И в финале, когда зритель, по идее, должен радоваться торжеству справедливости {тому, что кровавый Ричард III получил по заслугам и жертвы его отомщены}, он на деле жалеет Домогарова и втайне ненавидит вот это вот недоразумение, пришедшее ему на смену.

  1. Удручает, что почти каждая реплика героев подкрепляется музыкальным сопровождением.

Так действие, конечно, выглядит более динамично, но это упрощает как будто задачи актёрам: музыка вместо них подскажет зрителю, где смеяться, а где плакать.

Как следствие — упрощение и, если угодно, уплощение спектакля.

* * *

Я люблю театр имени Моссовета.

Я сюда ещё приду.

Тут очень уютно — и в саду с фонтанами, и внутри театра.

Автор: Матвей Раздельный

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии