Два года ковиду. Как изменились Россия и мир

Между тем с первого зафиксированного заражения коронавирусом прошло уже два года. Официально, это случилось 17 ноября 2019 года. И хотя сейчас в разных источниках указываются и иные даты, но этот день признается «началом ковида», если так можно выразиться, официально.

Фото: Getty Images

За эти два года жизнь во всем мире претерпела самые кардинальные изменения, которые раньше воспринимались как художественные условности в каких-нибудь фантастических романах-антиутопиях. При этом, судя по всему, до конца этой эпопеи еще очень далеко.

Меры по борьбе с коронавирусом принимались спешно и весьма масштабно. Впрочем, поначалу ряд государств, как, например, Британия, отказались воспринимать угрозу пандемии всерьез.

Однако волна локдаунов прокатилась по всему миру. Где-то периодически вообще вводили повсеместный комендантский час, где-то, как в Черногории, запретили перемещение между населенными пунктами страны.

В большинстве же случаев на какое-то время закрывались, да и сейчас закрываются «магазины и иные заведения не первой необходимости». Что, естественно, бьет по экономике государств.

В Европе был создан фонд по борьбе с последствиями пандемии, и битва за поступления из этого фонда идет уже много месяцев, обрастая разного рода политическими особенностями. Например, получать полноценные транши хотят страны Прибалтики и Польша. И очень недовольны, когда денег им приходит меньше, чем ожидалось.

При этом самый бурный рост настал в сфере внедрения цифровых технологий в повседневную жизнь людей. Дистанционные конференции, совещания, да и сама работа. Дистанционное обучение и покупки через службы доставки. Мы стали жить куда более «дистанционно».

И естественно, эта цифровизация привела к росту недовольства со стороны консерваторов и традиционалистов. Слишком много «цифры», слишком резкий произошел отказ от традиционных форматов работы, жизни и учебы.

Зацепило и верующих. В России, стоит напомнить, в прошлом году православных решили «отговорить» от посещения храмов на Пасху. Что вызвало вполне понятную ответную реакцию. И больше как-то государство, с этой темой «не заигрывало». Хотя в той же Европе посещения храмов для непривитых запрещены до сих пор.

Однако и без этого вида ограничений против коронавирусных мер неоднократно выходили с массовыми протестами разного рода активисты. В России, к слову, в этом плане все как-то куда спокойнее, чем на том же условном Западе: в Европе и США.

Тем не менее, несмотря на протесты, карантинные ограничения продолжали вводиться. И чтобы убедить население в их необходимости, самым широким образом были задействованы СМИ.

Но кампания в медиа внезапно привела к не то чтобы ожидаемым результатам. С самого начала она была построена на страхе: не будете соблюдать самоизоляцию – заболеете и умрете, не будете носить маски – станете разносчиком страшной заразы, не будете соблюдать все ограничительные меры – ну вы поняли…

Поначалу это даже работало. Однако человек физически не может бояться «вдолгую». Страх и мобилизация в какой-то момент сменяются сначала равнодушием, а потом раздражением и протестом.

И это проблема не только российских медиа, в которой их упрекнул, например, Пётр Толстой. Практически во всем мире произошло нечто подобное. В итоге любые антиковидные меры стали восприниматься в штыки.

К сожалению, так произошло и с вакцинами от коронавируса, которые в кратчайшие сроки были изобретены. Внезапно воспряло и стало шириться по всему миру движение «антивакцинаторов». И нет, те, что рассказывают про «жидкие чипы», «ДНК антихриста» и прочую «непроверенную экспериментальную субстанцию», которой ставят опыты над населением – это меньшинство, пусть и самое громкое.

У большинства противников вакцинирования в голове просто иррациональное недоверие и тревога. А вдруг что-то пойдет не так?

Тем более, что и СМИ, и медицинские эксперты «меняют показания на ходу». Сначала вакцины позиционировались как панацея. Потом оказалось, что, и будучи привитым, можно заболеть, но легко. Затем стало очевидно, что есть шансы даже с вакциной лечь в больницу.

И все эти разночтения не добавили людям спокойствия и доверия.

Параллельно в какой-то момент появились «врачи-антивакцинаторы». Которые сначала говорили о преувеличенной опасности коронавируса, а теперь заявляют о вредности вакцин. И понятно, что среди них нет ни одного вирусолога или эпидемиолога. Но они же врачи. И как им поэтому не верить?

Споры о прививках, об оценке ограничительных мер и о том, насколько опасен коронавирус, к сожалению, привели к расколу в обществе. Который с каждым днем становится всё радикальнее. Противники прививок винят государство в организации «цифрового концлагеря», а сторонники вакцинации – противников прививок, поскольку видят именно в их протесте главную причину все новых ограничений.

QR-коды, по которым теперь только привитые и переболевшие могут получить доступ к ряду услуг, в этом контексте только усугубили ситуацию. Некоторые эксперты уже открыто говорят о «ковидной сегрегации общества».

Ну и последние инициативы по созданию «кибердружин» для «отлова» в Сети агитаторов против прививок – в целом также ложатся в логику государственных мер по этой самой «сегрегации».

Хотя России еще очень далеко до, например, Сингапура, где теперь люди, не привившиеся от ковида и заболевшие им, будут лечиться за свой счет. У нас пока что звучат единичные предложения «штрафовать» не желающих прививаться. И эти предложения на сегодняшний день категорически отметаются государством. Но кто знает, что будет дальше?

Если в начале пандемии была надежда на то, что все это временно и скоро прекратится, то сейчас по большому счету практически никто в это не верит. Тем более, что и Роспотребнадзор на днях продлил правила профилактики «ковида» до 2024 года (https://tass.ru/obschestvo/12934725). И пусть пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков говорит, что все это лишь «технические меры», но к этим словам огромная часть российского общества не испытывает особого доверия.

А на фоне всего этого неуклонно растет статистика заболеваний и все новых смертей. При этом дело даже не в статистике, а в том, что за эти пару лет практически каждый житель нашей страны столкнулся со смертями знакомых, друзей или родни. И все это тоже не внушает надежды.

В общем, понятно, что дальше нас ждет все больше «дистанционных форматов», бытовой и вынужденной цифровизации и изоляции себя при первой возможности. А также раздражения, протестов и прочих подобных неприятных вещей. Будет становиться все более радикальным и антивакцинаторский протест. Поскольку раздражение в определенной части российского общества растет все больше. А меры против ковида даже самые лояльные власти люди периодически называют излишними, а то и глупыми.

Так или иначе, но коронавирус за эти годы стал фактором и политики, и экономики, и общественной жизни. Он стал фактором, определяющим если не всё, то очень и очень многое. И кажется, что дальше роль этой болезни будет только больше, а раскол в обществе – только глубже.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии