Чучхе отечественного производства: как бьется путинский «умеренный консерватизм» с российской реальностью

Ну вот у нас и появилась своя де-факто официальная идеология – умеренный консерватизм, точнее даже не столько сама идеология, сколько название, закрепляющее тот социально-политический, а также этико-идеологический курс, которым и идет Россия последние двадцать лет, поскольку ничего принципиально нового – из того, что не было так или иначе обозначено ранее либо самим президентом, либо пулом его идеологов и пропагандистов – Владимир Путин не сказал. Тем не менее сам факт сего закрепления требует того, чтобы остановиться на оном более обстоятельно: ну хотя бы ради того, чтобы посмотреть, как бьется заявленная идеология с российской страшноватой реальностью, не является ли она очередным симулякром наподобие сурковской «суверенной демократии» и, по сути, отечественным вариантом северокорейского чучхе.

Фото: Alexei Druzhinin/Sputnik/Kremlin Pool Photo via AP

Итак, после того как Владимир Путин наконец-таки дал наименование своему детищу, есть большой соблазн как раз и двинуться от него – от названия, но учитывая жесткую критику капитализма, существующая модель которого, по мнению президента, исчерпала себя при том, что страна уверенно стоит на принципах «дичайшего рантье-капитализма», а в сторону официально признаваемой монархии Россия, по всей видимости, все-таки не пойдет (так, по словам митрополита Псковского Тихона (Шевкунова), который негласно считается «духовником Путина», Владимир Владимирович весьма иронично относится к идее сделать его царем, и что весьма показательно, священнослужитель сделал это признание в интервью Daily Storm спустя всего несколько дней после «валдайской речи»), такой подход не представляется возможным.

Поэтому обратимся к тому, что сам президент разумеет под «умеренным консерватизмом»:

Консервативный подход не бездумное охранительство, не боязнь перемен и не игра на удержание, тем более не замыкание в собственной скорлупе. Это прежде всего опора на проверенную временем традицию, сохранение и приумножение населения, реализм в оценке себя и других, точное выстраивание системы приоритетов, соотнесение необходимого и возможного, расчётливое формулирование цели, принципиальное неприятие экстремизма как способа действий. И, скажем прямо, на предстоящий период мирового переустройства, которое может продолжаться довольно долго и окончательный дизайн которого неизвестен, умеренный консерватизм – самая разумная, во всяком случае, на мой взгляд, линия поведения. Она неизбежно будет меняться, разумеется, но пока врачебный принцип «не навреди» представляется наиболее рациональным. Noli nocere, как известно,

– изложил свое понимание Владимир Путин.

И вот тут мы упираемся в развилку интерпретаций: с чем соотносить сей пассаж – с теорией или практикой? Чтобы не мучиться вопросом выбора, проанализируем и то и другое.

Начнем с теории. Как Владимир Путин подводит к идее «умеренного консерватизма»? От противного: критикуя западные тренды. И здесь действительно с Владимиром Владимировичем не поспоришь. Например, в плане гендерной политики, которая стала одним из столпов «Новой этики», активно распространяющейся/насаждаемой на Западе и США, отдельные элементы которой (например, «когда детям сегодня с малолетства внушают, что мальчик легко может стать девочкой и наоборот») глава государства определил как существующие «на грани преступления против человечности».

И в самом деле, гендерная политика, когда не только сам гендер, но и пол объявляются подвижными/нефиксированными «конструктами», вызывает немало вопросов. И это даже не уровень тех преобразований, которые, снова же по словам президента, пытались реализовать большевики в своем желании «вывести» нового человека. Это куда более масштабная затея с куда более масштабными последствиями, результатом которых, по всей видимости, является генерация «нового человечества», поэтому да, данную политику вполне можно рассматривать как преступление против человечности или даже человечества. И в этом плане консерватизм видится чем-то безальтернативным.

Или другой момент: ситуация с расовым вопросом. Путин снова же совершенно прав, когда говорит, что «борьба за равноправие и против дискриминации превращается в агрессивный догматизм на грани абсурда». Объективно невозможно спорить с его утверждением, что «противодействие проявлениям расизма – дело необходимое, благородное, однако в новой “культуре отмены” оно превращается в “обратную дискриминацию”, то есть расизм наоборот». Все эти предложения по «корректировке» Шекспира или изменения названия романа «Десять негритят», всю эту расовую политику, поднявшуюся на волне движения BLM и канонизации уголовника и наркомана Джорджа Флойда, вылившуюся в «извинения на коленях» перед некогда дискриминируемыми представителями негроидной расы – все это чем-то, кроме абсурда, назвать нельзя. Путин прав.

И в таком контексте поворот президента к основополагающим для всей западной цивилизации вещам (практически универсалиям) кажется не просто обоснованным, но единственно возможным: «…Когда приходит настоящий кризис, остается только одна универсальная ценность – человеческая жизнь…», – констатирует он. И далее, уже отвечая на вопрос модератора, развивает эту тему, называя «ценность жизни абсолютной», а семью – «второй абсолютно универсальной ценностью». Исходя из гуманистических представлений, лежащих в основе западного, в том числе и российского мировоззрения, – к этому ни убавить, ни прибавить.

В общем, по части предпосылок – аргументация Путина практически безупречна. Действительно, у России (по крайней мере на сегодняшний день) нет иного пути, кроме умеренного консерватизма, надо полагать, это понимают даже самые неистовые либералы, поскольку по идее основной комплект ценностей консерватизма поддерживается и в их лагере, допустим, принцип демократии (только без определения «суверенная»). Кстати говоря, даже такой противник «путинского режима», как Михаил Ходорковский, стоял на том, что в российском законодательстве (правда, до «репрессивного пакета» конца 20-го и «путинских поправок» в Конституцию) по большому счету ничего не надо менять: важно соблюдать то, что уже есть, ибо последнее не так уж и плохо. Таким образом «умеренный консерватизм» можно понимать как сохранение определенного набора ценностей, считавшихся незыблемыми до «культуры отмены». Вполне положительная повестка, не так ли?

Но это – что касается теории, поскольку когда дело доходит до практики, ситуация сильно, если не сказать кардинально, меняется. Особенно в российских реалиях.

Далеко ходить не надо: возьмем примат человеческой жизни. Во сколько государство оценивает жизнь среднестатистического россиянина? Аккурат в 30 тысяч рублей. И это жизнь вакцинированного, то есть не просто законопослушного, но добропорядочного гражданина.

В случае смерти гражданина, наступившей вследствие поствакцинального осложнения, право на получение государственного единовременного пособия в размере 30 000 тысяч рублей имеют его родственники,

– такой ответ в конце июля текущего года пришел из правительства на инициативу депутата Госдумы Федота Тумусова о страховании жизни и здоровья каждого прививающегося от ковида на 10 миллионов рублей.

И это при том, что государство ведет такую агрессивную кампанию по борьбе с коронавирусом! Сам президент чуть не в каждом своем выступлении напоминает о том, что нужно вакцинироваться. При том, что качество и безопасность российской вакцины (а другой у нас нет) даже не ставится под сомнение. Немного странно, но факт остается фактом: государство за смерть вакцинированного готово выложить только 30 тысяч. Чуть больше двух физиологических прожиточных минимумов. Не густо.

Перейдем ко второй «абсолютной ценности»: семья и дети.

По факту мы на сегодняшний день наблюдаем, что в структуре бедности 80%… это семьи, которые воспитывают детей,

заявил глава Минтруда Антон Котяков в средине октября.

Так и хочется спросить: это как так? Победа относительных ценностей над абсолютными?

Идем дальше. По итогам прошедшего года население России сократилось больше чем на полмиллиона человек; согласно прогнозу правительства за 2021 и 2022 годы, население России сократится еще на миллион человек (по всей видимости, хорошо так за); а по прогнозу РАН, к 2036 году потери могут вырасти на 12 млн! И дело тут далеко не только в выросшей смертности от коронавируса (любопытно, что к четвертой волне пандемии смертность в той же Великобритании пошла на спад, тогда как в России – бьет рекорды, что говорит о слабости нашей системы здравоохранения, разваленной известной «оптимизацией»), которая лишь удваивает естественную убыль. И это называется «сохранением и приумножением населения»?

Да, Владимир Путин совершенно справедливо отмечает, что действующая модель капитализма исчерпала свои возможности, но что может предложить Россия – систему госкапитализма, при которой богатые становятся еще богаче, а население проваливается в глухую нищету – без просветов и лазеек (напомню, что уровень закредитованности населения уже превысил размер федерального бюджета – и это не считая долгов за ЖКХ, стоимость услуг которой планируют поднять еще!). Вот за сохранение, «консервацию» такой системы выступает Владимир Владимирович?

Или коснемся вопроса о правах человека. Вскрывшиеся факты пыток и изнасилований в российских колониях просто поражают воображение (власть от них даже не смогла отмахнуться, свалив все на иностранное вмешательство, что уже само собой беспрецедентно). Но более всего в этой истории удивляет то, что Сергей Савельев, который и передал архивы ФСИН независимым экспертам, ныне объявлен в розыск. В отношении него возбуждено уголовное дело, как пишет RT со ссылкой на источник в силовых органах, по факту «незаконного получения сведений, составляющих государственную тайну». Дело в том, что, по словам источника издания, «файлы относились к сведениям для служебного пользования, носили гриф секретности и не предназначались для публичного распространения». Странно, если было бы наоборот, не так ли? И что вот эту систему мы берем за «последний остров демократии и свободы» (Вячеслав Володин) и оплот «умеренного консерватизма»? (Впрочем, тут надо отметить, что силовики, по всей видимости, несколько поспешили, судя по словам Татьяны Москальковой, которая заявила, что Савельева ищут как свидетеля. А не подозреваемого).

А процветание «семейного» бизнеса, основанного на господрядах (тут достаточно вспомнить, что тендер на 238 миллионов рублей на обслуживание паркоматов в Москве получила компания, возглавляемая младшим братом вице-мэра столицы Анастасии Раковой, или что контракты на противогололедные реагенты для московских дорог на 16 млрд рублей достались НПО «Путевые технологии», контролируемой семьей бизнес-партнера сына вице-премьера Юрия Трутнева Дмитрия)? А фальсификации на выборах? А коррупция? А криминализация оппозиции (а по факту инакомыслия)? Это все то же из оперы «умеренного консерватизма»?

В общем, говорить тут можно долго, но одно будет неизменным: ничего «здорового» в сравнении с заявленным президентом (ну разве что кроме отсутствия у нас расизма и его антипода) обнаружить не удастся. Хоть ты тресни. Увы и ах. Что подталкивает нас к очень печальному выводу: все то, о чем говорил президент и, отметим, в большинстве своем говорил правильно, никакого отношения к российской действительности не имеет, где правит бал совсем другой – паталогический и нездоровый – консерватизм, обосновывающий стабильность Системы, имеющей ряд бенефициаров, которые очень не хотят того, чтобы данный порядок изменился не в их пользу.

А «умеренный консерватизм» к чему тогда? Ну должна же быть у государства своя идеология, не все же на одном патриотизме выезжать, нужно что-то более целостное, объемное – идеологическая основа, в общем. Как в Северной Корее, в Конституции которой чучхе определяется как «мировоззрение, в центре которого – человек, и революционные идеи, нацеленные на осуществление самостоятельности народных масс». Так и у нас – в центре человек, семья и дальше по списку. Очередной симулякр. Но не простой, а с прогнозом на будущее: помните анекдот про пессимиста, который говорит, что хуже уже не будет, и оптимиста, который радостно заявляет, что будет, будет? Там и тут, у нас. Не зря же президент назвал «умеренный консерватизм» еще и «консерватизмом для оптимистов». Эх, не зря…

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Анатолий
Анатолий
1 месяц назад

В повестке дня левых сил вызревает переход от пассивной обороны к активным действиям по разоблачению, по сути, преступного путинского режима. В состав обвинений попадает утверждённое указом Президента РФ от 06.04.2004 № 490С Положение об Администрации Президента РФ, со ссылкой на пункт «и» статьи 83 Конституции РФ, согласно которому Президент РФ «формирует Администрацию Президента РФ в целях обеспечения реализации своих полномочий», однако выходящее за пределы полномочий Президента РФ, в частности, в пунктах: «3…Предельная численность работников Администрации и её смета утверждаются Президентом РФ» и «8. Руководитель Администрации … утверждает перечень сведений, подлежащих засекречиванию в Администрации». Согласно Конституции Президент РФ не вправе самолично распоряжаться бюджетом страны, как и любыми его частями, устанавливать размеры денежного вознаграждения себе и своим подчинённым, утверждать сметы каких бы то ни было органов власти или скрывать (засекречивать) какие-либо действия своего аппарата. Но перед нами указ Президента РФ № 232 от 11.04.2014 года, которым Путин повышает в 2,65 раза денежное вознаграждение лично себе и Д.Медведеву! Путина не смущает противоправность этого преступного акта, как не мучают и угрызения совести от того, что денежное вознаграждение первых лиц государства превышает средний уровень зарплат по стране более чем в 20 раз! Введя в повседневность преступное «телефонное право», администрация Путина фактически манипулирует законодательной, исполнительной и судебной властью в стране, осуществляет запрещённую статьёй 29 Конституции РФ цензуру СМИ. На вопрос иностранного журналиста (российскому задать такой не позволили бы), почему полиция бьёт дубинками и задерживает участников мирных протестных акций, Путин отвечает: потому что эти акции «не разрешены», следовательно, незаконны (преступны)! Но Конституцией РФ (по примеру Конституции СССР) установлен УВЕДОМИТЕЛЬНЫЙ порядок проведения мирных акций граждан. Если акция не согласована, то причиной может быть и отказ властей от согласования. В законодательстве РФ нет такой юридической нормы, как «разрешение властей на проведение мирных акций граждан»! Акция может быть признана НЕЗАКОННОЙ только по решению суда, но для принятия такого решения нужны веские основания! Придётся Путину ответить за содеянное им, если не в суде РФ, то перед Международным трибуналом!