За маской единства и непоколебимости

1 месяц назад

А так ли едина Европа в конфликте с Россией, как это пытаются подать в западной пропаганде? Ну определенное единство налицо – с этим даже глупо спорить. Пусть с некоторыми потугами, но все же Евросоюз ввел против РФ девятый пакет санкций, что должно служить доказательством консолидированной позиции Европы. Но тем не менее, если беспристрастно посмотреть на европейскую политику в отношении РФ, нельзя не отметить некую двойственность происходящего: точно есть две разные точки зрения. Решительная или даже сверхрешительная и умеренная, в которой даже невооруженным глазом просматривается желание компромисса. Первую транслирует ЕС, а вторую – по крайней мере, некоторые, а говоря точнее, большинство лидеров национальных государств, входящих в ЕС.

Фото: EPA

Ну с ЕС все понятно: для них русофобская позиция – все равно что идеологическая аксиома, априорная данность. Хотя почему «все равно что»? Так и есть: идеологическая аксиома, априорная данность. Поэтому они даже мысли не допускают о компромиссном решении «украинского вопроса». Можно, допустим, вспомнить слова главы европейской дипломатии Жозепа Борреля о том, что Украина должна одержать верх над Россией на поле боя (вот это дипломатия!). От него не отстают и председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, еще в сентябре заявившая, что «Путина ждет поражение, а Украину и Европу – победа», и председатель Евросовета Шарль Мишель, который убежден, по его собственному признанию, в том, что у России нет шанса победить в конфликте с Украиной. Отсюда – какие договоренности с РФ? По их мнению, Россию нужно раздавить в военном плане. Обесточить, обескровить и т. д. И точка (вот тогда-то и будет вкусно). Такая вот радикальная риторика.

Но если посмотреть на теmessage, которые транслируют лидеры национальных государств, то картина складывается несколько иная. Нет, сейчас разговор не о Венгрии, которая что есть мочи противится «европейской солидарности» (позиция Виктора Орбана хорошо известна). Сейчас разговор о Германии и Франции как лидерах ЕС (имею в виду стран, входящих в ЕС, разумеется), которые транслируют куда менее воинственные message’s. Например, канцлер Германии Олаф Шольц уже во всю готовится к возобновлению экономических отношений с РФ: «России, завершившей войну, также будет нужен шанс возобновить экономическое сотрудничество в другое время. На данный момент отношения, которые у нас есть, сокращаются, сокращаются, сокращаются. Сейчас мы ужесточаем санкции. Однако и после войны Россия останется крупнейшей страной на европейском континенте. Поэтому очень важно, чтобы мы подготовились к этому времени», – заявил он пару недель назад, выступая перед Немецким экономическим комитетом по восточноевропейским экономическим отношениям в Берлине.

И, что самое интересное, на этом немецкий канцлер не остановился. Не прошло и недели, как в интервью газете Süddeutsche Zeitung Шольц подчеркнул, что «важно, чтобы, несмотря на серьезные расхождения во мнениях, мы не дали оборваться нити переговоров с Россией», при этом выразив уверенность, что когда конфликт завершится, появится возможность возобновить взаимодействие с Россией. Более того: в этом же интервью немецкий канцлер в категоричной форме заявил, что ФРГ не будет поставлять Украине танки западного образца, которые так просит последняя, в одностороннем порядке: «Мы придерживаемся трех четких принципов. Во-первых, мы поддерживаем Украину в меру наших возможностей. Во-вторых, мы предотвращаем прямую конфронтацию между НАТО и Россией. И в-третьих, не будет никаких односторонних действий со стороны Германии. Это критерий нашей решительной, но осторожной политики – и он будет действовать и в следующем году. Мое впечатление, что подавляющее большинство немцев считает это правильным», – пояснил он. А если к этому еще прибавить, что Германия отказала Украине в поставке ЗРК Patriot (видимо, для того, чтоб уж слишком сильно не раздражать Владимира Путина), то картинка складывается вполне себе красноречивая.

Теперь что касается Франции. В начале декабря после встречи с американским президентом Эмманюэль Макрон призвал дать гарантии российскому коллеге о нерасширении НАТО на восток: «Один из важнейших моментов, который мы должны рассмотреть, – как всегда говорил президент Путин, – это страх перед тем, что НАТО подойдет прямо к его дверям, и развертывание оружия, которое может угрожать России», – подчеркнул президент Франции. А буквально вчера он радикализировал тот призыв в смысле отстранения от США и НАТО. Как пишет WSJ, французский лидер выступил с призывом меньше ориентироваться на американских партнеров в вопросах безопасности и предоставить РФ свои гарантии безопасности в рамках мирных переговоров по Украине. При этом, по мнению Макрона, страны Европы должны развивать собственные военные силы, действуя «вместе с НАТО, но также и независимо от НАТО».А до этого, еще в начале июня, в интервью газете Ouest France Макрон подчеркнул, что «нельзя унижать Россию, чтобы в тот день, когда боевые действия прекратятся, мы могли найти выход с помощью дипломатии», попутно отметив, никогда не скрывал факт переговоров с президентом России Владимиром Путиным, с которым с декабря провел около ста часов телефонных разговоров.

То есть Макрон, как, собственно, и Шольц, уже грезит поствоенным миром. В отличие от чиновников ЕС, которые целиком и полностью сконцентрированы на конфликте, и не столько даже на собственно украинском, сколько на глобальном, который можно определить как противостояние Запада и России. У них в отличие от Макрона с Шольцем нет мыслей о том, как жить после, они поглощены идей «поражения России». Впрочем, они могут себе это позволить: им как минимум не надо отчитываться перед гражданами Франции и Германии об экономическом, о социальном и проч. развитии стран, беспокоиться их, граждан, уровнем жизни и так далее. Их, чиновников ЕС, в этом плане ничего не сдерживает, они совершенно свободны. Поэтому думать о том, как жить после, им не так уж и надо: как ни крути, это проблема Шольца, Макрона и прочих лидеров государств, входящих в ЕС.

И Макрон с Шольцем как лидеры ЕС (выход Германии и Франции из ЕС станет для последнего фатальным) это очень хорошо понимают. И думают об этом уже сейчас, не разрывая окончательно и бесповоротно все те связи, что были с РФ. Постоянно как бы намекая, что они скорее вынуждены подчиниться общему тренду, что не могут иначе (как, допустим, Владимир Путин не может взять и по щелчку пальцев прекратить СВО). Но если бы могли, то, разумеется, выстраивали бы политику по отношению к России совсем в другом ключе. Что, в частности, подтверждается и откровениями экс-премьера Великобритании Бориса Джонсона в интервью CNN в конце ноября: «Французы до последнего момента все отрицали. Немцы по всевозможным веским экономическим причинам тоже не хотели, они были… Я вам скажу сейчас ужасную вещь. В какой-то момент немцы считали, что если это должно было случиться (спецоперация на Украине – прим. авт.), что было бы катастрофой, то было бы лучше, если бы все это закончилось быстро и чтобы Украина рухнула»,– заявил он.

Таким образом позиция ЕС в лице его чиновников достаточно сильно отличается от позиции лидеров государств, входящих в ЕС. Более того: и среди последних нет единства по поводу стратегических вопросов, что видно, допустим, по риторике Шольца и Макрона. Если первый выбирает сугубо выжидательную позицию, по всей видимости, надеясь, что все утрясется и мир придет к состоянию, хоть как-то напоминающему время до 24 февраля, то второй активно вступает в борьбу за лидерское кресло в ЕС, который, союз то есть, даже пытается противопоставлять США. Собственно, если даже смотреть по верхушкам, налицо конфликт между Макроном и Шольцем (а он действительно есть: не будем забывать, что после последнего саммита глав двух государств, который проходил в Париже, Шольц не удостоился даже пресс-конференции, что по правилам политического этикета приравнивается чуть ли не к плевку в лицо). А ведь есть еще Польша, которая усиленно тянет одеяло на себя, метя на если не первый, то хотя бы второй центр Европы. Есть еще Италия, в которой победили правые, и покамест сложно сказать, к чему это приведет и какие у них вообще амбиции. Вот здесь, кстати говоря, уместно будет вспомнить Венгрию. А еще Сербию. И Великобританию, которая пусть и не входит в ЕС, но является неотъемлемой частью Европы.

В общем, как бы ни пыталась та же Урсула фон дер Ляйен убедить всех и вся, что ЕС един как никогда – с реальным положением дел это соотносится плохо. Да, члены ЕС проявляют определенную долю солидарности в поддержке Украины и, соответственно, противостоянии с РФ, но сказать, что все разделяют энтузиазм еврочиновников– не получится при всем желании. Противоречия зреют и в той или иной форме – они дадут о себе знать. До разрешения «украинского конфликта» или после, но ЕС тряханет. И вполне вероятно так, что та сеть трещинок, что пробежала по его каркасу, обернется линиями разломов. Так что это еще вопрос, в каком виде останется ЕС, если останется вообще.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ