Войны с Украиной не будет: все идет по плану

4 месяца назад

Ну что тут скажешь? Владимир Путин пошел своим излюбленным путем – спецоперации с явной тактической целью ошарашить и вывести из состояния равновесия, причем не только противников, но и, думается, сторонников. Ибо да, решение признать самопровозглашенные республики Донбасса выглядело неожиданным. Поскольку несколько противоречило исходному плану, контуры которого, в принципе, можно было понять по последним действиям российских властей: принудить Владимира Зеленского к реализации Минских соглашений (план «А»). Что ставит логичный вопрос: что дальше? Или – по-другому: неужели Владимир Владимирович актуализировал некий план «Б», отказавшись от предыдущего?

Фото: kremlin.ru

Для кристальной ясности еще раз: почему под планом «А» я подразумеваю ряд действий со стороны России, направленных на то, чтобы Украина зашевелилась в направлении Минских соглашений (да-да, то самое: «нравится, не нравится – терпи, моя красавица»)? Потому что, во-первых, Владимир Путин сам не раз артикулировал этот посыл, например, на совместной пресс-конференции с канцлером ФРГ Олафом Шольцем он, комментируя одобренное – понятное дело, не более чем простое совпадение – в этот же день обращение КПРФ о необходимости признания ЛДНР, заявил: «Мы должны все сделать для решения проблем Донбасса, но сделать это так, как об этом говорил федеральный канцлер, прежде всего, исходя из не до конца реализованных возможностей по исполнению Минских соглашений».

Во-вторых, то, что Госдума одобрила «красный» вариант обращения, а не свой (не будем строить иллюзий насчет субъектности сего политического органа), принадлежащий «Единой России», который прокатила, точнее, который прокатила сама же партия власти, указывает на то, что это, скорее, тактическая уловка, очередное повышение ставок, демонстрация нашей решимости идти до конца, но – не более того. То есть на тот момент времени, по всей видимости, вопроса о действительном признании самопровозглашенных республик в Кремле не стояло, иначе – данная инициатива (и неважно, в каком из двух вариантов) была бы заявлена от лица правящей партии (впрочем, Владимир Владимирович в своем обращении к нации крепко отомстил коммунистам за это, буквально смешав с грязью вождя мирового пролетариата, что наши коммунисты стойко проглотили).

В-третьих, на это же указывала и эвакуация жителей ЛДНР на территорию РФ (совершенно бессмысленная после признания Донбасса).

И наконец, в-четвертых, косвенно об этом свидетельствовал сам характер спецоперации: многое из того, что российскому, да и мировому сообществам подавалось как реальное положение дел, в реальности таким не было. В частности, стоит отметить инциденты с видеообращениями глав ДНР и ЛНР Дениса Пушилина и Леонида Пасечника, которые были изготовлены за два дня до даты их публикации, и с видео, размещенном на сайте МГБ ЛНР, об обнаружении взрывного устройства под мостом в районе города Краснодона на пути следования автобуса с беженцами, которое оказалось записанным еще в 2019 году. Сюда же можно добавить и историю со взрывом автомобиля главы народной милиции ДНР Дениса Синенкова: по всей видимости, с его машины в целях экономии просто переставили номера на старенький УАЗик, который и взорвали. «Ночью патриотический канал “Оплот” снимает ролик со штурмом дома, где донецкое МГБ якобы берет группу украинских диверсантов. А утром этот же дом, раскуроченный во время ночной пальбы, представляют уже как часть жилого фонда, пострадавшего от обстрела укрофашистов», – приводит еще один пример независимый политолог Дмитрий Орешкин. И то, что случаев фальсификации оказалось не один и не два, говорит о том, что их может быть куда больше. Уж если даже заседание российского Совбеза, которое подавалось под соусом «прямой трансляции», по всей видимости, шло в записи, на что указывает как время на часах участников, разнящееся с реальным, так и странное отсутствие выступления генпрокурора Игоря Краснова, которого показали лишь уже отходящим от трибуны, то что говорить о таких мелочах – а в глазах Кремля это, увы, мелочи, – как взрывы домов и гибель гражданского населения ЛДНР? Что, в свою очередь, ставит под сомнение все якобы доказательства как спонтанности реагирования, так и – к сожалению, в данном случае – «фактов» украинской агрессии.

А вот это уже переводит всю эту историю с якобы обострением ситуации на линии соприкосновения в разряд спецоперации, частью которой и была инициатива КПРФ о признании Донбасса, направленной на то, чтобы подействовать на неуступчивого Зеленского в качестве, так сказать, меры «по приведению в чувство». Но на Зеленского – к явному неудовольствию Кремля – это не подействовало. И в ответ Путин вынужден был обратиться к инициативе КПРФ уже на практике.

Что это значит? А то, что, по сути, надо готовиться к полномасштабной войне, ибо, как верно подмечает политолог Владимир Пастухов, даже «присоединение Донбасса не решает тех проблем, которые обозначил Путин. Эти проблемы могут быть решены, только если завоевана вся Украина», объявленная в ее современном виде угрозой национальной безопасности РФ. Поэтому даже не так уж и важно, в каких границах Россия признает ДНР и ЛНР, фактических или границах Донецкой и Луганской областей, если настоящая цель – вся Украина. Тем более что фактическая граница – это, по существу, линия соприкосновения, а последняя отличается подвижностью. Так что если признаем в границах областей, то будем сначала вытеснять ВСУ из этих территорий, признаем в фактических – будем просто сдвигать линию соприкосновения. Вот и вся разница. И весь план «Б», который… стал/станет очередным тактическим маневром (если исходить из того, что действия Кремля обладают логикой в ее классическом смысле).

Ключевым моментом, который расставляет все точки над i, является то, что Кремль, несмотря ни на что, остается приверженцем Минских соглашений, которые фактически денонсируются признанием ЛДНР. «Некоторые наши коллеги готовы похоронить Минские соглашения. Но я хотел бы напомнить, что на момент заключения Минских соглашений ЛНР и ДНР уже провозгласили независимость. Тот факт, что Россия сегодня ее признала, никак не меняет состав сторон Минских соглашений, поскольку Россия таковой не является. Мы об этом неоднократно заявляли, и, таким образом, в этом плане ничего не изменилось. Другое дело, что Минские соглашения давно открыто саботировались Украиной при покровительстве наших западных коллег», – артикулировал новую позицию Кремля постпред России при ООН Василий Небензя на экстренном заседании Совбеза ООН. Почему новую? Да потому что еще меньше недели назад Кремль считал признание самопровозглашенных республик нарушением Минских оглашений: «Безусловно, признание не коррелирует с Минскими соглашениями. Это действительно так», – заявлял тогда пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. Что ж… скорость переобувания производит впечатление. Почти что неизгладимое. И уже с потрохами выдает все замыслы «кремлевских стратегов».

Приверженность Минску явно свидетельствует о том, что на Киев российская армия не двинется. По крайней мере, думается, что высшее российское начальство такого исхода не планирует – ну или держит его в запасе, что называется, на экстренный случай. Минские соглашения остаются приоритетным направлением в разрешении военного конфликта – если официально – на Юго-Востоке Украины. Поэтому иначе чем очередным шагом в демонстрации того, что Россия шутить не собирается, на сегодняшний момент признание независимости ЛДНР можно не рассматривать. Но угроза сама по себе уже куда более явственная, чем тоже обращение КПРФ, ибо и на Украине, и на Западе прекрасно понимают, что такой расклад потенциально означает план «Б», подразумевающий полный захват Украины. Этот сигнал не считать уже нельзя. Тем более что Владимир Владимирович уже распорядился, чтобы вооруженные силы России «осуществили функции по поддержанию мира» в ЛДНР, то есть дал добро на ввод российской армии на территорию Донбасса, который – по крайней мере, частично – уже состоялся.

Но пока это не более чем присутствие – для нагнетания страха. И, вероятно, последняя возможность Запада (впрочем, можно предположить, что последняя будет, когда российская армия двинется в наступление) надавить на Зеленского, чтобы он активировал реализацию Минских соглашений. Пойдет ли он на это? Скорей всего, да. Поскольку сознает, что в противном случае Украина в скором времени перейдет под полный контроль РФ. Вряд ли за двое суток, как пишет Reuters со ссылкой на американских чиновников, но затяжной война точно не будет. А если не сознает, то мы имеем перед глазами пример с Януковичем, которого довольно быстро сместили, когда недовольство элит достигло критической отметки. И кто даст гарантию, что подобное не случится с Зеленским, если он упрется не на жизнь, а на смерть? В том-то и дело, что никто. И такой вариант развития событий списывать со счетов нельзя. Смещение Зеленского на более лояльную фигуру (в смысле Минских соглашений) – вариант далеко из области фантастики.

Но в любом случае даже сейчас, когда Россия признала ДНР и ЛНР и уже ввела войска, можно с высокой долей вероятности прогнозировать, что войны не будет, потому что она не нужна ни России, ни Украине, ни Западу. У последнего нынче хватает и своих забот, как, впрочем, и у Незалежной. А что касается России, то у ее руководства, по всей видимости, элементарно нет четкой стратегии при негативном сценарии (то есть при захвате Украины). Как справедливо пишет политолог Борис Кагарлицкий, «решающая победа через полный разгром украинской армии и подчинение территории невозможна — не потому, что российские военные с этой задачей не справятся, а потому, что такая задача не может быть осмысленно сформулирована и четко поставлена. А любой другой сценарий развития конфликта принесет российской власти одни только минусы». Ибо ответа на вопрос, что делать с Украиной в случае ее перехода под военный контроль российской армии, в Кремле нет.

Такой расклад действительно создаст больше проблем, чем их решит, причем намного – вплоть до крушения «путинского режима», ибо контроль над Незалежной – без стратегической цели – высосет из России все соки, что тут же скажется – впрочем, это скажется куда раньше – на населении страны, которое вряд ли – как во времена «покоренья Крыма» – сугубо из патриотических чувств (к тому же в понимании российского руководства, что на самом деле плохо соотносится с настоящим патриотизмом) покорно еще туже затянет пояса, предварительно сделав несколько дополнительных дырок. И это еще одна причина, вследствие которой вариант с войной оставляют на крайний случай (в качестве морального удовлетворения). Пока можно уверенно констатировать, что Владимир Путин настойчиво воплощает в жизнь план «А», по которому ДНР и ЛНР в качестве автономий перейдут к Украине, дабы впоследствии и не без участия этих автономий втянуть Украину в сферу российского влияния и, может быть, даже вписать ее в состав Союзного государства. Но действуя пусть и не без «гибридных» и проч. технологий, но в большей степени политически, а не силой штыка, который будет сломан едва ли не в тот же момент, когда Владимир Путин покинет президентский пост. Поскольку здесь речь идет именно об архитектуре «постпутинской России», а не сегодняшнем моменте. О строительстве на века, а не конструкции из игральных карт.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ