«Ультиматум 17 декабря»: Путин опять всех переиграл?

5 месяцев назад

С точки зрения логики и вообще всей политической конъюнктуры план с «ультиматумом 17 декабря» уверенно идет к своему полному провалу: ни США, ни НАТО не собираются делать уступки по гарантиям безопасности, которых требует Россия, наоборот, мы можем констатировать, что Запад готовится к тому, чтобы дать серьезный ответ в случае, если российская армия все же войдет на территорию Украины. Что позволит Кремлю, по крайней мере, сохранить лицо, разумеется, при неизбежных экономических потерях. Если же никаких военных действий со стороны России не планируется, то репутационные потери будут катастрофическими: как и на международной арене, так и внутри страны, которой не останется ничего кроме, как опустить новый железный занавес и превратиться в сырьевой придаток Китая. Перспективы не очень-то радужные – при любом из этих вариантов.

Фото: kremlin.ru

Совершенно очевидно, что кремлевские стратеги не настолько глупы, чтобы приступить к реализации того плана, который априори закончится неудачей, ибо с самого начала было понятно, что ни Вашингтон, ни Брюссель не дадут положительного ответа на предложения/требования Кремля. Причем эти предложения/требования были заявлены настолько громко, что пойти на попятную российской стороне уже не выйдет ни при каком раскладе. Тогда зачем они были заявлены? В надежде на удачу, на известное русское «авось»? Ну в это верится с трудом, точнее, не верится вовсе: уж больно ставки высоки. Следовательно, есть что-то еще, что постоянно упускается. Может быть, «путинский ультиматум» – это не более чем такая своеобразная «обманка», вброшенная для отвлечения внимания, а цель всей этой операции совершенно в другом (и такая версия, кстати говоря, очень хорошо соответствует психологии Владимира Путина, чья склонность к секретности и спецоперациям хорошо известна)?

В пользу этого предположения говорит и то, что советские дипломаты редко когда садились за стол переговоров, имея в кармане только один сценарий, как правило, был заявленный «план максимум» и согласованный с Кремлем «план минимум», к которому прибегали – в виде показательных уступок, когда переговоры заходили в тупик. А все высшие чины России, включая президента, крайне влиятельного секретаря Совбеза Николая Патрушева, главу МИДа Сергея Лаврова и прочих – выходцы как раз  из условно «советской школы политики». И то, как сейчас нагнетается ситуация с «ультиматумом 17 декабря» со стойкой тенденцией к тупику, очень хорошо коррелирует вот с этим «планом максимум». То есть какое-то время обстановку будут еще раскалять, а когда останется только шаг до того, как полетят снаряды и помчатся танки, российская сторона пойдет на уступки – на «план минимум». И, кажется, уже сейчас можно обозначить основные моменты, которые содержатся в этом «реальном» плане.

Сложно, конечно, говорить наверняка, но вполне можно предположить, что кое-чего Россия уже добилась: Штаты предложили вернуться к обсуждению: а) договора о ракетах средней и малой дальности, из которого они некогда вышли, обвинив Россию в нарушениях; б) непроведения военных учений вблизи наших границ и в) военного присутствия и размещения вооружения в странах, соседствующих с Россией. Если сойтись по этим пунктам, то вопрос с безопасностью пусть временно, но можно считать закрытым. Тогда получается, что в основе «плана минимум» лежит нечто другое, имеющее к «ультиматуму» далеко непрямое отношение, по крайней мере, в ближайшей перспективе, но явно соотносящееся с оным в стратегическом отношении.

И тут вариантов не так уж и много. Во-первых, это Украина. Ну не зря же Владимир Путин даже статью написал «Об историческом единстве русских и украинцев», в которой отказал украинцам в исторической основе как народу. По его мнению, Украина, как и Белоруссия, должна входить в состав России или в состав Союзного государства, что, в принципе, одно и то же. Но присоединить Украину – задача сейчас практически нереальная: даже если ввести войска. Страну в долгосрочной (да и среднесрочной) перспективе будет не удержать. Тем более учитывая, что в экономическом плане сейчас РФ переживает не лучшие времена, интегрировать в нее территорию с крайне высоким уровнем протестной активности – чистой воды самоубийство. Однако не сказать, что проблема не решается другим путем.

Этот путь – ЛДНР и Минские соглашения. Ведь если Владимир Зеленский пойдет на реализацию Минска-2, это автоматически будет означать, что он не переизберется на второй срок. Тут появляется хорошая лазейка для того, чтобы провести если не пророссийского кандидата, то хотя бы расставить лояльных Кремлю людей на некоторых ключевых должностях и вообще ввести российский вектор в украинскую политику. Что со временем может привести к переориентации Незалежной с националистических и европейских позиций на российские, а там – и до Союзного государства один шаг. И, надо отметить, такой сценарий куда лучше смотрится с точки зрения как среднесрочной, так и дальнесрочной перспективы. И на то, что такой сценарий не является фантазией, указывает как заявление британского МИДа, в котором говорится, что Кремль думает над тем, чтобы «привести к власти в Киеве пророссийского лидера», так и последняя встреча Владимира Путина с Эмманюэлем Макроном, который сделал ставку именно на «донбасский кейс» и Минск-2.

И тут, надо отдать должное его прозорливости, Макрон, кажется, попал, что называется, «в десяточку». Да, со своей стороны он крайне заинтересован в решении этого конфликта, ибо если ему это удастся, то он, во-первых, получит статус «главного европейского миротворца» (хм, по сути, отобрав его у Путина), что положительно сыграет на его предвыборной кампании, а во-вторых, заручится поддержкой России (и, вероятно, лично Путина) на президентских выборах, намеченных на апрель текущего года. С высокой долей вероятности можно сказать, что без российской помощи (а тут давайте не кривить душой: все страны, которые могут себе это позволить, активно вмешиваются в выборы других стран; и Россия не исключение) Макрон не переизберется. Тем более что его основные конкуренты — Валери Пекресс, Эрик Земмур, которого называют «французским Трампом», и Марин Ле Пен – все они высказывались за крепкие отношения с Россией и снятие санкций, а последние два – так вообще выступают за выход Франции из НАТО. И тут не надо быть ясновидцем, что кому-то из трех Кремль окажет посильную помощь взойти на «французский престол». И Макрон это очень хорошо понимает. Поэтому будет стараться изо всех сил (на кону его второй срок!). И шансы есть: ведь если в свое время Николя Саркози удалось убедить Михаила Саакашвили пойти по российскому сценарию, то почему не выйдет у Макрона убедить Зеленского?

Но даже если у Макрона это не выйдет, то есть еще и США, которые тоже давят на украинского президента, чтобы он наконец-то взялся за реализацию Минска-2. Учитывая такой прессинг, очень вероятно, что Зеленскому просто не останется выбора: он будет вынужден пойти на Минск-2, чтобы сохранить поддержку США и Франции (не исключено, что к ним присоединятся еще и другие европейские страны, например та же Германия). И тогда план Кремля осуществится, по крайней мере, в той его части, что будут созданы возможности для того, чтобы уже политическим (ну не без гибридных технологий, конечно, но в современном мире кто без них обходится?) путем привести Украину к Союзному государству.

Теперь – ко второй части «плана минимум», которую можно было бы определить как – снова же – создание возможностей для дестабилизации и развала НАТО. Что, как показала ситуация после «путинского ультиматума», не так уж и нереально. Возьмем ту же Францию: если к власти придет, допустим, Эрик Земмур или Марин Ле Пен, то НАТО может лишиться очень ценного игрока, который возьмет пророссийский курс (не обязательно же вкладываться в поддержку Макрона на сто процентов, даже если он уговорит Зеленского пойти на Минск-2, не так ли?). Непростая ситуация с Германией, которая попала в ловушку национальных и европейских интересов. Со стороны последних, ей необходимо чуть ли не разрывать все отношения с Россией, полностью концентрируясь на поддержке Украины, а вот с национальных – такой подход наносит ощутимый урон экономике и обществу в целом. Из-за дефицита энергоносителей немцы, привыкшие к комфорту, вынуждены мириться с низкой температурой в своих жилищах: не стоит забывать, что доля российского газа от всего объема, экспортируемого Германией, превышает 50%. Можно вспомнить ту же Венгрию, которая совсем не рвется к жесткому противостоянию Россия – НАТО. В общем, как справедливо подметил экономист Владислав Иноземцев, «политика большинства ведущих держав (Россия является тут очевидным и редким исключением) ориентирована на реальные достижимые цели и управляется идеями прагматизма. Именно поэтому «враги» Владимира Путина будут раз за разом превращаться в его партнеров…» И именно это обстоятельство может сыграть ключевую роль в развале альянса.

Да, две выше означенные задачи – задачи стратегические, требующие для своей реализации немалого времени, но не сказать, что это не соотносится с их глобальностью: за пять минут разрушить НАТО или даже вернуть Украину в состав России / Союзного государства не выйдет ни при каком раскладе. Точно так же, как и добиться того, чтобы европейские страны приняли «путинский ультиматум». А вот этот сценарий – разумеется, если он будет воплощен в жизнь – решает не только проблемы, связанные с безопасностью, но и открывает для России возможности для того, чтобы максимально усилить свое влияние на европейской территории. Ибо выход Великобритании показал, чего стоит Европейский союз. Теперь нужно сделать то же самое с НАТО и уже окончательно разрушить эти структуры. После чего ни одна страна Запада ничего не сможет противопоставить России. И достижение такого порядка даже не идет в сравнение ни с какими гарантиями безопасности, порядка, предполагающего трехполярность мировой политической системы. Что, надо полагать, и является настоящей (тайной) основой «путинского ультиматума».

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ