Война всегда

С войной мы живем и будем жить всегда. Она – форма жизни. Чем сильней будем пытаться бежать от нее, тем скорей она придет и застанет врасплох.

В советскую перестройку страна бежала в том числе от Третьей мировой, согласившись на то, что коммунизм и она сама в своем нынешнем облике – главные источники противоречий, неуклонно ведущих к войне.

Мемориал павшим советским воинам в Тиргартене. Фото: flickr.com//Andrew Robertson

Тогда, например, заявлялось, что «наша перестройка спасает мир». Это высказывание писателя Алеся Адамовича. Он же утверждал, что план на 2000 год – не только квартира каждой советской семье, но и избавление планеты от войн. Но, как показало время, после года миллениума все еще только начинается, и конца истории войн не видно. Вместо этого человечество вновь пошло по канату, который еще и всеми силами раскачивает. Практически в детском любопытстве: что будет, если?..

А ведь фраза Адамовича очень точное высказывание: именно Советский Союз после Великой Отечественной воспринял свою миссию в качестве избавления планеты от войн. Речь уже шла не о всеобщем интернационале и победе коммунизма во всем мире. Глобальная советская задача формулировалось как дело мира, противостояние войне.

Лозунг «Нет войне!» стал главной идеологической скрепой в стране. Отсюда, к примеру, понятен негатив, связанный с вхождением советских войск в Афганистан. Это воспринималось невозможной ересью: отходом, предательством главной советской миротворческой миссии и началом конца строя.

В советскую перестройку, по сути, большая страна была принесена в жертву ради дела мира. Гонка вооружений и военный паритет заводили в абсурдную ситуацию возможности многократного уничтожения всего человечества. Поэтому и возникло горбачевское «новое мышление» как утопический проект политики ненасильственными методами.

Страна уничтожала себя, чтобы спасти мир. Так она побеждала Третью мировую. Но в итоге не обрела никакой благодарности, вместо этого возникла еще более опасная конструкция однополярного мира. Ведь если в эпоху былого противостояния Советского Союза и США главным было недопущение войны (залог чему – возможность многократного уничтожения цивилизации), то однополярная структура привела к допущению войны, причем формата мировой.

Советский Союз победил Третью мировую собственной ценой. Поэтому со спуском красного флага над Кремлем пришла практически военная разруха и затяжная смута со сполохами гражданской войны.

Война – всегда. Да, именно: хочешь мира – готовься к войне.

Россия хоть и получила небывалые увечья в ходе крушения Союза, но остается большой державой. И если внутренне в этой огромности – полнота ее облика и гармония, то внешне воспринимается за что-то избыточное. При том что современное человечество далеко не пастораль и не прибежище вегетарианцев и непротивленцев. Вот поэтому и необходимо постоянно бодрствовать. Особенно в 4 часа утра.

Мало того, ощущая себя частью Европы и Азии, «часовые Родины» устремляют и туда свои взгляды, где тучи ходят хмуро. Это тоже территория ответственности.

Та советская антивоенная концепция должна быть откорректирована: не мир любой ценой, а противостояние войне. Тот самый будильник на без десяти минут четыре утра. Иначе разбудят или не проснешься никогда.

Война наша форма жизни – это надо принять. Как и то, что иная позиция – руки вверх и капитуляция. Собственно, эти простые вещи и должны стать следствием Дня скорби, 22 июня. Деятельная память об этом – бодрствование и готовность к отпору.

Война – не наш комплекс неполноценности, а, наоборот, полноценности. Она возникает не от того, что мы плохи или страдаем военнобесием, а потому как мир – поле битвы добра и зла, и никуда от этого не деться. У нас же тут передовая и большая ответственность.

Войны нельзя избежать, ее можно только отсрочить, выиграть время. Что и делало советское руководство перед Великой Отечественной. Собственно, этим же и занимается нынешнее российское…

От войны нельзя бежать и никогда невозможно убежать, иначе накроет разрухой, внутренней бранью и еще более худшими последствиями. Можно только запастись временем, чтобы усилить свой строй обороны.

Война – всегда. Просто до какого-то момента, пока снаряд не разорвался рядом и не стали приходить похоронки, ее можно не замечать и называть иными словами.

Уже сейчас мы имеем информационную, гибридную, санкционную, дипломатическую и далее по списку войну, а после 2014 года – вооруженного переворота на Украине – ее горячее пламя уже перешагнуло наш порог. Слишком много очень навязчивых рифм с нашей трагедией 80-летней давности…

История не заканчивается, все еще только начинается. Мы живем во времена грандиозного эпоса, а он не бывает без войн и сражений. От этого не надо бежать и прятаться, следует принять и будильник на всякий случай оставлять заведенным на без десяти четыре. В этом залог разрешения нашего гамлетовского вопроса.

Только этим мы можем остановить «коллективное самоубийство». Ведь потенциальный агрессор, утверждал в начале восьмидесятых академик Андрей Сахаров, как раз и «рассчитывает на недостаток решимости подвергшейся нападению стороны пойти на это самоубийство». Восемьдесят лет назад расчет так же был на этот недостаток. Но решимость позволила совершить чудо Победы. Агрессор рассчитывает на жертву ради спасения мира. История показала, что такая жертва-капитуляция не избавляет мир от угрозы, а лишь дает отсрочку или приносит еще больше горя.

 

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии