Простите нас, иноагенты! Лия Ахеджакова пронзительно вступилась за тех, кто полощет Россию на зарубежные гранты

Вахтанговскому театру, который всегда славился традицией и консерватизмом, исполнилось 100 лет. Тем символичнее, что премию «Звезда театрала – 2021» вручали на его сцене. На церемонии был весь творческий бомонд столицы – и артисты, и режиссеры, и поэты, и композиторы, все кто угодно: Константин Райкин, Евгения Симонова, Ирина Горбачёва, Владимир Вишневский, Лариса Рубальская, Анна Чиповская, Евгений Герасимов, Алексей Бородин, Александр Журбин и многие другие. Актеры в диапазоне от труппы Большого театра до Севастопольского драматического получали премии за достижения в области театрального искусства.

Не обошлось и без Лии Ахеджаковой. Народная артистка России из Днепропетровска и тут молчать не стала. В праздничной атмосфере комплиментов, искренних улыбок и растекающегося по всем углам елея Лия Меджидовна нашла в себе силы произнести пламенный спич по поводу беспредела в России даже после того, как получила очередную премию (на этот раз «Легенда сцены», до этого вручали «За гражданское мужество»). Ахеджакова буквально за пять минут вспомнила весь свой творческий путь, перечислив театры, в которых играла, а потом перешла к главному.

Если оказаться в кругу людей театра, то уже можно говорить о сокровенном и почти исповедаться, – кротко заметила актриса, фирменно положа руку на грудь, намекая на то, что не везде в России можно говорить обо всем. – Смыслы стали меняться. Вот «легенда» – какое великое слово, какая прелесть, но когда историческая память народа, трагическая память, когда история заворачивается в красивую легенду, и вместо подлинной истории нам суют легенду. Или «патриотизм» – великий смысл! И что оказывается? Группа оскорбленных патриотов, которая называет себя «СЕРБ», приходит к театру и требует искоренить ошибки в спектакле («Первый хлеб»). Или еще. Потерян смысл, что такое… (пытается вспомнить слово) иноагент. Это же шпион, который на эти деньги ходит, нюхает, на нас доносит и который разрушает нашу жизнь. Это иноагент. Но почему звание иноагента присваивается лучшим людям профессии? Лучшим! Лучшие журналисты, лучшие правозащитники. Мой друг Лев Пономарев* – иноагент! Мой любимый «Дождь»*, который был в телевизоре, теперь он ушел в партизаны, тоже «иноагент»! И вся страна любуется этим. Он никогда нас, «Дождь», не обманывает. Это наш «Дождь», наша «Медуза»*. Самое главное, я хочу сказать, наш «Мемориал»**! Ну что же это такое? Вот простите, я… Мне негде это сказать. Но тут сидят люди театра, и я знаю, что мы понимаем друг друга.

Что было дальше?
Скрежет тормозов, воронки у служебного входа, люди в кожаном грузят трясущихся от страха артистов и, конечно, старушку-правдорубку в автозаки – и везут на Лубянку. Где сажают в подвал, включают настольную лампу и…
Нет.

Все было иначе.
Пол не провалился, а коллеги, разумеется, поддержали овацией.

 

Стоя. И с криками «Браво!»
Такая смелость. Такая непосредственность.
Высказаться в уютном московском театре на Новом Арбате про сатрапов, палачей и душителей свободы.
И это в 83 года.
Тем более, когда в зале нет ни одного политика – не считать же Сергея Ястржембского.
Кто бы еще смог решиться на такое?
Только она – голос совести во мраке надвигающегося, а может, уже и наступившего нового 37-го.

Ну а теперь переходим к матчасти.
Лия Меджидовна любит упрекать тех, кому не нравятся ее спектакли, в том, что (в прошлый раз даже пришлось приврать, что вызывали на допрос в СК РФ, чего не было – следователь ножками пришел в театр и вежливо опросил народную артистку) оппоненты их даже не смотрели.
Что ж.

Раз актриса так любит профессионализм и ценит осведомленность, «Ваши Новости» возьмут на себя смелость растолковать ей, почему названные герои получили статус иноагента (действительно, неприятный статус, согласно которому субъекты даже сообщения в родительских чатах обязаны маркировать той самой надписью капслоком).

«Медуза»

В 2018 году RT опубликовал расследование с источниками дохода издания. Да, они почему-то были засекречены. Выяснилось, что «Медуза» получала гранты на свою деятельность от двух западных организаций – OAK Foundation и правительственного агентства SIDA. Сведения о заключении соответствующих договоров содержатся в финансовой отчётности фирмы Medusa Project SIA за 2017 год.
OAK Foundation – частный «благотворительный фонд» с головным офисом в Женеве. Согласно данным ассоциации European Foundation Centre (ЕFC), OAK был основан британским миллиардером Аланом Паркером. Средства от OAK Foundation получал, в частности, институт «Открытое общество»*** миллиардера Джорджа Сороса, который в 2015 году был признан Генпрокуратурой нежелательным для России.
SIDA – шведское правительственное агентство со штаб-квартирой в Стокгольме, которое существует на деньги шведских налогоплательщиков, но финансирует проекты по всему миру. Согласно отчетности Medusa Project SIA, в 2017 году компания получила более 340 тысяч евро (28,4 миллиона рублей) от «прочих кредиторов», однако какие именно организации являются этими кредиторами, в документах не уточняется.

«Дождь»

Минюст РФ объяснил это решение документами, которые ведомство получило от Роскомнадзора и Росфинмониторинга. По данным Роскомнадзора, телеканал получил от Евросоюза более 130 000 тысяч евро за освещение отношений блока с Россией (10,8 миллиона рублей).

«Радио Свобода»*

Тут пояснения особо и не нужны – это просто бюро иностранного информагентства, зарегистрированного в США . То есть попросту зарубежное СМИ. Принадлежит оно вместе с европейским офисом USAGM – Агентству США по глобальным медиа. Официальному американскому департаменту со штаб-квартирой в Вашингтоне. Находится в регулярном контакте с Госдепом США, что указано на сайте ведомства. Тут все более чем понятно.

Лев Пономарев*

Не станем ссылаться на выписки и финансовые отчеты, дадим слово самому Льву Александровичу – другу Лии Меджидовны.

Я до этого в Общественной палате получал президентский грант, но и какие-то небольшие иностранные деньги тоже получал, – признавался правозащитник, лидер организаций «За права человека»*, «В защиту прав заключенных»* и «Горячая линия»*. – Я старался тогда меньше получать иностранных средств, и это были совсем небольшие деньги – меньше нескольких процентов от всего финансирования. Но когда я еще не боялся получать эти средства, мне одна крупная деятельница в Фонде Сороса сказала: «Лев Александрович, ваша организация слишком политизирована». Как я вышел из этого реестра? (в 2014 году «За права человека» исключили из реестра иноагентов, но потом снова включили). Перестал получать деньги из иностранных источников.

Наверно, именно поэтому «лучших журналистов» и называют иноагентами.
А вовсе не потому что они «лучшие».

Что же тут непоследовательного и нечестного? Ахеджакова всегда боролась и выступала за открытость, прозрачность и правду. И вот она всплыла. СМИ, получающие гранты из-за рубежа, теперь получили статус иноагентов – то есть читатели СРАЗУ понимают, на какой сайт они зашли. Кто оплатил банкет. И какие тут бывают оттенки серого.
Разве это нечестно?

Разумеется, в «Медузе» и подобных изданиях работают суперпрофи, прошедшие школу «Коммерсанта» и других солиднейших изданий. Они не просто текстики на злобу дня клепают, а умеют добывать информацию, блестяще редактировать и виртуозно упаковывать ее так, что любо-дорого посмотреть. Так же виртуозно умеют они расставить акценты, задать нужную интонацию материалу и якобы при полном отстранении преподнести читателю блюдо по тем соусом, который приготовили сами. С точностью до запятой. Все выводы в этих материалах сделаны заранее, к ним просто грамотно подводят и умело кладут в рот потребителю – так, что он уверен, будто сам сделал «свободный выбор» и умозаключение.

Раньше таким СМИ давали возможность беспредельной свободы: получать деньги оттуда, а зарабатывать на рекламе тут. Два источника дохода. Блестящая схема.

Более того, как мы помним, «Дождь» закрывается последние 7 лет, но никак не закроется. Регулярно собирая донаты, потому что финансирования жизненно не хватает. И когда в 2014 году от канала начали отказываться провайдеры («Акадо» и др.), он вдруг начал вещать через спутник. Как так? С чего вдруг? Кто дал доступ? По некоторым данным, помог «Дождю» ни много ни мало премьер-министр РФ Дмитрий Медведев, пресс-секретарь которого Наталья Тимакова дружна с Натальей Синдеевой – гендиректором канала.

Я просила Тимакову как-то отрекомендовать наш телеканал [Дмитрию Медведеву], так как мы были никому не известны, – не скрывала Синдеева. – Возможно, нам это и помогло, но договор был заключен на рыночных условиях.

Возможно или невозможно, но за первый год вещания выручка телеканала составила 14,7 миллионов рублей.
С тех пор «Дождь» закрывается каждый год.

Так что все было хорошо. Редакции не ютились по подвалам и не жили впроголодь.
А потом невидимая рука рынка вдруг расставила все по своим местам. Почему это произошло, можно гадать – может, ребята зарвались, может, времена поменялись, а может, государство решило играть по их же правилам.
Хотели прозрачности? Начните с себя.

Так что не так, Лия Меджидовна?
Может, задуматься, почему в России ни один спонсор не поддержит такие СМИ и средства приходится искать за рубежом?
Известно почему.
Просто стоит открыть эти сайты и почитать, как там подается информация. И о чем.
И чем это может грозить бизнесу, дающему деньги на такую журналистику.

Да-да-да, в «Медузе» и на «Дожде» есть обзоры научных открытий, технических новинок, вакцины «Спутник», мемасиков и музыки. Но. Есть существенная и концептуальная деталь. Обязательная для всех упомянутых в реестре Минюста РФ СМИ. Все успехи, что в России случаются в последнее время все реже, эти издания в лучшем случае старательно обходят стороной. В худшем – подвергают скепсису, высмеиванию и тщательной деконструкции.
Это и есть объективная журналистская деятельность, «золотое сечение» и работа с несколькими видами независимых источников, как учили на журфаке? Та самая пресловутая непредвзятость и пребывание над схваткой?
Или это пропаганда, только вид сбоку?

Наверно, все-таки пропаганда, раз ни один инвестор к ним не идет. Никто не станет вкладывать деньги в рисковое, а то и заведомо гиблое дело, таковы правила бизнеса. У богатых людей есть право решать, куда можно отправить свои кровные. Так вышло, что в России никто эти СМИ поддерживать не хочет, финансирование идет от иностранных фондов. Отсюда и статус.

Так почему государство в период развитого капитализма, за который так яростно последние 30 лет ратовали либеральные издания и даже блогеры (Юрий Дудь: «Рыночная конкуренция – это же круто!»), должно отдавать рынок конкурентам? СМИ, живущим на гранты из-за границы.
С чего вдруг?
Только бизнес, ничего личного.
Рыночная конкуренция.
Как вы с коллегами и требовали.

*СМИ, признанное иностранным агентом по решению Министерства юстиции РФ.

***внесен Минюстом РФ в список НКО-иноагентов.

****Фонд «Открытое общество» (Open Society Foundation) – организация, деятельность которой признана нежелательной на территории РФ по решению Генеральной прокуратуры от 26.11.2015.

 

Автор Егор Шилов

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
2 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Апокриф
Апокриф
1 месяц назад

Чего вы несете? Прямо как Гусейнов сразу за весь Дагестан спрятался. Она говорит о ворье во власти, начиная с нашего Игемона. А вы тут сразу на всю Россию стрелки переводите. Ну да, как санкции на окружение путина требуют, разворовавших всю страну, так сразу кричите, что они негодяи и требуют санкции против ВСЕЙ России. Ну не подлецы вы, а? Перевертыши чертовы.

Алексей
Алексей
1 месяц назад

Перестаньте бредить. У вас часа не хватит перечислять те предприятия и организации вместе с Государственной Думой, которые работают с зарубежными организациями и частными лицами, перечислял или получая на свой счёт фин средства. И все они иноагенты?