Налог на иноагентов: ненавидите Россию, но зарабатываете тут – платите

10 месяцев назад

У иноагентов в России дела обстоят великолепно. Тиражи книг Дмитрия Глуховского (признан иноагентом) составляют десятки тысяч экземпляров только в бумаге, постоянно идут допечатки, в интернете продаются электронные и аудиоварианты книг, доступны для просмотра экранизации его романов, а сам он, уехав за границу, где живет в комфорте и достатке, призывает граждан в знак протеста увольняться и идти варить тыквенный латте. Сразу же видно, что человек в курсе проблем основной части населения страны, у которой кроме латте нет никаких забот.

Фото: habinfo.ru

Случай иноагента Глуховского вовсе не единичен. «Редакция Елены Шубиной» с помпой анонсировала выход новой книги иноагента Дмитрия Быкова, собранной из его статей и выступлений, а «Эксмо» продолжает продавать книги иноагента Юлии Латыниной и извлекать из них прибыль. Это лишь несколько примеров. Можно упомянуть также музыкантов в статусе иноагентов, музыку которых продолжают исполнять и платить за нее.

По факту получается, что Россия спонсирует тех, кто активно выступает против нее. Такую ситуацию нельзя назвать нормальной – тем более когда иноагентыв соцсетях и СМИ публично призывают к уничтожению России, ее граждан и ее руководства, перечисляют или призывают перечислять деньги на нужды ВСУ. Нужна модернизация законов, и она давно назрела.

Кроме того, надо иметь смелость признать, что в современных условиях тотальный запрет на использование произведений иноагентов ничего не даст. Если завтра, например, Бориса Акунина признают иноагентом (человек явно прикладывает все усилия, чтобы попасть в реестр иноагентов, но пока ему не везет), число его читателей не уменьшится – напротив, запрет только прибавит интереса к его книгам, а также к экранизациям и многочисленным инсценировкам.

В марте зампред Совета безопасности Дмитрий Медведев призвал запретить россиянам, имеющим статус иноагента, получение доходов из источников в России. Но источники эти могут быть весьма разнообразны, и потребуется внести слишком много изменений в уже существующие законы. Проще для начала ввести налог на творческие результаты деятельности иноагентов – фильмы, музыку, игры, книги, передачи, театральные постановки и пр., а также обязать кинокомпании, издательства, телеканалы, сайты торговцев контентом, производителей игр и т. д. представлять ежеквартально либо раз в полгода публичные отчеты о фактах сотрудничества с иноагентами и фактах использования созданной иноагентами творческой продукции – если такие факты имели место.

Дмитрий Быков. Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Конкретные размеры налога на иноагентов в каждом случае должны устанавливаться законом. Это может быть как фиксированная сумма с каждой единицы (например, по 30 рублей с каждого экземпляра тиража книги), процент от продаж (например, 5% от цены) или некая разовая сумма по факту выпуска тиража. Налог может быть оформлен по образцу НДС, который платит потребитель, либо как отдельный налог, который платит производитель или продавец.

При создании закона о налоге на иноагентов должны в обязательном порядке быть привлечены юристы, специализирующиеся в сфере авторского права, которые осведомлены о злоупотреблениях, присутствующих в этой области. Мы привели пример с бумажными книгами как самый простой, но на практике даже он вызывает массу вопросов. Допустим, некий иноагент, условный Глуповский, написал книгу, и издательство ее опубликовало. Налог можно считать от отпускной цены издательства, по которой книгу продают оптовикам, и от конечной цены, по которой книга приходит к потребителю – и это разные цены, которые отличаются в несколько раз.

При этом государству еще придется следить, чтобы издательство «случайно» не проставило некорректную дату издания или заниженный тираж, чтобы уйти от уплаты налога, не создало левые фирмы, печатающие неучтенные тиражи, в том числе за пределами страны, и не пыталось иными способами обойти закон. Чтобы избежать подобных неприятных сюрпризов, имеет смысл внедрить систему, аналогичную «Честному знаку», и маркировать продукцию, созданную с участием иноагентов.

Очевидно, что в сфере торговли контентом создание аналога «Честного знака» особенно необходимо, потому что именно здесь – как объяснит любой специалист – не хватает объективных средств контроля со стороны государства. Грубо говоря, сайт-посредник может продать миллион файлов с книгами условного иноагента Глуповского и отчитаться, что продал только сто тысяч или вообще пять штук, и фактически его может быть непросто привлечь к ответу. Если не аналог «Честного знака», то в любом случае требуется внедрить что-то, что резко сократит лазейки для владельцев платформ и продавцов контента.

Дмитрий Глуховский. на церемонии вручения премии «Сделано в России» журнала «Сноб» в Москве, 2021. Фото: Александр Щербак/ТАСС

Сразу же скажем: мы знаем, что наш проект вызовет ожесточенное сопротивление. Будут говорить, что иноагент не всегда был иноагентом, что он создавал контент до того, как его признали иноагентом, что невозможно (либо очень дорого, хлопотно, технически сложно) контролировать продажу продукции иноагентов, особенно в виде файлов, и придумывать сотни других отговорок.

Ясно, что необходимо будет изучать конкретные случаи. Например, актер когда-то снялся в фильме, давно получил свой гонорар, все права на фильм принадлежат продюсерам, актер от его повторных показов и продаж не получает ни гроша. Затем этот актер был включен в реестр иноагентов. Как тут быть? Это на самом деле очень интересный момент. А если актер, напротив, является продюсером, сам не снимался, однако получает прибыль от продажи контента, который по заказу создали другие люди? Нужно ли одновременно вводить налог на любую коммерческую деятельность иноагента, связанную с получением выгоды в России?

Так или иначе наше дело – предложить. Время покажет, пригодится ли наше предложение или нет.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ