Олеся Николаева: «Несогласие с действиями властей часто прикрывает более глубокие чувства, а именно русофобию. Сейчас ведь никто уже не сомневается…»

4 недели назад

После начала специальной военной операции на Украине некоторые знаменитые люди искусства буквально перестали общаться с теми или иными журналистами. Например, мне перестали давать интервью некоторые давние спикеры, так как они знают, что я работаю в пророссийском издании. На самом деле, мы бы с удовольствием публиковали все мнения, но получается, что главная «цензура» в России теперь это снобизм.

Олеся Николаева

Олеся Николаева. Фото: ruskline.ru

Вот Марков и Проханов на «Эхо» ходили, чтобы отбиваться там от шуточек и усмешек великосветских ведущих. А либеральные лидеры общественного мнения теперь, когда времена быстро изменились, даже и трубки перестали брать. Оправдано ли? Мы поговорили об этом с русской поэтессой Олесей Николаевой.

«ВН»: Пришлось ли Вам делать подобный выбор и отказывать кому-либо в общении (сотрудничестве) из-за его политических взглядов? Как повлияла на Вас ситуация после 24 февраля?

– У меня другое отношение: если меня о чем-то спрашивают, я, как правило, всегда отвечаю. Я человек «надпартийный», и одни лишь политические разногласия не являются для меня препятствием к общению. Есть более существенные вещи, которые делают таковое невозможным: человеческая низость, подлость, предательство, стукачество. Никогда не имею дело с кощунниками и богохульниками… А что касается 24 февраля, то это было неизбежным и предчувствовалось задолго до этого дня. Просто в воздухе витал этот запах неминуемого военного столкновения.

Владимир Зеленский. Фото: Ludovic Marin / Pool via AP

«ВН»: Может ли сегодня поэзия (искусство вообще) абстрагироваться от реалий Холодной войны 2.0?

Достоевский в Дневнике писал, что, если бы гениальное стихотворение Фета «Шепот. Робкое дыханье…» было написано во время Лиссабонского землетрясения, то это могло бы быть расценено как проявление безнравственности. С другой стороны, есть разница между искусством и публицистикой, напрямую связанной с актуальными событиями, на которые искусство реагирует опосредованно, и одной из таких реакций может быть дистанцирование, уход от злободневности в иные сферы, где открывается метафизическое измерение происходящего. А это безусловно столкновение цивилизаций: христианской, с одной стороны, и отрекшейся от Христа и погрузившейся в язычество, если не в сатанизм, – с другой.  

Борис Джонсон. Фото: WPA Pool/Getty Images

«ВН»: Одна из ключевых тем Вашего творчества – вера. Какие качества истинно верующего человека, по Вашему мнению, должны выйти на первый план сегодня? Ведь главная заповедь «не убий» не может сегодня работать… 

– Главной заповедью на все времена остается «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею и всем разумением твоим» (Мр. 12:30). С ней связана и заповедь о любви к ближнему. Как говорил Христос: «Нет больше той любви, аще кто положит душу свою за други своя» (Ин. 15:13). А именно это и совершают воины, среди которых немало прославленных святых: святой благоверный князь Александр Невский, преподобный Илья Муромец, святой великомученик Георгий Победоносец, святой благоверный князь Дмитрий Донской, святой великомученик Дмитрий Солунский, святой праведный Феодор Ушаков, святой мученик Иоанн Воин и т. д.

Александр Невский и Сартак в Орде /Москвитин Филипп.

«ВН»: В пылу сражения человек не всегда может сразу оценивать свои действия с моральной точки зрения. Ведь главное для воина – это победа, а не рефлексия. Многие сегодня говорят о том, что воины вернутся в наши города. И как это бывало много раз в истории, не все смогут сразу вернуться к спокойной жизни. Как отчистить душу, если на алтарь победы пришлось положить душевное спокойствие? Кто должен помогать воинам возвращаться в жизнь? 

– В первую очередь, это Церковь, которая всегда поможет людям, пережившим нечеловеческие страдания. Очистит, утешит, освятит, поможет обрести тот путь, для которого человек предназначен и на котором его ждет Божье благословение. Не могу тут не вспомнить моего отца, который в 19 лет потерял правую руку выше локтя, командуя артиллерийской батареей под Данцигом, нынешним Гданьском. Но он никогда не роптал, не жаловался и не жалел об этом, понимая, что бился он за правое дело с «гнилой фашистской нечистью». И Господь воздал ему за такое смиренномудрие любящей семьей, любящими друзьями, любимым делом и даже домом, который он обустроил «по сердцу своему» (у меня об этом в повести «Тутти»).    

Советские солдаты в Борнхольме. Фотограф: В. Хансен

«ВН»: Какой видятся Вам поэзия, литература и в целом культура будущей России? Согласны ли Вы с мнением, что нашей стране нужна «чистка рядов» и что старая творческая «элита» показала свою несостоятельность в последние месяцы?

– Я так далеко не заглядываю, даже про себя не могу сказать, что я буду писать через три месяца, через полгода… И не вижу, каким образом может осуществляться такая «чистка». Достаточно, по-моему, просто сдуть воздух из тех персонажей, которые были им усердно накачаны и искусственно раскручены. Убрать всю эту бесовщину с эстрадных и театральных подмостков, все это постмодернисткое мошенничество из музейно-выставочных залов. Правда, я не очень верю, что это практически возможно: там такая сцепка единомышленников, такая хватка… А что касается литературы, то стоило бы вытащить из темных углов все талантливое и значительное, что старательно туда запихивалось и намеренно замалчивалось. Тем более, что у нас есть замечательные поэты, которые, к сожалению, известны крайне малой группе читателей. 

Анна Долгарева

«ВН»: А нормально ли покидать Родину, если ты не согласен с действиями ее властей?

– Я таких людей не осуждаю, напротив, я даже писала, что для тех, кто ненавидит Россию, лучшим выходом было бы ее покинуть, чем жить в этой постоянной ненависти к «проклятой Рашке» и пыхать злобой. Несогласие с действиями властей часто прикрывает более глубокие чувства, а именно русофобию. Сейчас ведь никто уже не сомневается, что такое явление существует. Но гнусно, конечно, когда человек жил и работал в России, состоял в услужении власти, кормился с ее рук и вдруг, уехав и оказавшись в стане противника, начинает хаять и клеветать на нее. Еще отвратительнее, когда он это делает из корыстных побуждений в надежде получить за это какие-то бонусы. 

Максим Галкин. Фото: kino-teatr.ru

«ВН»: Если можно, в эти неспокойные времена, скажите несколько ободряющих слов для читателей. Верите ли Вы в будущее Русского мира? 

– Да, я верю. Ведь Россия – страна мистическая, уходящая корнями в небо. За нас – Бог Живой, в Которого мы веруем и исповедуем, за нас – Пресвятая Богородица, чьим уделом является наша родина, за нас – наша Церковь, которую «не одолеют врата ада», за нас – наши святые, с которыми мы общаемся в молитве, и вся красота Божьего мира, и вся христианская культура, и еще:

Суздаль. Кремль. Фото: artfile.ru

А кто – за нас? За нас родная кровь,

Река бегущая, шумящий лес, любовь,

И небо в золоте, и тайный вздох весны, 

И Моцарт весь, и сбывшиеся сны, 

И пенье юности, и птицы детства с ней, 

Шиповник, королевич Елисей, 

Стихи бессмертные, «мир дому твоему»

И аллилуйя, вопреки всему! 

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ