Эмманюэль Леруа: «НАТО хочет гибели России и ее расчленения». Революционное интервью с французским политологом и бывшим советником Марин Ле Пен. Эксклюзив «ВН»

4 месяца назад

Эмманюэль Леруа известен в нашей стране не только как человек, живо интересующийся Россией и ее историей. Глава аналитического центра культурного и исторического наследия «Институт 1717» также возглавляет французскую благотворительную ассоциацию «Помощь детям Донбасса» и уже несколько лет помогает беженцам.

В своем интервью эксклюзивно для «Ваших Новостей» мсье Леруа ответил на самые сложные вопросы – о последних событиях, конфликте России и НАТО и роли русской культуры.

– Начнем с главного вопроса. Верно ли, что мы движемся к третьей мировой войне?

– Мы не движемся к третьей мировой войне, мы определенно УЖЕ находимся на этой стадии. Можно даже сказать, что эта война на самом деле началась, едва успела завершиться предыдущая великая война. Тогда сразу же англосаксонские государства обозначили СССР как своего врага номер 1 и стали сражаться с ним по всему миру – в Корее, Вьетнаме, Анголе, на Кубе, в Венесуэле, Афганистане, Сирии, Ливии и т. д.

Разница в том, что до недавнего времени все эти конфликты разворачивались в некотором отдалении от российских границ. Начиная с 1991 года, когда СССР прекратил свое существование, НАТО стало передвигать свои пешки и опасно приблизилось к границам России, присоединяя все больше и больше бывших членов Варшавского договора – государства Прибалтики, Польшу, Румынию, Болгарию. Грузинская война 2008 г. и так называемые цветные революции на Украине, в Киргизии, Армении и Казахстане являются конфликтами, которые Запад провоцирует, чтобы создать на границах России зоны напряжения. Братоубийственная война между русскими и украинцами вовсе не является локальным конфликтом, она проистекает из желания англосаксонского олигархата уничтожить Москву – последнюю свободную столицу на территории от Лиссабона до Владивостока.

– Какова, по-вашему, роль НАТО в этом конфликте? Что НАТО и Запад рассчитывают приобрести?

– Разумеется, роль НАТО основополагающая, что легко видеть по тому, как страстно эта англосаксонская организация поддерживает войну, хоть и непрямым образом, – используя украинцев в качестве пушечного мяса и оказывая киевскому режиму военную и финансовую поддержку совершенно феноменального объема.

Что касается Запада, это более сложное понятие, как и его роль в конфликте. Нынешний Запад никак не связан со средневековым, который еще находился под христианским и гуманистическим влиянием. Можно сказать, что начиная с эпохи Возрождения большая часть европейских наций мало-помалу стала отходить от христианских ценностей и что на сегодняшний день народы Европы обзавелись элитами, которые по большей части исповедуют трансгуманистическое видение мира, если не сказать абсолютно сатанистское.

Этот Запад совершенно сознательно объявил войну странам, которые отказываются встроиться в так называемый «постмодернистский» мир, и среди этих стран Россия оказалась самой важной – по той причине, что Россия несет в себе альтернативу западной системе англосаксонского типа, даже если сама Россия до сих пор не сформулировала открыто эту возможность. НАТО, которое по своей сути является наконечником военно-политического копья Запада, хочет всего лишь гибели России и ее расчленения.

– Если говорить о мировой истории, какова, по-вашему, аналогия тому, что сейчас происходит?

– Возможно, я шокирую ваших читателей, но должен сказать, что просматривается четкая аналогия со Второй мировой войной. Точнее, я бы сказал, что Запад внушает своим вассалам, что «цивилизованный мир» воюет с «путинской Россией», которую он представляет в виде нового воплощения необольшевизма, которое якобы является другой стороной нацизма.

Вся западная пропаганда в данный момент строится на вбивании в сознание параллелей между Путиным и Гитлером или Путиным и Сталиным, тогда как это англосаксы сформировали, подбадривали и вооружали наследников Бандеры. Особенностью англосаксонского врага является как раз такая обличительная инверсия: они обвиняют других в том, что делают сами.

– Какова сейчас роль информационной войны? Считается, что Россия ее проигрывает. Или информационная война не настолько важна, главное – выиграть на полях сражений и закрепить успехи дипломатическим путем?

– Англичане давно поняли, что манипуляция общественным мнением для ведения войны очень важна. Если страна воюет, а народ воевать не хочет, такая война долго не продержится. Поэтому так важен контроль над СМИ и вообще над публичной сферой, что особенно важно в эпоху соцсетей, которые позволяют моментально влиять на миллионы людей. И, например, вовсе не просто так американцы 4 или 5 лет назад назначили своего бывшего генерала в Афганистане Петреуса курировать прессу Восточной Европы.

Ясно, что в этой области у Запада в сто раз больше возможностей, чем у России, так как Запад контролирует большинство СМИ в своей зоне влияния и может внушить народам, что на его стороне весь мир. Да, Россия может проиграть информационную войну и выиграть войну физическую. Однако проблема в том, что с развитием соцсетей враг может влиять на ваш народ – это было ясно видно по роли, которую с самого начала конфликта играли «Гугл», «Амазон», «Фейсбук» (экстремистская соцсеть), «Эппл» и «Майкрософт», которые совершенно недвусмысленно выступали за Украину и против России. И поэтому я говорил уже несколько лет назад, что России придется учиться защищаться, придется контролировать прессу и соцсети, чтобы минимизировать влияние англосаксонской идеологии.

– Можно ли сказать, что западная цивилизация переживает глобальный кризис? И что может явиться ему на смену?

– В самом деле, можно сказать, что западный мир находится в кризисе. Но это не просто экономический и социальный кризис наподобие тех, которые Европа и Америка видели много раз на протяжении своей истории.

С моей точки зрения, западные народы мало-помалу стали понимать, что консьюмеристская и трансгуманистическая культура, предлагаемая Западом, может привести лишь к гибели цивилизации. Надо при этом отдавать себе отчет, что западные транснациональные элиты не считают себя частью народа. Они считают себя хозяевами грядущего мира, в котором вся планета будет подчиняться их приказам. Отказ России следовать этой глобалистской логике делает ее абсолютным врагом западной системы. Китай в данный момент, судя по всему, выбрал, чьим союзником быть, и вместе с Россией пытается поддержать многополярный мир. Будем надеяться, что согласие этих держав продлится как можно дольше, потому что союз России и Китая является необходимым условием для того, чтобы окончательно сокрушить англосаксонский Запад.

– За истекшие 8 лет вы не раз были в Донбассе. В интервью «Франс Суар» вы упоминали о том, что вас восхищает стоицизм его жителей, а еще какие качества вас привлекли?

– Жители Донбасса – прямые, доброжелательные люди, которые за 8 лет войны доказали свою храбрость и невероятную стойкость. Когда я был там в мае этого года, меня больше всего поразило, что жители Донецка, Мариуполя и Волновахи говорили одно и то же: «Наконец-то Россия пришла и освободит нас от бандеровцев!».

– В том же интервью вы сказали, что «эта война между НАТО и Россией является финальной схваткой между двумя противостоящими системами». Каковы причины этого противостояния? Они кроются в экономике, в идеологии или в чем-то еще?

– Очевидно, что неисчерпаемые богатства России уже давно возбуждают зависть Запада, но лично я убежден, что главная несовместимость заложена в идеологии, и шире, в религии. Если бы Троцкий в свое время одержал верх над Сталиным, я уверен, что Запад никогда не стал бы воевать с Россией – троцкистская идеология легко слилась бы с англосаксонской, потому что обе они происходят из одного корня. Сегодня мы видим, что большинство неоконсервативных интеллектуалов в США вышли из рядов американского троцкизма.

Зато Сталин смог сберечь русскую культуру и, несмотря на марксистскую идеологию – которая имеет западную основу, не будем этого забывать, – матрица русского мышления и русской культуры была сохранена. То, что сегодня принято называть путинизмом – видение мира, которое можно определить как альтернативу западному глобалистскому мышлению, то есть защита традиционных ценностей в противовес разрушительному и вредоносному западному подходу.

Путинизм можно определить как сложную задачу по примирению и сосуществованию в рамках русского мира красных и белых, западников и славянофилов, либералов и коллективистов, сталинистов и ревизионистов, и это вовсе не такая легкая задача, потому что главный враг русских – сами русские.

– Если говорить о будущем, какой прогноз вы бы дали? Мир сползает к ядерной войне?

– Я никогда не даю прогнозов на будущее, но это мне не мешает выдвигать свои гипотезы. Если вы присмотритесь к истории мира после 1945 – хотя можно обратиться и к более ранним временам, вы увидите непрекращающиеся конфликты на всех континентах, и везде и всегда мы видим в той или иной форме стремление англосаксов обеспечить контроль над богатствами, свержение глав государств, создание зоны конфликта, чтобы торговать там оружием и чтобы создать очаг напряженности на границах государства, которое решено завоевать.

Взять хотя бы череду югославских войн, развязанных США в тот момент, когда Россия при Ельцине находилась как государство в состоянии полного разложения. Эти войны были развязаны, чтобы ослабить влияние России на Балканах и создать мафиозное государство, Косово, предназначенное для того, чтобы поставить там самую большую американскую базу на континенте и обеспечить контроль США над этой частью Европы.

Что касается использования ядерного оружия, никто не знает, до какой стадии безумия могут дойти те, кто сегодня контролирует США. Сейчас они находятся в периоде упадка – за исключением идеологии и информационного контроля, а умирающая империя может соблазниться мыслью утянуть весь свет с собой.

В принципе, Украину могли бы использовать как предлог, и, наращивая масштаб провокаций, НАТО может все глубже и глубже влезать в этот братоубийственный конфликт и в конечном итоге попытаться воспользоваться ситуацией и объявить войну России. Но, откровенно говоря, я не думаю, что НАТО способно сегодня воевать с Россией. Если бы было иначе, НАТО бы давно и вполне официально было на Украине.

Фото: riss.ru

– Поговорим о будущем России. Считаете ли вы, что возможно возрождение СССР – или Российской империи – в какой-либо форме?

– Я не думаю, что нечто подобное СССР в 21 веке было бы возможно, потому что условия сегодня уже не те, и я вовсе не уверен, что сами русские желали бы этого. Точно так же я не вижу возможности для возвращения Романовых – или любой иной династии. Существует другая проблема – нестабильности власти в России, и эта проблема так или иначе прослеживается на протяжении веков, начиная с Киевской Руси и до наших дней, исключая разве что три века правления Романовых, хотя и там были свои сложности.

Лично я полагаю, что нынешняя Россия стоит лицом к лицу со своей судьбой, и судьба эта – знать, что она хочет сказать миру. Когда читаешь ваших крупных авторов 19 века, все основные вопросы русского мира были затронуты такими писателями, как Соловьев, Ильин, Чаадаев, Карамзин, Одоевский и другими, но на эти вопросы не было дано ответов, а современные российские интеллектуалы пока что не изобрели тип общества, который мог бы стать альтернативой западному.

Но современный мир ждет именно этого. Европа и Америка слишком устали, чтобы обновить свою идеологическую модель, и только Россия могла бы предложить миру новую модель общества, на которую у нее самой должно хватить силы воли. Мы видим, как она пробует, колеблется, мы слышали великолепную речь в Мюнхене в 2007-м, но при этом либералы остаются на своих постах в госаппарате и контролируют важные направления.

В любом случае, помимо идеологической борьбы между нацеленным на экспансию хищником Западом и Россией, которая пока не изобрела альтернативной модели, способной увлечь мир, речь идет о войне религий, однако такой, которая абсолютно отлична от религиозных войн, разворачивавшихся в Европе с XVI века. Здесь, вероятно, уместно было бы говорить о битве добра со злом, битве России, которая благодаря своему мультикультурализму могла бы воплотить защиту религий и традиций, с Западом, который сделался безбожником и одновременно смертельным врагом человечества.

– Среди французских писателей есть ли сейчас такие, которые отваживались бы писать о России хорошее?

– Одно из двух: либо писатель известен в системообразующих СМИ, и в этом случае, если он хочет и дальше продавать свои книжки, ему выгодно ругать и критиковать Россию. Либо писатель неизвестен и никто его не читает, и тогда он может говорить что угодно, это не имеет значения. Так сейчас функционирует на Западе пресловутая «свобода слова».

– Что во Франции думают о Путине? Сколько процентов думают о нем хорошо?

– Сложно сказать, потому что официальные опросы не касаются этой информации. Однако в целом где-то две трети французов придерживаются официальной пропаганды и, таким образом, против Путина, особенно с 24 февраля этого года. Остается треть Франции, которая за Путина и желала бы видеть в своей стране кого-то вроде него.

– Во Франции вообще в курсе, что за страна Украина? Сколько знали о ее существовании до 2014 года?

– Боюсь, в этой области французы не сильны. Французское и европейское образование направлено на то, чтобы на выходе получалось максимально безмозглое население. Историю и географию больше не изучают, и раз уж люди свою собственную историю не знают, откуда им знать про Украину.

– Что во Франции думают о Ленине? О Сталине?

– За исключением узкого круга левых интеллигентов и коммунистов, сейчас во Франции никто не говорит ни о Ленине, ни о Сталине.

– А помнят ли у вас Эдуарда Лимонова, который долго жил во Франции?

– Парадоксальным образом те, кто во Франции интересовался Лимоновым, принадлежат скорее к патриотическим кругам, а вовсе не к марксистам. Думаю, такие люди, как Дугин и Захар Прилепин, способствуют росту интереса к этому странному писателю, который пытался сочетать национализм с большевизмом.

– Захар Прилепин несколько раз посещал Францию, и все его книги перевели на французский. Что о нем думают сейчас?

– У Прилепина в нашей стране был явный успех, и его книги хорошо продавались, по крайней мере, до недавнего времени. Надеюсь, читатели останутся ему верны, но также возможно, что шквал антироссийской пропаганды вынудит убрать его книги с полок, как это произошло с Пушкиным и Достоевским.

– А вообще во Франции знают современную русскую литературу?

– Так как, увы, русские книги переводят очень редко, а на русском здесь мало кто читает, я вынужден ответить на ваш вопрос отрицательно. Вообще России следовало бы настойчивее продвигать переводы своих крупных авторов на иностранные языки. Возможно, следует создать аналог немецкого Института Гете, который занимался бы пропагандой русской культуры во Франции.

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Владимир
Владимир
4 месяцев назад

Интересно, а Эмманюэль Леруа знаком с Концепцией общественной безопасности, которая рекомендована ГД к изучению и внедрению на парламентских слушаниях на тему Концепции общественной безопасности России от 28 ноября 1995 года и если знаком, то каково его мнение?

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ