И мужчины станут матерями: феминистический аналог рая

1 год назад

В чем отличие современных феминисток от суфражисток позапрошлого и начала прошлого веков? В том, что последние боролись за равные с мужчинами права (что было совершенно оправданно и справедливо), а первые бьются за равные возможности. В том числе и за те, что проходят по ведомству биологии. Точнее (и как ни странно – вместе с тем), что обусловлены именно различиями в мужской и женской биологии, которые, по их мнению (кое, отчего-то думается, совсем не их, а тех, кто стоит за генезисом нового мирового порядка, как бы конспирологично это ни звучало), должны быть стерты, причем окончательно и бесповоротно.

Видится как сюжет для фантастического фильма, события которого по определению никогда не смогут перекочевать в область реального. Но – лишь на первый взгляд. Ибо если чуть повнимательнее присмотреться к тем процессам, которые идут в обществе (особенно что касается не в меру ретивого в своей прогрессивности Запада), а также на то, в каком направлении ученые мужи, как кроты, прогрызают нору в еще непознанное и неосвоенное, раздвигая человеческие пределы – к сожалению, только в технологическом плане, то все это уже не представляется таким уж неосуществимым. Наоборот: очень даже осуществимым. К примеру: надоело быть мужчиной? Вдруг с какого-то перепугу (пропаганда работает методично и бесперебойно, как автоматический молоток) понял, что внутренне ты никакой не мужчина (и не был им никогда, и все это только установки патриархального строя!), а (бывает же!) самая настоящая женщина – так в чем же проблема?! Плати и – через какое-то время отражение в зеркале утвердит, что ты вернулся к своему внутреннему (до этого, видимо, пребывающему в коматозном состоянии) истоку, к самому себе, к своей истинной сущности, «исправив» ошибки матушки-природы. И ничего в этом удивительного уже нет. Технологии позволяют. Новым общественным (гендерным) идеалам соответствует на сто процентов. Полное равенство возможностей.

Или не совсем полное? Ведь, несмотря на этот и прочие «прорывы» подобного рода, один фундаментальный (или даже архи-) вопрос условно феминистической (в действительности он серьезно выходит за границы, установленные оной, наоборот, даже как бы включая ее в себя) повестки остается нерешенным, по сути, сводя на нет все потуги по формированию общества «великого полового равенства». И этот вопрос – о детовоспроизводстве.

И на сегодняшний день он является последней (если смотреть в глобальном плане) линией обороны природы в войне с ее «исправителями». Поскольку последние четко понимают, что беременность (и сопряженные с оной трудности/неудобства), роды и постродовой период остаются теми препонами, что мешают женщине стать равной мужчине, отнимая драгоценное время и не менее драгоценные силы сначала на вынашивание плода, а после – для ухода за ребенком. Что во временном отношении составляет где-то от года до трех, которые (если, разумеется, женщина не уйдет с головой – камнем на дно? – в радости материнства) при современном ритме жизни могут быть/стать фатально-катастрофичными для встраивания в Систему (допустим, в сфере карьеры, личностного роста и проч.). Выпасть из обоймы – не стоит никакого труда. Общество, как и природа, не терпит пустоты. Ясно, что ждать никто не будет и место в авангарде не припасет и не забронирует.

Ко всему прочему не стоит списывать со счетов и другие трудности, связанные с материнством. Например, проблемы психологического характера, которые возникают у ряда женщин при потере (возможно, увы, и такое) либо после рождения ребенка – так называемый постродовой синдром. Кроме того, роды, не будем забывать, сопряжены с определенным риском для здоровья, а то и жизни (при современном уровне развития медицины процент тех рожениц, что умирают при родах, невелик, но все же такие случаи есть). Все это делает процесс детовоспроизводства не столь привлекательным для современной – то есть конкурирующей с мужчиной – женщины, как это было еще некоторое время назад. А говоря начистоту – очень непривлекательным.

Как быть в этой ситуации? Кажется, что не остается иного выхода, кроме как смириться с биологией и теми, скажем так, «отягчающими» факторами, что несет за собой процесс детовоспроизводства. Однако кто сказал, что решение – это не дело ближайшего будущего? Тем более что оно уже найдено: это – искусственная матка, которая, по идее, и должна будет избавить женщину от бремени воспроизведения потомства. Причем в поражающих воображение масштабах. Так, по мысли визионера от науки Хашема Аль-Гайли, процесс детовоспроизводства будет осуществляться на специальных «фермах» с искусственными матками, которые будут «производить» до 30 тысяч младенцев за девятимесячный период. А сам процесс «вынашивания» будет уподоблен компьютерной игре: «родители» смогут наблюдать за развитием плода прямо через смартфон: искусственная матка будет снабжена специальной камерой.

И нет, это не фантазии сумасшедшего. Уже в 2017 году была создана искусственная матка BioBag, в которой ученые смогли вырастить 8 ягнят, точнее их плодов сроком до 120 дней, что приблизительно соответствует человеческому плоду на сроке от 22 до 24 недель беременности. А четыре года спустя был поставлен новый «рекорд», правда, уже не с ягнятами, а с мышами, которых удалось «довести» в искусственных матках до более чем половины всего гестационного срока мыши (в переводе на человеческий материал это означает срок беременности от 4 до 5 месяцев). Так что на этом фоне перспектива выращивания человеческих детенышей в искусственных матках – далеко не за гранью реальности, частью которой, по мнению некоторых передовых умов, данная практика станет уже к середине текущего века, то есть через каких-нибудь 25–30 лет.

И да, внедрение в жизнь этой инновации, конечно же, уравняет возможности, поставив женщину, по сути, в равную с мужчиной позицию. Но является ли это универсальным решением проблемы, ведь с одной стороны, если исходить из концепции «всеобщего равенства возможностей», мужчины как были лишены радости материнства, так и останутся, а с другой – если уже выруливать из принципа справедливости, то не должны ли они ответить за все то время (а это – тысячи лет!), что женщины несли это «бремя», пока представители сильной половины человечества почивали на лаврах патриархата, пользуясь этим положением (что-то наподобие той реакции, что последовала на движение BLM: когда тысячи белых мужчин и женщин вставали на колени перед афроамериканцами – как бы в знак искупления за грехи предков)?

Если смотреть на ситуацию с этой точки зрения, то проблема –да, остается, не в такой остроте, конечно, но тем не менее. Однако вопрос остается в силе: есть ли кардинальное – окончательное? – решение? Да, такое имеется: дать возможность мужчине на собственной шкуре пережить все «радости материнства». Но чтобы это сбылось, он должен не стать женщиной, а быть ею, то есть родиться женщиной. Можно, в принципе, двинуться в сторону трансплантационных трансформаций, то есть попытаться перенести всю биологическую суть женщины в мужчину – такое видится более реальным, учитывая ту скорость, с которой развиваются наука и технологии. Но стоит ли тогда говорить об объекте сей трансформации уже как о мужчине, это – во-первых, а во-вторых, если он сам не жаждет менять пол, но при этом не прочь стать мамой – что тогда?Тупик? Конец дискуссии и, следовательно, на воплощении концепции «равных возможностей» можно ставить большой и жирный крест – к несказанной радости поборников традиционных ценностей и прочих консерваторов? Увы, это им, традиционалистам и другим разным «мракобесам», не грозит. Не дадут им испытать эту радость. Тут можно даже не обольщаться. Точнее, даже определенно не стоит. К чему горечь очередного разочарования, раз решение этой «проблемы»– как минимум – уже намечено (как в случае с искусственными матками)?

И вот оно. В первой четверти текущего года The Telegraph рапортовал, что японским ученым из университета Осаки удалось превратить мужские клетки мышей в женские яйцеклетки, таким образом «создав» потомство у двух самцов без привлечения самок. Эксперимент, правда, оказался успешным всего в семи случаях из 600, но эти мыши, то есть родившиеся в результате эксперимента, что и говорит о его успехе, не только продолжили здоровую жизнь, но даже обзавелись собственным потомством. Прорыв? Без сомнения. С огромными вытекающими отсюда перспективами. В частности, как говорится в исследования профессора Кацухико Хаяси, это «открытие» в будущем может обеспечить возможность «появления» детей у двух отцов, один из которых как бы становится матерью. Впрочем, по словам ученых, необходимо провести гораздо больше исследований и учесть этические соображения, прежде чем переходить к опытам с людьми. Но что касается этики, то с этим, думается, проблем не станет. Так что направление – тут не нужно быть семи пядей во лбу – задано четко и однозначно.

Можно подумать, что мир сдвигают в сторону «воскрешения» матриархата (если допустить, что он все же когда-то существовал), причем в его абсолютной версии, когда женщина замещает мужчину не только в социальном плане (вот этот процесс как раз идет полным ходом: достаточно посмотреть, сколько сейчас женщин занимают высокие, в том числе и высшие государственные посты, а ведь политика – это святая святых мужчин, куда женщин не допускали веками), но и в биологическом, когда последние как бы «становятся» женщинами – новым слабым полом, реализуя главный принцип «эпохи Джокера» – «принцип перевертыша» – с ног на голову. Однако это не совсем так. Не стоит забывать, что во времена матриархата власть женщин зиждилась на таинстве материнства, представляемого неким чудом, доступным только женщинам. Именно поэтому мужчинам при этом общественном укладе доставалась «почетная» вторая роль. Сейчас речи о таинстве нет. Ситуация чуть ли не диаметрально противоположная: говоря в политической терминологии, наоборот, речь идет о демократизации процесса детовоспроизводства, в том числе и в биологическом плане – вопреки биологии как таковой. В непрекращающемся движении к тотальному уравнению (унификацию/равенству возможностей).К генезису такой потенции, при реализации которой даже (казалось бы, фундаментальный) биологический фактор будет играть далеко не первую скрипку, подвергаясь при желании коррекции/трансформации. То есть к исчезновению пола как такового и перехода бинарного в половом отношении к бесполому (унифицированному) обществу. В котором – в том числе и исходя из новой данности – роль мужчины будет сведена ко вторичной страте/классу. Новому слабому полу как результату политики «равенства возможностей», которого, равенства то есть, не существует в природе в принципе, отсюда – к новому угнетаемому классу. Но не за счет реконструкции или генезиса (в случае если это явление все-таки происходит впервые) матриархата, но создании такого типа общества, в теории не ориентированного на пол (на практике – антимаскулинного – во всех смыслах).

Что это – развитие, прогресс? Ну беря во внимание уровень технологического обеспечения, который требуется для воплощения в жизнь этой идеи/концепции, создается впечатление, что это действительно так. Однако если посмотреть на сам ход процесса, его конечное целеполагание – от различий к схожести, одинаковости, то появляются вполне ожидаемые (и оправданные) сомнения. Ибо эволюция – это переход от простого к сложному, то есть процесс накопления различий. А их ликвидация/упразднение – тоже эволюция, только с приставкой «де» (вместо «э»). То есть движение назад: от высокоразвитого организма, коим все еще является общество, к обществу-амебе. И это –тот самый «дивный, новый мир», который строят на Западе. То будущее, что грядет после «конца истории» (Фукуяма чуть поторопился, но тем не менее все идет к этому). Феминистический (если не разразится война между женщинами, например, и гомосексуалистами или трансгендерами, или внутри последних) аналог рая (ангелы, как известно, не имеют пола). Закат западной цивилизации.



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ