Джо Байден и Си Цзиньпин, кажется, определились, что им делать с Россией

11 месяцев назад

В США все никак не могут придти в себя после визита Си Цзиньпиня в Москву. Так, в минувшие выходные The Washington Post выпустил редакционную колонку, в которой бьет тревогу по поводу укрепления российско-китайских отношений.

Фото: AP/TASS

Основной смысл уже содержится в заголовке «США следует остерегаться оси Пекин – Москва», который отсылает к предостережению экс-советника бывшего президента США Дональда Трампа по национальной безопасности Джона Болтона касательно сближения России и Китая: «Я считаю, что образуется ось Россия – Китай, к которой примкнут Иран и КНДР. Взгляните на карту, взгляните на географию», – сказал он в интервью The Telegraph, комментируя поезду Си Цзиньпина в РФ. Болтон уверен, что к этому стоит отнестись очень серьезно, поскольку союз России и Китая – это «союз без границ». «В этом и есть настоящая проблема для Запада независимо от того, что произойдет на Украине», – подчеркнул он, как бы намекая на то, что противостояние между США и КНР переходит на новый уровень.

И The Washington Post рассуждает в том же ключе: «Китай продемонстрировал, что готов разыграть то, что можно было бы назвать российской картой, чтобы противостоять тому, что г-н Си считает попытками США окружить Китай и сдержать его экономический и военный подъем», – пишет издание, отмечая, что в мире растет «союз между двумя величайшими стратегическими и военными противниками Америки», что «может изменить глобальный порядок так же глубоко, как это сделали Соединенные Штаты полвека назад». И, в принципе, это звучит очень логично, учитывая интересы России и Китая и, что самое главное, реакцию на них США: «Россия рассматривает расширение НАТО на восток как экзистенциальную угрозу – это было основным заявленным оправданием ее вторжения в Украину. Тем временем Китай опасается, что Соединенные Штаты пытаются создать «Индо-Тихоокеанское НАТО»», – констатируют авторы материала, по сути, повторяя публикацию Politico, в которой говорилось о том, что США приложили уже немало сил для того, чтобы настроить против себя не только Россию с Китаем, но и Иран с Северной Кореей, что в перспективе может обернуться союзом этих стран в их «крестовом походе» против Америки.

Надо отметить, что эти тревожные настроения усиливаются еще и тем, что, как сообщает Reuters, китайский лидер не пышет энтузиазмом разговаривать не только со своим украинским коллегой (что довольно очевидно, исходя из той демонстрации, которую устроил Си поездкой в Москву), но и с американским. «Звонок Байден – Си был бы очевидным первым шагом. Но, несмотря на усилия американских дипломатов, источники сообщили, что китайцы не проявили особого интереса к такому призыву», – пишет агентство. И как перезапустить американо-китайские отношения – в Вашингтоне на сегодняшний день представляют плохо. Даже госсекретарь Энтони Блинкен все откладывает свою ранее запланированную поездку в Пекин (тут, впрочем, свою роль сыграл китайский воздушный шар, «инспектирующий» просторы США и сбитый последними). Плюс ко всему напряженность между США и Китаем растет с учетом: а) предстоящего визита в США президента Тайваня Цай Инвэнь; б) поездки Байдена на саммит G20 в Японии, который в Пекине расценивают как «антикитайский».

В общем, контекст как будто бы сам указывает на то, что Китай готов вступить в стратегический союз с Россией, чтобы уже объединенными силами противостоять США.

И тут, конечно, позиция Байдена не может не удивить. По его мнению, сближение России и Китая «сильно преувеличено». «Я не воспринимаю легкомысленно то, что делают Китай и Россия, и это может существенно обостриться. Но давайте на все смотреть в перспективе», – цитирует американского президента CNN. По его словам, он уже три месяца слышит о планах Китая снабжать Россию оружием, но на деле этого не происходит. «Какие обязательства они взяли на себя в экономическом плане?.. Торговля выросла в сравнении с чем?» – ответил он вопросом на вопрос журналиста, который поинтересовался его соображениями по поводу встречи Владимира Путина и Си Цзиньпина.

И, надо признать, что Байден в этом случае куда ближе к правде, чем российские оптимисты, дерущие глотки, что нам ничего не стоит перенаправить (поскольку основной источник бюджета у РФ как был, так и остается – экспорт углеводородов) потоки на Восток. «Путин сообщил, что РФ к 2030 году поставит в КНР не менее 98 млрд куб м газа и 100 млн тонн СПГ. Отложим в сторону вопрос, что зависимость от нефти и газа для России остается ключевой проблемой. Тут уже ничего не изменишь – эта публика ничего другого все равно не умеет. Вопрос в другом. Заявленные объемы – это 236 млрд кубометров газа в пересчете на единый объем. За 9 лет. То есть средний объем поставок будет составлять 26 млрд кубометров в год. Солидно. Правда, нужно понимать, что утраченный рынок Европы давал объемы продаж порядка 150 млрд кубометров в год, от которых осталось примерно 30 с перспективой потерять еще около 20 млрд в ближайшие пару лет. Потеря – 120 млрд в год с перспективой в 140 млрд», – отмечает в своем телеграм-канале политический обозреватель Анатолий Несмиян. Ко всему прочему, стоит учесть, что нефть и газ РФ продает Китаю с огромным дисконтом: «Китайская таможня сообщила, что в январе за 2,7 млрд кубометров газа из России было выплачено 526 млн долларов. Что в пересчете на 1 тысячу кубометров равно 195 долларов. Цена газа на европейском TTF в январе составила порядка 700 долларов за ту же тысячу кубометров. То есть Россия продает Китаю газ с дисконтом примерно в 70 процентов от рыночной стоимости», – добавляет Несмиян.

Объективно радоваться нечему. Поэтому да, скорее всего, ни о каком глобальном союзе между Россией и Китаем речи не идет. Кремлю бы очень хотелось, но у Си Цзиньпина – свои приоритеты. Хотя бы экономические: доля товарооборота Китая с Западом составляет 44%, а вот с РФ – всего 3%. Разница колоссальная. Разве будет товарищ Си жертвовать 44% ради 3%? Вопрос, понятное дело, риторический.

И то, что у РФ по итогу встречи ничего особенного не сложилось с Китаем, подтверждает и сам Кремль. «Если говорить о серьезных вещах, связанных, например, с попыткой отвоевать Крым… Совершенно очевидно, это является основанием для применения всех средств защиты, включая предусмотренные доктриной ядерного сдерживания, когда использование любых видов вооружений грозит существованию самого государства», – пригрозил известный блогер и по совместительству зампред Совбеза РФ Дмитрий Медведев спустя всего три дня после отъезда товарища Си, хотя позиция последнего касательно применения ядерного оружия общеизвестна.

А на следующий день после угроз Медведева уже сам Владимир Путин заявил, что Россия 1 июля завершит строительство хранилища для тактического ядерного оружия на территории Белоруссии. По его словам, непосредственным поводом для этого решение стала британская инициатива о передаче Украине снарядов с обедненным ураном, поскольку это «так или иначе связано с ядерными технологиями». При этом Путин подчеркнул, что «США делают это в течение десятилетий. Они разместили уже давно на территории своих стран-союзников, стран НАТО, в Европе свое тактическое ядерное оружие. <…> Мы договорились, что мы сделаем то же самое». Однако в совместном заявлении РФ и КНР об углублении отношений всеобъемлющего партнёрства и стратегического взаимодействия, вступающих в новую эпоху, сделанном во время визита Си, говорится: «Ядерные державы не должны размещать ядерное оружие за пределами национальных территорий и должны вывести все размещенное за рубежом ядерное оружие».

То есть о чем это свидетельствует? О том, что Россия в плане противостояния с Западом (и Украиной в частности) на реальную поддержку Китая не рассчитывает. А следовательно, визит Си Цзиньпина прошел, надо полагать, для Кремля без особых успехов.

И вряд ли американские аналитики этого не понимают. Но чем тогда объясняется та вспышка тревожности, всколыхнувшая штатовские СМИ?

Ответ, по всей видимости, прост: перспектива угрозы объединения Китая, который в американском обществе и политике полагается врагом № 1, с Россией обеспечивает обоснование дальнейшего противостояния с последней. Как-то надо же отвечать на запрос, который растет в США, на выход из конфронтации с РФ и, соответственно, с «украинского трека»? Только ростом угрозы, поскольку Вашингтон не планирует «мириться» с Россией. Более того: как пишет The Times, «цели Байдена на Украине изменились». «Публично заявленная цель ранее звучала как непоражение России как таковой. Стратегия, неоднократно изложенная Байденом, заключалась в том, чтобы «помочь Украине защитить себя от российской агрессии и обеспечить максимально сильную военную позицию Киева, когда придет время для урегулирования путем переговоров». Однако теперь эта стратегия, кажется, становится более жесткой», – говорится в материале. Теперь, цитирует издание неназванного высокопоставленного представителя администрации США, «мы хотим, чтобы Украина победила и сохранила всю свою территорию. Цель состоит в том, чтобы гарантировать суверенитет и независимость Украины, а это будет означать возвращение территории, занятой русскими. Если русские уйдут, это будет воспринято как поражение, и это можно только приветствовать. Но этого не произойдет в ближайшем будущем».

Отсюда и разговоры о растущей угрозе: общество нужно держать в тонусе, чтоб не смотрело в сторону, отличную от той, в которую смотрит администрация президента.

Но почему же тогда сам Байден с такой прямотой развеивает эти слухи? А кто сказал, что развеивает? Наоборот, подливает маслица в огонь, ибо кто его слушать-то будет и воспринимать все то, что он говорит, за чистую монету, если он Канаду с Китаем путает (как это было на недавней совместной пресс-конференции с канадским премьером Джастином Трюдо)?

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ