Водка, ветер и ядерное оружие, или Европа, трясущаяся от страха

11 месяцев назад

То, что эпоха глобализации подошла к концу и мир на всех парах несется в сторону геоэкономической фрагментации, – уже стало аксиомой, общим местом, о чем, в частности, свидетельствуют доклад МВФ, выпущенный к открытию Всемирного экономического форума в Давосе, и отчет Мюнхенской конференции по безопасности за 2023 год. И с этим, кажется, уже бесполезно спорить: организации достаточно серьезные, чтобы сомневаться в их выводах. А вот экс-премьер Италии, а ныне член итальянского сената Сильвио Берлускони сомневается. И не просто сомневается, а опровергает. Причем не с помощью слов (а он как политик знает их силу, знает их набат) или теоретических выкладок (по тем же самым основаниям его профессиональной принадлежности он в этом деле тоже не лыком шит), но, как принято говорить в таких случаях, самим фактом своего существования. Точнее, теми телодвижениями, которые производит экс-премьер под давлением (непреодолимой?) силы обстоятельств, как капризного (об этом ниже) ветра, сметающего любые предположения (ибо располагать – не в его власти) отдельно взятого человека, в том числе – и не в меру раздутые амбиции самого Берлускони.

Сильвио Берлускони. Фото: dpa/picture-alliance

Впрочем, свои амбиции стать «всемирным героем» (ну куда ему тягаться с «неистовым» Трампом, перехватившим миротворческую повестку, причем пообещавшим завершить российско-украинский конфликт за 24 часа, понятно, в случае избрания его президентом США?) «верткий» (в его отношении в Италии было возбуждено 61 судебное расследование и уголовное дело, включая дело о сексуальных контактах с несовершеннолетней, осужден он был, правда, всего трижды, но в силе после череды апелляций остался только один приговор – за налоговые преступления) Сильвио уже похоронил. Что, конечно, крайне печально – для самого Берлускони (и для всей Европы, надо отметить, за исключением Великобритании и стран «британского блока»), в особенности если взять во внимание, как все хорошо начиналось. Даже радужно: «Путин прислал мне 20 бутылок водки и очень милое письмо на день рождения. Я ответил ему бутылками ламбруско и таким же милым письмом. Я знал его как человека мирного и благоразумного. Российские министры уже несколько раз говорили, что мы с ними воюем, потому что поставляем оружие и финансируем Украину. Лично я не могу высказать свое мнение, потому что если оно будет сообщено прессе, это обернется катастрофой, но я очень волнуюсь. Я немного восстановил отношения с президентом Путиным», – рассказал Берлускони на встрече с депутатами партии «Вперед, Италия» в октябре прошлого года.

Справедливости ради стоит отметить, что Берлускони в отличие от многих европейских лидеров было что восстанавливать: о былой дружбе двух политиков ходили легенды. И не без основания: за первые чуть больше чем полтора года после их знакомства на саммите «Большой восьмерки» в 2001 году политики встречались лично более десяти раз, причем несколько встреч имели неформальный, то есть сугубо дружеский характер (когда, например, Владимир Путин летал к нему на виллу Чертоза в Сардинии, а Берлускони – отмечался на празднованиях дней рождений российского президента). Да и ко всему прочему: не зря же незадолго до отставки Берлускони с поста премьера в 2011 году Путин назвал его «одним из последних могикан европейской политики», а спустя четыре года – своим «другом и союзником»?!

Вот амбициозный Сильвио (а может, просто водка в голову ударила – 20 бутылок все-таки не шутка, в особенности если принять их содержимое в кратчайший – в зависимости от выносливости организма – срок) и возомнил себя «всемирным героем», способным усадить Россию и Украину за стол переговоров, о чем британскому изданию Spectator поведал замминистра культуры Витторио Сгарби, считающийся доверенным лицом одиозного политика. По его словам, Берлускони размышляет «над красивым жестом» в убежденности, что только он сможет уговорить своего друга возобновить переговорный процесс, чтобы закончить российско-украинский конфликт уже к Рождеству. При этом, разумеется, сенаторвидит себя в роли посредника (на что рассчитывал еще один друг Владимира Путина – экс-канцлер Германии Герхард Шредер, даже прилетавший в Москву, но, как известно, безрезультатно).«Он уверен, что способен этого добиться, и если действительно сможет это сделать, не подорвав позиций НАТО, то войдет в учебники истории в качестве всемирного героя», – сдал (а на что это еще похоже? о таких вещах на всех углах не трубят)с потрохами своего патрона Сгарби.

Однако ж после этого о миротворческих инициативах Берлускони ничего не было слышно, а там минуло и католическое Рождество, и православное, и годовщина СВО. И вот в конце первого месяца весны итальянская Libero Quotidiano огорошила известием о том, что горе-миротворец вместе со своей молодой супругой (Берлускони очень богатый человек, это так, к слову) в срочном порядке ищет себе дом с бомбоубежищем, но не с простым, а с таким, которое защищает и от радиоактивных осадков. То есть чета Берлускони всерьез обеспокоилась перспективой начала ядерной войны в случае эскалации ситуации на Украине. Неясно, что повлияло на настроение пары: то ли переброска тактического ядерного оружия в Белоруссию, то ли постоянные угрозы Дмитрия Анатольевича, к коим, по всей видимости, и свелась его деятельность, то ли разжигающие панику вопли «неистового Дональда». Однако результат налицо: животный страх как вердикт/индикатор счастливого будущего дал о себе знать.

Но разве он один такой – там, в Европе? Сразу же вспоминается история с «реактивной» Лиз Трасс (в смысле той скорости, с которой она вылетала с премьерского кресла), о которой поведала британская же (ну никаких солидарности и уважения к собственным правителям!) Daily Mail. Мол, последние свои дни в должности премьера «реактивная Лиз» провела, «одержимая картами ветра и прогнозами погоды». Откуда вдруг такая любовь к метеорологии и синоптике? Что, крушение политической карьеры сподвигло к понимаю своего истинного предназначения? Ан нет, все куда прозаичнее. Просто г-жа Трасс на полном серьезе ожидала ядерного удара со стороны России и готовилась к тому, что радиоактивные осадки поразят Великобританию. Как сообщает издание, после взрыва на Крымском мосту руководство британской разведки довело до сведения премьера, что Путин якобы готовится к тому, чтобы показательно взорвать ядерную бомбу над Черным морем. В этом случае, как заверили Трасс Джеймсы Бонды, радиация может дойти до Европы, если подсобят «капризные» – ну или своенравные – ветра. Этого оказалось достаточно, чтобы выбить из-под премьера ее островную почву: больше ничего, окромя прогнозов погоды, Лиз Трасс уже не интересовало.

Или вот еще пример. В конце октября 22-го немецкий Spiegel разродился публикацией, в которой – со ссылкой на данные радиоперехвата во время военных маневров в Балтийском море – поведал о том, что российские военные в конце 21-гоякобы обсуждали возможность нанесения ядерного удара по Германии. Были даже названы три цели на территории ФРГ: Берлин, авиабаза США в Рамштайне и авиабаза «Бюхель», где штатовские вояки хранят ядерное оружие. Издание, правда, тут же уточнило, что такие разговоры вполне могли быть частью «военной игры», обычной во время маневров, или элементарной дезинформацией, чтобы напугать старушку-Европу. Но как бы там ни было, этого последней хватило, чтобы испугаться: немецкие власти, по все видимости, приняли все это за чистую монету. «По Берлину уже несколько месяцев бродят слухи, что Путин угрожал Шольцу ядерным ударом по телефону. Шольц отрицает это, но все знают, что его можно запугать. В апреле он сказал Spiegel: “Я делаю все возможное, чтобы предотвратить эскалацию, которая приведет к третьей мировой войне. Не должно быть ядерной войны”. Один угрожал этим, другой серьезно отнесся к угрозе. Почва для нового страха была подготовлена», – выносит приговор / ставит диагноз канцлеру бескомпромиссный Spiegel.

Канцлер Германии Олаф Шольц. Фото: EPA

Да, Шольц и тогда струхнул, и сейчас боится, но надо понимать, что этот страх не персонифицированный, это не страх одного только канцлера – этот страх имеет общенациональные масштабы: так, согласно опросу, который приводит издание, больше половины населения Германии (57%)опасается нанесения ядерного удара Россией. И это по меньшей мере удивительно: реальная угроза (если верить Пентагону, а не верить – хотя бы потому, что данные американской разведки о начале СВО оказались верными в отличие от уверений Кремля – причин нет) отсутствует, а страх – цветет буйным цветом. И не им ли объясняется позиция Германии, которая, несмотря на всю грозную риторику, тянула с поставкой танков Leopard 2 так долго, как могла – чтобы не рассердить, не спровоцировать РФ?

Вопрос, конечно, риторический. Тут можно вспомнить откровения бывшего британского премьера Бориса Джонсона о настроениях среди европейских лидеров на начало СВО из его интервью CNN в конце ноября прошлого года: «Французы до последнего момента все отрицали. Немцы по всевозможным веским экономическим причинам тоже не хотели, они были… Я вам скажу сейчас ужасную вещь. В какой-то момент немцы считали, что если это должно было случиться (спецоперация на Украине – прим. авт.), что было бы катастрофой, то было бы лучше, если бы все это закончилось быстро и чтобы Украина рухнула». И почему их позиция должна была измениться? Весь ход российско-украинского конфликта, в котором они принимали определенное участие, указывает на то, что она осталась прежней. Просто они были вынуждены разыгрывать из себя сторонников свободного мира: давление США, вопросы репутации и проч., – не более того. И ведь это даже не секрет никакой: «Мне приходится заставлять Шольца помогать Украине и постоянно убеждать, что эта помощь не для нас, а для европейцев», – признался в начале февраля президент Украины Владимир Зеленский в интервью журналуDer Spiegel, по сути, так подставив Шольца, как его никто не подставлял. И всего лишь тем, что сказал (по всей видимости) правду.

Что тут уж скрывать и маскироваться: немцы спят и видят, когда же будет подписан мирный договор (сколько раз уже Шольц намекал на возобновление отношений с РФ после завершения конфликта! Сколько часов он провел в телефонных разговорах с Владимиром Путиным!). И то, что этот момент все не настает (как в начале третьей мартовской декады заявил генсек НАТО Йенс Столтенберг в интервью Guardian, перспективы урегулирования в Украине пока не просматриваются, поэтому Запад должен готовиться к длительному конфликту), – это очень, очень волнует немцев. Которые (понятно, что из числа интеллектуалов) уж и не знают, как вывернуться, чтоб обосновать необходимость скорейшего мирного разрешения. И вот уже в ход пошла этика: «…момент сдерживания я интерпретирую как предупреждение о том, что Запад, который дает возможность Украине продолжать борьбу с преступным агрессором, не должен забывать ни о числе жертв, ни о риске, которому подвергаются возможные жертвы, ни о степени фактического и потенциального разрушения, которое заставляет принимать непростые меры ради законной цели. Даже самый альтруистически настроенный сторонник не освобождается от обязанности взвешивать эту пропорцию.<…>Если возникновение вооруженного конфликта не может быть предотвращено болезненными санкциями, в том числе санкциями, болезненными и для самих защитников нарушенного международного права, то необходимая альтернатива –по сравнению с продолжением войны со все большими жертвами– состоит в поиске приемлемых компромиссов», – пишет Юрген Хабермас, которого величают «самым главным философом Германии», в своей недавней статье с говорящим названием «Призыв к переговорам».

Разумеется, определенный смысл (в особенности если смотреть на происходящее с гуманистической позиции, которая уже, правда, не слишком коррелирует с ситуацией в мире, готовящемся к переходу в постгуманистическую эпоху) в словах философа наличествует. Однако все же стоит обратить внимание, как ловко Хабермас манипулирует дискурсами, обосновывая необходимость возобновления переговоров исключительно гуманистическими соображениями. Но так ли уж они волнуют его в действительности, как он это пыжится продемонстрировать? «Но меня беспокоит отсутствие текущих переговоров, переговоров, которые не позволили бы затянувшейся войне унести еще больше жизней, вызвать еще больше разрушений и поставить нас в конце концов перед безнадежным выбором: либо активно вмешаться в войну, либо бросить Украину на произвол судьбы, чтобы не спровоцировать первую мировую войну между ядерными державами», – признается философ. И далее: «С точки зрения победы любой ценой повышение качества и количества наших поставок вооружений приобрело собственную динамику, способную более или менее незаметно подвинуть нас на порог третьей мировой войны. Поэтому “не следует душить дискуссии о том, когда именно помощь может фактически перерасти в участие в конфликте, утверждая, что даже вести такие дебаты — значит лить воду на мельницу России” (как писал Курт Кистер на тематических страницах Süddeutsche Zeitung, 11/12 февраля 2023 г.)».

Вот чего боится «самый главный философ Германии» на самом деле: чтобы российско-украинский конфликт не перерос в третью мировую. И не гуманизм, которым пытается прикрыться Хабермас, а страх и только страх является ответом на вопрос, почему Европа, если предположить, что она чувствует за собой правоту, если полагает, что она на стороне справедливости, что, впрочем, открыто декларируется всеми (за исключением, пожалуй, только венгерского премьера Виктора Орбана), пасует перед войной, которая с этой точки зрения видится единственным решением, и медленно, но верно (понятно, чтобы сохранить лицо, скрыв его болезненную уродливость) подталкивает ситуацию к переговорному процессу.

И страх этот – он зиждется не только на ядерном ударе, он имеет куда более глубокие корни: та же Германия (Бисмарк уже не раз перевернулся в гробу!) стала слабой, неспособной к войне, к силовому противостоянию, фанатично уверовав в «евангелие от Фукуямы» с его «концом истории». Который в действительности не наступил. И это не какие-нибудь досужие домыслы и философские выверты. Но – факт: по данным министерства по делам семьи, пожилых людей, женщин и молодежи ФРГ, за 22-й количество рапортов о досрочном увольнении в бундесвере увеличилось почти в пять раз (с 201 до 951!). Но что самое интересное, так это то, что львиная доля отказников объяснили свой отказ от продолжения службы тем, что они не ожидали того, что начнется вооруженный конфликт, в случае эскалации которого Германия может начать боевые действия против России. Иными словами, профессиональные немецкие военные готовы нести службу только в мирное время, а чуть запахло войной (на сегодняшний день больше галлюцинаторно) – так дали стрекоча. А сколько немцев (в Германии отменена всеобщая воинская обязанность) не заключили контракт с бундесвером по той же причине? Более того: согласно данным опроса, проведенного международной аналитической компанией YouGov, только 10% немцев готовы защищать Германию с оружием в руках в случае нападения на нее другой страны. То есть ФРГ, по сути, превратилась в нацию пацифистов, нацию «конца истории» – если говорить сообразно с дипломатическим этикетом, а если отбросить последний, то – в нацию трусов и конформистов, среди которых уровень жизни и инстинкт самосохранения стали главными ценностями. Поэтому логично, что при таком раскладе Германии и не только ей (вот, к примеру, в Дании, по словам заместителя командующего, бригадного генерала Хенрика Люне, ситуация в армии «чрезвычайно критическая» из-за нехватки кадров и финансирования) не остается никаких иных вариантов, кроме как мечтать о прекращении военного конфликта между Россией и Украиной, пока он не перерос в третью мировую.

Но, что стоит отметить, если брать так называемый коллективный Запад, то эта тенденция – она характерна только для континентальной Европы за вычетом  Великобритании и уже упомянутых стран «британского блока», которые тоже бояться, но рвут вперед, надеясь на помощь и заступничество США. Последние же ни о каких переговорах и вовсе не помышляют. Даже наоборот. В частности, госсекретарь США Энтони Блинкен назвал предложение о немедленном прекращении огня, которое содержится в китайском мирном плане и который поддержала российская сторона, возможной «циничной ловушкой» для замораживания конфликта, что, по его словам, никак допустить нельзя. Более того: как пишет The Times, на сегодняшний момент, то есть на начало второго года военного конфликта, «цели Байдена на Украине изменились». «Публично заявленная цель ранее звучала как непоражение России как таковой. Стратегия, неоднократно изложенная Байденом, заключалась в том, чтобы помочь Украине защитить себя от российской агрессии и обеспечить максимально сильную военную позицию Киева, когда придет время для урегулирования путем переговоров. Однако теперь эта стратегия, кажется, становится более жесткой», – говорится в публикации. Теперь, цитирует издание неназванного высокопоставленного представителя администрации США, «мы хотим, чтобы Украина победила и сохранила всю свою территорию. Цель состоит в том, чтобы гарантировать суверенитет и независимость Украины, а это будет означать возвращение территории, занятой русскими. Если русские уйдут, это будет воспринято как поражение и это можно только приветствовать».

И Штаты открыто демонстрируют, что они-то к конфликту, если что, готовы. Они столь уверены в себе, что даже не пытаются это скрывать. Как иначе тогда объяснить переброску в Румынию из штата Кентукки 101-й воздушно-десантной дивизии армии США, о которой в конце октября минувшего года сообщил телеканал CBC? Это почти пять тысяч элитных десантников, которые, как сообщает телеканал, «полностью готовы пересечь границу с Украиной». «Развертывание в стране НАТО вблизи конфликта в Украине рассматривается как модель сдерживания для американских вооруженных сил, которые недавно отказались от прямых боевых действий», – уточняет уже The New York Times, добавляя, что американские военные «ведут артиллерийские обстрелы, запускают штурмовые вертолеты и роют траншеи, подобные тем, что находятся на линии фронта в районе Херсона». То есть готовятся к столкновению по полной программе.

И не стоит думать, что Румыния – это единственная страна, находящаяся в непосредственной близости с Россией, куда направились американские вояки. Как сообщает The WashingtonPost, по данным на февраль, «в Польше дислоцировано около 11 000 военнослужащих США. На востоке страны передовой штаб Пятого корпуса становится “постоянным”, становясь самым восточным местом присутствия армии США на территории НАТО». И это без учета того, что Польша сейчас и без того тратит бешеные деньги и не жалеет сил, чтобы создать самую мощную армию в Европе, пытаясь составить конкуренцию Германии (как главной экономике ЕС) в претензии на статус нового европейского центра (рука Великобритании тут видна невооруженным взглядом).

К этому – для полноты картины – можно добавить и более – хотя куда уж? – вопиющие прецеденты, такие как подрыв «Северных потоков», на что могли осмелиться только Штаты (о чем свидетельствует расследование пулитцеровского лауреата Сеймура Херша, как бы подтверждающее угрозу Байдена, артикулированную за две недели до начала СВО, что «если Россия вторгнется и ее танки или войска пересекут границу Украины, “Северного потока –2” больше не будет»). Демонстративный маневр американского стратегического бомбардировщика B-52Н Stratofortress, способного нести ядерное оружие, вблизи Санкт-Петербурга. Военную помощь Украине, без которой ей давно бы уже пришлось капитулировать (техника, боеприпасы; разведданные: так, The Washington Post со ссылкой на трех высокопоставленных украинских и одного американского источников пишет, что ВСУ наносит удары ракетами HIMARS и прочим ударным натовским оружием только в том случае, если имеет точные координаты целей, полученные от американских военных, базирующихся в Европе, что, как отмечает издание, заставляет переосмыслить ту роль, которую играет Пентагон в этом конфликте). И вообще политическую волю по «украинскому треку», без которой ЕС давно уже бы заявил, что сделал все, что мог, для Украины и больше уже ничего не может и умывает руки, конечно же, с чистой совестью. Дальше – сами.

Определенный дуализм ситуации налицо. Пожалуй, даже абсурдный, но – лишь на первый взгляд: «Американская психологическая ассоциация, самое крупное в мире объединение психологов и психотерапевтов, в прошлом году выпустила пособие для психологов, которые работают с мальчиками и мужчинами. Традиционная маскулинность, отмеченная стоицизмом, соревновательностью, доминированием и агрессией, в целом вредна – вот что они пишут. Вот главный их вывод. Это доминанта новой эпохи. Пришла новая лукавая реальность, от которой раскалывается голова даже у самих американцев. Ты больше не можешь быть агрессивным, сильным и белым. При этом твоя американская армия может продолжать третировать все континенты, не стесняясь ничего. Это странно, но это так. <…> Новая этика с раздавленным мужчиной и воинствующим бесполым чудовищем активно предлагается на экспорт. Европу уже съела новая этика. Они уже разрешили жениться всем на всех и усыновлять всех всем. Результат еще неизвестен, но разрешение всем уже выдали на это.<…> Церковь тоже заткнули в Европе, и она молчит. Надо подождать смешные лет 20, и в кастрированном европейском обществе отомрут мужские инстинкты так или иначе. Новая этика тем временем уже взяла свое в Австралии, в Канаде, движется в Латинскую Америку, начинает распространяться даже в Азии, хоть и с большим трудом. Мир впадает в инфантильное состояние, где мальчики сознательно отказываются быть мальчиками. Но у США при этом остается мощнейшей армия и бессчетное количество военных баз», – отмечает Захар Прилепин в одном из «Уроков русского».

Остается лишь соотнести данный пассаж с вышеизложенным и – всякий дуализм с, казалось бы, толстым слоем абсурда истаивает прямо на глазах. И перед ними начинает вырисовываться строго прописанная картина, в которой новая идеологическая парадигма – включающая в себя новую этику, так называемую «новую нормальность» с жесткими феминистским и ЛГБТК+ трендами, неолиберализм как власть меньшинств (в том числе и по расовому признаку – привет идеологам Третьего рейха), пацифизм и «зеленую повестку» – представляется уже не набором неких девиаций и лишенных логики и здравого смысла тенденций, насильно прививаемых европейскому обществу, но матрицей, формирующей новую реальностью. Реальность, в которой четко прослеживаются как геополитические (ослабление и лишение субъектности Европы и России), так и экономические (захват рынков сбыта, монополизация и приобретение экономических рычагов влияния/давления) нарративы с достаточно очевидной целью (разумеется, после гипотетической победой над Китаем)– восстановлением однополярного мира, то есть гегемонии США.

И судя по тому, что нынче происходит в Европе, которая впадает в зависимость от Штатов в военном (только Америка сможет обеспечить безопасность потерявшему упругость мышц ЕС), энергетическом (Европа переориентируется на американский экспорт углеводородов) и политическом (как вынужденный союзник в борьбе против России и Китая) планах, и то, что происходит с Россией, которая слабеет как под действием санкций, так и в ходе военных действий, – Штатам это вполне удается. Поэтому говорить о том, что мир вошел в эпоху деглобализации, будет несколько преждевременным. Да, сейчас он находится в этой точке – точке фрагментарности и многополярности – и что с того? В некоторой мере это вполне закономерный переход от биполярности через максимальную раздробленность к дефрагментации. Ибо как пересоздать мир, предварительно не разобрав его на составные части?

Поэтому можно сказать, что сейчас мир находится в стадии пересборки, когда закладывается новая идеологическая парадигма, которая и будет фундаментом/матрицей этого нового мира. И, кстати говоря, уже по Европе видно, что она работает: ЕС уходит в тень, становясь придатком США. Однако до новой конфигурации в геополитическом смысле – еще далеко: именно отсюда это ощущение, что мир входит в эпоху деглобализации. Которая, на самом деле, есть не более чем определенный этап в стратегическом отношении, поскольку сам вектор движения – и тут не стоит себя обманывать разными фантазиями и разглагольствованиями о торжестве и необратимости многополярного мира – прослеживается четко: аккурат к глобализации в ее новом, переформатированном виде, куда более устойчивом и тотальным, нежели тот, что ненадолго установился после распада СССР. И в этом смысле – все идет по плану, как в последнее время любят выражаться в Кремле.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ