Царство мёртвых

1 месяц назад

«Этот путь проложен мертвыми, и мертвые хранят его! Путь закрыт!» – писал в третьей части «Возвращение короля» трилогии о Средиземье Джон Рональд Руэл Толкин. 

Джо Байден. Фото: NY Daily News

Россия не воюет с Западом. Запада нет. Он умер. Осталось мумия белого фараона и запах тлена его. Что сдохло конкретно:

– свобода слова как институт независимых СМИ и как частное право на высказывание. См. цензуру социальных платформ, фор экзампл;

– неприкосновенность частной собственности;

– неприкосновенность жилища. Даже если ты Трамп или особенно поэтому. Или дохлый латвийский оппозицонер. Хорошо, литовский. Хорошо… Надоело перечислять, но и обязательно украинский;

– сменяемость власти;

– право на протест;

– право знать историю;

– право учиться на родном языке, если ты русский;

– право отрицать власть.

Дональд Трамп. Фото: AP

Что издохнет в ближайшем будущем? 

– частная собственность. Вместо устаревшего, элите ненужного, возникнет аренда в обмен на лояльность, которую постоянно придётся доказывать. Она станет новой нормой владения.

Владения чем? Карьерой. Жилищем. Денежными накоплениями. Личным транспортом. Правом на отдых. Да. Никаких описок. Карьера не для всех. Отдых не для всех. И они не право. Их нельзя будет заслужить или заработать. Их будут выдавать в аренду в обмен… Я писал, в обмен на что. Они часть негласного договора личности с диктатурой власти. Продлевать будете? Докажите. При этом уровень квалификации индивида не имеет решающего значения. Честно, не имеет никакого; 

– конкуренция в самом широком контексте – от бизнеса и науки до политики и социальной среды;

– система социальных лифтов. Не только капитал, но и бюрократия стала наследственной. 

Хилари Клинтон. Фото: Getty Images

Что родилось?

– политическая цензура;

– интегрированная в любой дип стейт от Штатов до Эстонии репрессивная машина, чья фундаментальная задача – сохранить власть неизменной;

– право умереть за власть на войне. Не за родину. За власть;

– право быть изъятым из жизни в политическом и экономическом смысле; 

– право быть убитым / посаженным в тюрьму из-за гражданской позиции;

– право не иметь прав.

Джулиан Ассанж. Фото: Carl Court / Getty Images

Наверное, что-то забыл. Допишите. «То, что мертво, умереть не может», – пришиваем девиз дома Грейджоев из «Игры престолов» к Толкину, или Толкиену, из начала статьи. Западная олигархическая бюрократия колониального типа сформировала глобальную систему отрицательного отбора. Назовите её фашизмом, этноцидом, этнократией, всё равно. Её суть в смерти. Всего и самой.  

«Мы не евреи!» – кричали еврейские дети в немецких концлагерях, что не помогало. Еврей равно смерть – знали дети. Они быстро поняли. Учителя да и обстановка располагали. Контекст «еврейства» расширен. Оно замещается китайцами, персами, нами, жителями Перу, кем угодно. Любая война против смерти есть схватка за жизнь. Других новостей нет. Пока нет.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ