Андрей Рудалёв: СПЕЦОПЕРАЦИЯ И ПРИЗРАКИ ПЕРЕСТРОЙКИ

1 год назад

Восприятие спецоперации прочно увязло в стадии постоянной тревоги. На фронте практически ничего не происходит. Гибнут люди. Впрочем, можно уткнуться в сводки, как в лист подорожника, и даже этого не замечать.

Общество стараются не волновать, ведь любое волнение должно получить выход для своей энергии, а это чревато, особенно когда не совсем понимаешь, где он – выход. Или до поры не хочешь о нем знать.

Только вот эта самая тревожность со знанием о смертях рано или поздно подведет к вопросу: за что и ради чего?.. И здесь, помимо пафосной риторики, вариантов два: качественное и справедливое преображение страны, избавление ее от распадной хвори, а с другой стороны, сохранение постсоветского статус-кво, чтобы ничего принципиального не происходило, только видимость, только декорации.

На культурном фронте также без перемен. В отдельно взятых городах отбивают атаки славаукраинствующих певцов. Но это скорее исключение и для инфоповода. За глаза же, как в известной телефонной беседе с голосом, похожим на продюсерский…

В качестве правила в сфере муз продолжает действовать все прежнее, ни о какой культурной мобилизации речи до сих пор не идет. А те, кто мобилизуется, – так в частном и самодеятельном порядке, как, например, поэты русской победы. Все же остальные культурные территории, что украинские города – Харьков, Одесса, Николаев… Вроде русские, даже по названиям, но вся русская суть уже давно выхолощена или близко к тому. Причем брать их никто не собирается. Ни театр, ни кинематограф, ни литературу. Так привычней и спокойней, когда в стороне, а общество лучше не волновать. Ощущение, что такова главная сейчас установка.

Вроде бы события после 24 февраля наглядно и необычайно жестко и болезненно показали, что развал СССР – грандиозное преступление, которому не может быть никакого оправдания. Но, например, олигархствующий человек, в свое время нажившийся на этом развале, публично заявляет, что никакого примирения белых с красными быть не может, пока не будут восстановлены в правах все пострадавшие в 17-м. Это, видимо, те, кто устроил тот предательский февраль с отречением и кто хотел также лично нажиться на катастрофе…

Почему олигархствующий может позволять себе публично противиться историческому примирению, которое в реальности бы произошло еще на излете Советского Союза, если бы искусственно не подогревался раскол для совершенно понятных целей? Хочется вновь расковырять до кровотечения? Причем делает это во время, когда жизненно необходимо сплочение общества и избавление от всяческих фантомных болей. Потому что в его сознании хозяина жизни ничего не меняется. Потому что живет все в той же постсоветской реальности, ставшей лично для него волшебной сказкой и Клондайком. Потому что и в историческом плане не происходит никакого сплочения, а этот раскол до сих пор является важной скрепой и источником личной стабильности для выгодоприобретателей того распада страны. Пнул «совок» – плюс для кармы и самоутверждения своего дела правого. Это до сих пор так. И таков главный идеологический столп.

Иные смотрят на все это, облизываются и думают: можем повторить…

Поэтому и очевидную катастрофу, и преступление 91-го до сих пор у нас не готовы признавать, как и реальность. А она показала, что опереться мы можем только на людей, что у нас остались только люди, стойкие, как камень, на которых здесь веками все и держится. Но осталось очень и очень мало.

Есть еще красная кнопка. То самое оружие, которое, по словам Патрушева, может уничтожить Америку. Это важная, но, скорее, умозрительная категория, необходимая для сложных хитросплетений политических шахмат, а не для реального применения.

Сценарий, что в какой-то момент ответственные люди сорвутся с катушек и начнут выжигать планету, не отрицается, но вероятность такого помешательства все-такине столь велика. Более вероятный сценарий состоит в том, что конфликт к концу 2023 года будет купирован. Электоральный цикл в Штатах и России диктует подобный вариант. Причем очевидно, что финализация конфликта будет временной и такой, чтобы все стороны могли заявить о своей победе.

Есть и другой вариант – катастрофы для России. Что-то подобное с оставлением Харьковской области, а затем Херсона, но только хуже. Все ожидают и все говорят о грядущем контрнаступлении СВУ, которое собирает свой кулак. В прошлом году у них получилось…

Контрнаступление произойдет, если противная сторона будет уверена в своем успехе. Но его может и не быть – и тогда все тот же сценарий, когда ничего не происходит и когда все стороны будут говорить о своей победе. Ну как после 2014-го, пока неизбежно не грянет новый гром.

Впрочем, есть еще один вариант развития событий – внерациональный и малоадекватный. Он связан со спецификой киевской власти, которая с самого начала СВО пыталась раздуть конфликт без границ.

При этом ни о какой активизации действий России речи давно нет. Она не идет на эскалацию, такое ощущение, что ее устраивает вечный Бахмут и когда существенно ничего не происходит. Может потому, что впереди электоральный цикл и рисковать нельзя, как и волновать сильно общество. Может потому, что в 1991 году произошло преступление, после которого мы слишком многое растратили и теряли, в том числе и земли, на которых сражаемся. И вот реальность всех этих потерь накрыла и показала все, что есть на самом деле без декораций и раздувания щек.

Конечно, исход российского электорального цикла, в отличие от СВО, практически очевиден, но это не отменяет тревожности. Потому что дальше очень много неизвестных и вариантов, составляющих подобие «русской рулетки».

В годы обмана и самообмана Минских соглашений много говорили о новой перестройке. И этот призрак, на самом деле, продолжает гулять по стране, меняя обличия.

Проявлялся он в формате либерального реванша под занавес первого путинского президентского срока. Выстраивался даже ряд известных сменщиков: Немцов, Касьянов, Кириенко. Потом были ожидания с либеральным Медведевым, опекающим многие оппозиционные СМИ. Он был такой весь из себя прогрессивный, что даже удостоился гаджета из рук Джобса. Призрак либерального реванша блуждал по Москве во время «болотных» волнений и «маршей несогласных», а затем после Крыма и Донбасса в виде тех же Минских – как попытка договориться, как попытка развернуть страну все к той же столбовой дороге цивилизованного мира.

После 24 февраля Россия вернулась в свою историю и стала обретать себя, как после весны Крыма. Но ту весну, как известно, спеленали все теми же соглашениями. Вот и получился шаг вперед, а два назад.

А спецоперация, давно уже прозванная «странной», завязшая в позиционных боях и уткнувшаяся в неумолимо приближающийся электоральный цикл? С одной стороны, это, безусловно, новые эпические времена для страны. А с другой?.. Ту же горбачевскую перестройку на первых порах называли новой революцией и продолжением дела Октября.

Вот и возникает вопрос: отменила ли спецоперация опасность перестройки 2.0 или, наоборот, приблизила, и этот призрак только мимикрировал и изменил риторику? Подобный вопрос имеет право на существование, особенно в ситуации нарастающей тревожности – правда же?

Перестройка, чтобы вернуть все вспять к началу новороссийских времен и семи дням творения, представленным в екатеринбургском Ельцин-центре. Чтобы исправить все «ошибки», и чтобы все как прежде. Чинно и благородно. Было же все хорошо, правда же?!..

Для той перестройки главным было право собственности и власти. С другой стороны, открытый мир, общечеловеческие ценности, Россия – гигантская кормовая база и поле чудес для успешных. Ее и отчуждали, чтобы на многое не претендовала, на ту же справедливость, и знала свой шесток.

Перестроечный обвал произошел, когда внушили себе тотальный проигрыш и преступный характер своей истории. А что если и на СВО есть подобный расчет, можно ли его отметать? Чтобы спецоперация стала спусковым крючком, когда само общество понесло на руках новых прорабов перестройки к их процветанию и на свою погибель?

Отметать нельзя, потому что пока у нас нет эффективного антидота против новой перестройки, раскола и смуты. Катастройки. Поэтому дамоклов меч и висит, грозя своим острием.

Патриотизм? Ой, не смешите персонажа с голосом, похожим на продюсера Пригожина. Спецоперация? Но нужна победа. И настоящая, безусловная, а не проектная, не какой-то пиар-продукт. Пока же ощущение, что ее настоящей будто боятся, ведь может окончательно обнулить«завоевания» постсоветской демократии. И олигарх, который против примирения, будет сокрушаться не о потерявших барыши в 17-м, а о своем разбитом корыте…



Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ