Элла Памфилова утверждает, что российская избирательная система стала беспрецедентно прозрачной. Со стороны кажется, что вся процедура – один большой скандал

Ровно через десять дней в России начнется трехдневное голосование по избранию депутатов в Государственную думу РФ. Результаты этих выборов во многом будут определять развитие страны и жизнь россиян. Впрочем, главный вопрос состоит не в том, продолжит ли «Единая Россия» доминировать, а в том, насколько бесспорным будет преимущество и к чему это приведет.

Элла Памфилова, фото: regiondv.com

Исследования показывают, что широкая публика начинает воспринимать избирательную кампанию за 10 дней до выборов, объяснил «Вашим Новостям» социолог и публицист Борис Кагарлицкий. Таким образом, по-настоящему предвыборная гонка начинается только сейчас. Мы узнали у политологов, какие тренды избирательной кампании их интересуют.

Скандальные выборы

На старте предвыборной кампании «Единая Россия» поставила цель получить как минимум 300 из 450 мандатов и сохранить конституционное большинство. Учитывая сложное социально-экономическое положение и рост протестных настроений – с 17% в январе до 24% в августе (по «Левада-центру»*), триумфальная победа «Единой России» вызовет вопросы.

– Не скандалы происходят на выборах, а сами выборы являются скандальным событием, – подчеркивает Борис Кагарлицкий. – В обществе твердо закрепилось понимание неизбежности фальсификаций. Законодательство, которое было в прошлом году оформлено, представляет собой систему норм институциональной фальсификации, которые становятся институтом и главным смыслом выборов, а все остальное второстепенно. Выборы – это не про то, чтобы избрать кандидатов, а про то, как технически и в каких пропорциях будет проведена фальсификация.

Избиратель мешает выборам

По данным ВЦИОМ, 70% респондентов намерены принять участие в грядущих выборах. Среди них 51% твердо уверен, что появится на участках в день голосования. Еще 19% голосовать не намерены, а 11% не определились. Считается, что чем ниже будет явка, тем выше будет результат в «Единой России». При высокой явке, напротив, больше голосов наберут оппозиционные партии.

Борис Кагарлицкий утверждает, что кремлевские администраторы видят идеальные выборы вообще без избирателей. Правда, это опять же большой удар по легитимности.

– Мне один чиновник четко сказал, что они заинтересованы в том, чтобы о выборах вообще никто не узнал. То есть избиратели мешают процессу выборов, – рассказывает эксперт. – Идеально, если в них вообще не участвуют избиратели. Такие выборы организовать трудно, а также возникает вопрос о легитимности. Если выборы не являются способом сформировать власть, то зачем они нужны? Ответ очевиден – чтобы придать существующей власти некую легитимность.

Триггеры для протестов
Председатель ЦИК Элла Памфилова утверждает, что российская избирательная система стала беспрецедентно прозрачной. Правда, со стороны кажется, что вся процедура – это и есть один большой скандал.

– Есть трехдневное голосование и целый ряд норм, ограничивающих наблюдение. Есть специальные нормы, облегчающие подмену бюллетеней, – в частности, никому, кроме доверенных лиц, не разрешено входить в помещение, где хранятся сейф-пакеты, по ночам, – заметил Борис Кагарлицкий. – Принципиально важно, что первые два дня голоса не подсчитываются и считаются только на третий. Соответственно, возможна подмена сейф-пакетов. У нас не фальсифицировать выборы трудно, а фальсифицировать – легко.

Результат не хуже, чем в 2016 году

Результат выборов никак не будет коррелировать с результатами соцопросов, считает Борис Кагарлицкий. По ВЦИОМ, уровень поддержки ЕР за две недели до выборов составил 28,3%, КПРФ – 17,5%, ЛДПР – 8,7%, СРЗП – 6,5%.

– Есть задачи, которые в каждом регионе поставлены администрацией президента перед управлениями внутренней политики – так называемый KPI, а также ряд внутренних инструкций, – объясняет эксперт. – Главный принцип – планирование от достигнутого. Ни в одном регионе «Единая Россия» не может получить меньше голосов, чем на предыдущих выборах. В противном случае это будет воспринято как плохая работа губернатора и его заместителя, который курирует внутреннюю политику, с соответствующими выводами.

Яркие кандидаты и личности

Ярких оппозиционных партий в России не может быть по определению. Если политическое объединение слишком яркое – его не допускают до выборов. Это же касается и слишком неудобных кандидатов. Об этом говорит отказ в регистрации или снятие с выборов, например, Павла Грудинина от КПРФ, Дмитрия Потапенко от РСПП и ряда других кандидатов. Впрочем, яркие личности на выборах все же присутствуют.

Борис Кагарлицкий выделяет экс-главу Приангарья Сергея Левченко, возглавившего региональную группу КПРФ в Иркутской и Магаданской области и в Якутии, хотя его и пытались выжать из политического пространства. Выступления Максима Шевченко на ТВ сами по себе становятся политическим событием. Есть интересные политические кампании, например, Михаила Лобанова в Москве – это уникальная активистская кампания, подчеркивает Кагарлицкий.

Политолог Константин Калачев в свою очередь обращает внимание на борьбу саратовского блогера-миллионника Николая Бондаренко и местного строителя-единоросса Андрея Воробьева в Балашовском округе (Саратовская область). Группа компаний Воробьева вносит в бюджет региона до полумиллиарда рублей налогов.

– Судя по недавно опубликованным в СМИ социологическим опросам, на финише кампании Воробьев лидирует в этой гонке. И если в оставшееся время он не допустит грубых ошибок, то проходит в Государственную думу, – отмечает Константин Калачев.

Калачев объясняет предварительное лидерство неизвестного застройщика тем, что подписчики Бондаренко (у него 1,5 млн на Youtube) разбросаны по всей России. Избиратели используют традиционные каналы получения информации, а в сюжетах по ТВ говорят о неоднозначной репутации Бондаренко. Кроме того, у него агрессивная подача, которая может как привлечь, так и оттолкнуть избирателей (скорее второе). Вопросы у консервативной саратовской публики вызывают и получаемые от «американского» Youtube доходы.

– Предварительный вывод, который можно сделать уже сейчас: даже миллион российских подписчиков в соцсетях не гарантирует ни одному кандидату легкую прогулку на выборах. Тем более, что в провинции кампании все-таки идут преимущественно в офлайн-режиме, а потому живой диалог с избирателями просто обязателен, – заметил политолог.

Политолог Александр Кынев продолжает отбиваться от армии поклонников Максима Каца, которые атаковали его Facebook за поддержку Марины Литвинович, а не Брюзановой. А в перерыве Кынев акцентирует внимание на партиях, выступающих против «санитарной диктатуры». Эксперт считает, что только КПРФ и «Партия Роста» борются за гражданские права в эпоху «сложной эпидемиологической ситуации» – когда все нельзя. Но не упоминает «Справедливую Россию – За Правду», которая выступает против принудительной вакцинации. Видимо, потому что Литвинович борется с социалисткой Галиной Хованской в Ленинградском округе Москвы.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии