…Вы хочете песен?

1 месяц назад

Спустя полгода* после начала СВО – лучше поздно, чем никогда, – условно патриотическое крыло условных рок-музыкантов записали – не без помощи со стороны, конечно, сами не собрались бы ни в жизнь, знаю я этих рок-музыкантов – условно патриотическую песню. Тридцатилетней давности.

Кадр клипа «Я остаюсь», 2022

Записали – и хорошо. На безрыбье и валенок карась, а пустая картошечка примерно втрое лучше, чем ничего. Однако событие это вызвало ряд язвительных откликов на тему, что средний возраст участников в районе 60 лет, ну и песня, как уже сказал, тоже из прошлого века. Дескать, не наросло в России за три декады новых патриотических авторов. Не сочинилось песен. Вся талантливая и творческая молодежь пасется у либеральных кормушек. Ну и это вот все. Выводы соответствующие.

Я, как вы знаете, ненавижу манипуляции любого типа – если, конечно, это не мои собственные манипуляции, недолюбливаю подмены понятий и всевозможные подтасовки, которые в означенных выводах, соответственно, в полный рост.

Друзья, не забывайте, мы имеем дело с шоу бизнесом. Шоу-бизнес работает с товаром. Товар необходимо – по всем существующим правилам маркетинга – продавать. А для этого его нужно рекламировать. Что непонятно?

Вис Виталис. Фото: peoples.ru

Я об этом пишу не первый год, ггг, и даже не первый десяток. Для успешной продажи товара нужны: 

1. Рекламные мощности.

2. Витрина.

3. Способы доставки потребителю.

На самом деле, еще и

4. Отсутствие конкуренции (или подавление ее путем захвата рекламных мощностей и вытеснения конкурента с рынка).

Сложи эти составляющие – и бинго! Ты распродал все склады и купаешься в злате аки Скрудж МакДак. Но ведь российский шоу бизнес так и не сложился, друзья. То есть, честной и равной конкуренции не произошло. Рекламные мощности + витрины + способы доставки оказались в руках двух или трех тесно сплоченных группировок, акторы которых в основном с израильскими, конечно, паспортами (с десятых – украинскими). 

Верка Сердючка

Фото: syl.ru

На самом раннем этапе, конечно (это поздние восьмидесятые) основным рекламодателем всевозможных рок групп являлось само государство. Были раскручены те из счастливчиков, которые благодаря везению, настойчивости, поддержки блатных рычагов или ГБ получили миллионные эфиры и постоянные упоминания в миллионных же печатных изданиях, (а кое-кто и роли в кино, театре и т.п.). То есть, попав в механизм нормально работающей – как это ни парадоксально звучит по отношению к позднему СССР – машины шоу-бизнеса. Вот и-то публика видит и помнит и посейчас. 

У них была реклама, выпускаемые (и доставляемые в самые отдаленные уголки страны) пластинки, радиоэфиры, публикации, хит-парады, (один хит-парад «Московского Комсомольца» чего стоит – это же была единственная у нас грамотная и четко работающая калька с Биллборда, люди реально считали отрывные купоны голосования, присылаемые в редакцию, и составляли чарты), в общем, красота.

Эта красота продлилась примерно до начала 90х. Потом началась некая вольница – но все еще более-менее работало, в основном потому,  что еще не сложилась олигархическая мафия, накрывшая все информационные каналы. Ну и был, конечно, спрос. О, это были времена, когда можно было прийти на любую радиостанцию и чисто договориться об эфире – ну или принести на ТВ свой клип и попасть как минимум в авторскую передачу. Бесплатно!

Потом – со второй половины девяностых – медийные каналы стали прибираться к рукам, и в эфирах стала звучать в основном заказуха. 

В последние два года ушедшего тысячелетия свежим глотком воздуха стало «Наше Радио» – но потом выяснилось, что нет, показалось. 

Фото: radioportal.ru

К тому же его хозяева с самого начала контролировались из Америки: мало кто знает, что львиную долю бабла на него отстегнул Березовский. А так-то оно вообще принадлежало американской компании News Media, контролировавшейся Рупертом Мердоком. На этом фоне само название «Наше радио» приобретало, конечно, совершенно иной смысл, ггг, потому что было оно уж точно не наше. 

Да. Это же вообще сюжет. Накрыв лояльную аудиторию, «Наше радио» сходу стало проводить диверсионную работу, душа все новое и опираясь в основном на «консервы».

Идейный вдохновитель «Нашего Радио», Козырев, после обучения в США получивший вкусную должность программного директора на радио «Максимум» ( которая была основана при участии американских компаний), откуда его выпинали в итоге за профнепригодность, был – как свой человечек – переведен на контроль «Нашего Радио». Там он последовательно уничтожил все живое, что могло вырасти, растерял рейтинги и был выпнут за профнепригодностью. Тогда его перевели на «Ультру» (это радио тоже принадлежало американской компании News Media, оттуда он тоже был выпнут за бездарность), и закономерно закончил украинством.

Михаил Козырев

Михаил Козырев. Фото: esquire.ru

А примерно к середине – концу нулевых все радиостанции расползлись по супер-холдингам и стали так или иначе отрабатывать повестку. Например, пресловутые Би-2, ведомые израильским менеджментом, не просто так все это время на виду и на слуху – их продюсеры и главы многих медийных холдингов чуть ли не родственники. Веду же я к тому, что товар – это в нашем случае песня, альбом, артист, –  мало произвести. Его необходимо сбыть. Правило шоу-бизнеса довольно простое: покажи любой трек 100 людям – трети понравится, трое запомнят, один купит.

То есть, если ты, несчастный российский музыкант, покажешь свой альбом сотне человек, ты получишь одного слушателя. Если ты покажешь его миллиону человек, у тебя будет армия. Вот поэтому я все время и говорю о рекламе.

Рекламные же мощности – это деньги, связи и серьезная профессиональная работа по маркетингу.  Ни того, ни другого, ни третьего у большинства независимых музыкантов нет. Все т. н. «звезды», которых мы видим это продюсерская работа. Причем чаше всего это либеральные продюсеры, логично раскручивающие либеральных артистов, причем на деньги либеральных олигархов. Схема отработана десятилетиями: помимо прямых заработков на артисте ты имеешь также и агента влияния.

Земфира. Фото: maximonline.ru

Государство же российское.. Э. Да что говорить… Если сам президент, все правительство, сама конституция – все находилось под американским влиянием, то что уж говорить об условно патриотическом «Нашем радио», которым с самого начала – конец, девяностых, все нулевые и часть десятых – владели американцы. Признайтесь, вы же даже не были в курсе, бггг.

Таким образом ситуация к нашему времени сложилась, мягко говоря, патовая: независимые авторы – за редким и фактически случайным исключением – выхода к аудитории не получили и произведенный ими продукт остался массово неизвестным. Поэтому когда наступил час Х – на самом деле еще не наступил, все происходящее просто проба пера, – пришлось выковыривать из запасников нафталин, который кое-кто еще помнит по хитам тридцатилетней давности. 

Но это вовсе не потому, что нет новых песен или новых авторов. Они есть. И час Х еще впереди. Что будет делать государство? Да ничего, как я понял. Консервы вскрывать.

*На самом деле прошло менее пяти месяцев с момента начала спецоперации, – прим. ред.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ