«Вопрос о наследнике остается в интриге». Политолог Дмитрий Журавлев о распределении мест в партсписке КПРФ

В четверг, 24 июня, на предвыборном съезде КПРФ был сформирован федеральный партсписок кандидатов в депутаты Госдумы. И список этот оказался не таким уж безынтересным.

Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

Здесь стоит обратить внимание на то, что экс-кандидат в президенты Павел Грудинин занял третье место (второе досталось летчику-космонавту Светлане Савицкой), а первый зампред Юрий Афонин – четвертое, причем сразу следом за ним идет действующий губернатор Орловской области Андрей Клычков. Расстановка не совсем обычная. С чем это может быть связано – мы поговорили с политологом Дмитрием Журавлевым.

– В Грудина столько вкладывалось, в его раскрутку, в его имя, что потерять его было бы как-то нерачительно. Коммунисты всегда отличались некоторым скопидомством, я даже не КПРФ имею в виду, а коммунистов всех эпох.

Что касается губернаторов, это будет исключительно моей версией, то место в списке больше определяется ими самими. Так как губернаторы – это носители ресурсов, они контролируют определенные регионы. И с ними руководство партии должно дружить, причем это больше нужно партии, чем губернаторам. Нельзя взять и поставить губернатора на 30-е место. То есть, конечно, можно, но тогда, скорее всего, КПРФ не выиграет выборы в этом регионе. Обратите внимание, Грудинин получил на президентских выборах меньше всего процентов в тех регионах, где губернаторы-коммунисты. Почему? А потому, что каждый губернатор был оскорблен, он считал, что партия вполне может его выдвинуть кандидатом, он такой хороший, у него регион, он может гарантировать голоса в этом регионе, это может быть не совсем так, но ему кажется, что так. А выдвигают какого-то неизвестного мужика районного уровня, а их, таких хороших, отодвигают. И я не уверен, что губернаторы от КПРФ работали на президентских выборах за Грудинина. Губернаторы – это такие полусамостоятельные графы и герцоги. Не то чтобы они совсем могут обойтись без поддержки партии, но им и, что главное, партии кажется, что партии будет труднее обойтись без их поддержки, чем наоборот,

– рассказал Дмитрий Журавлев «Вашим Новостям».

«ВН»: – Третье места Грудинина – нельзя ли это расценивать как выпад в сторону администрации президента?

– Можно, потому что Грудинина давили крупно, и Павел Николаевич, а я с ним лично знаком, хоть и не близко, он не из тех, кто забывает, всепрощением не болен. И его третье место означает, что он будет депутатом, если его не снимет ЦИК через суд, получит депутатскую неприкосновенность, и при своей «огромной любви» к ЦИКу и администрации президента, он свои пять копеек не забудет вставить.

Но третье место Грудинина имеет и другую сторону: оно не второе. То есть всем нам демонстрируют: Павел Николаевич крутой, он наш видный деятель, но наследником престола Павел Николаевич не будет. Если бы он рассматривался как следующий Зюганов – он был бы на втором месте. И в этом смысле вопрос о наследнике остается в интриге.

«ВН»: – Афонин – четвертое место, Клычков – пятое, не говорит ли это о том, что вот вам два потенциальных наследника?

– Афонин, я думаю, что это очень вероятно. Молодой, энергичный, в чем-то наивный, в чем-то очень хитрый, все-таки относительно недавно из провинции. То есть еще воспринимающий свое второе-третье место как достижение, а не как торможение. Дело в том, что политиков нельзя долго держать на одном месте: они сначала этому месту радуются, а потом начинают злиться. Афонин еще не исчерпал свой временной срок на своем месте, ему еще все нравится. Ему еще нравится своя позиция, и он уверен, что с нее двинется выше. Поэтому Афонин благодарен, а благодарный наследник – это всегда хорошо.

«ВН»: – Но следом за Афониным сразу идет Клычков, не указывает ли это на то, что потенциально и он может стать преемником?

– Во-первых, да, а во-вторых, это говорит Афонину, чтоб не зарывался: ребята, ваши места показывают вашу позицию, но эта позиция не является определяющей, в конечном счете мы вас и местами можем поменять. Это то же, что с Павлом Николаевичем: дело не в том, что он третий, но в том, что – не второй. Поэтому он не может сказать, что Зюганов – наш Ленин, а я – Сталин. По местам четко определено, что Сталина не будет, потому что Савицкая – человек не политический, а он человек политический, но не второй. Вот так и с этими двумя ребятами: их выдвинули, они играют большую роль. И да, я много слышал, что Афонин – возможный наследник, я не могу этого утверждать, но разговоры такие слышать приходилось. Но при этом мандат с подписью и печатью, что он наследник, – ему не дали. Очень по-коммунистически списочек составлен: все расставлены, все определено, но при этом никто не может сказать, что его позиции усилились и он теперь всем покажет. Все равно все будут к Геннадию Андреевичу бегать, как к третейскому судье.

Рейтинг статьи
5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии