Владислав Шурыгин: «Я бы снял с повестки дня вопрос о массовой мобилизации».

2 недели назад

По мнению Владислава Шурыгина, в РФ следует снять с повестки дня вопрос о необходимости проведения массовой мобилизации. Более правильно, по мнению эксперта, продолжать создание добровольческих формирований, активизировать поступление на военную службу по контракту, а также озаботиться формированием интербригад.

Фото: REUTERS

«Информация к размышлению»

Недавний отход союзных сил от Балаклеи к реке Оскол, дополненный сообщением главы военно-гражданской администрации Харьковской области Виталия Ганчева о том, что на харьковском направлении численность украинских боевиков оказалась больше численности обороняющейся группировки союзных сил примерно в 8 раз, ожидаемо спровоцировали в российском обществе споры вокруг необходимости проведения массовой мобилизации. Прокомментировать эту тему согласился военный публицист и обозреватель, постоянный член «Изборского клуба» Владислав Шурыгин.

— Владислав Владиславович, начну с того, что в советском кинофильме «Семнадцать мгновений весны» назвали бы «информацией к размышлению». Численность населения России на 1 января 2021 года, по оценке Росстата, составляла 146,24 млн человек. На ту же дату численность населения Украины, по сведениям Государственной службы статистики – 41,588 млн человек. По данным авторитетного ежегодного бюллетеня «TheMilitaryBalance», к началу 2022 года численность личного состава национальных вооруженных сил, а также запасников в РФ составляла 900тыс и 2 млн человек, а на Украине – 255 тыс и 1 млн человек. При этом и в ВС РФ, и в ВСУ, 2/3 личного состава являлись контрактниками, а 1/3 — срочниками.

— Все так.

— Для проведения специальной военной операции на Украине РФ, ДНР и ЛНР задействовали группировку войск, общая численность которой, по оценкам иностранных аналитиков, составляла не более 150-200 тыс человек. Важно отметить, что личный состав ВС РФ в составе этой группировки был и остается представлен исключительно контрактниками. В свою очередь украинская сторона, если верить июльскому заявлению министра обороны Украины Алексея Резникова, за счет активных мобилизационных мероприятий сумела довести общую численность украинских силовиков (ВСУ, Нацгвардия, Госпогранслужба и так далее), которых Киев может использовать против союзных сил, до 1 млн человек. И это, замечу, без учета численности иностранных наемников, воюющих на стороне Киева. Несмотря на подавляющее численное превосходство противника, союзные силы, за счет своего преимущества в средствах огневого поражения, продолжительное время вели на украинском ТВД успешные наступательные операции. Затем под Балаклеей грянул украинский «контрнаступ», вынудивший союзные силы отойти к реке Оскол. После этого в РФ многие заговорили о необходимости проведения срочной массовой мобилизации. Вот теперь, с оглядкой на озвученную «информацию к размышлению», у меня к Вам вопрос. Нужна ли России сейчас мобилизация или нет, а если нужна, то какая?

— Сразу отмечу то, что, по моему мнению, должно являться отправной точкой для всех последующих наших умозаключений. Противник на украинском ТВД сейчас имеет над союзными силами подавляющее преимущество в численности. Отвод союзных сил к Осколу показывает, что нивелировать данную ситуацию только за счет преимущества российской армии в средствах огневого поражения получается не всегда. Значит, наращивать численность наших войск в зоне боевых действий тем или иным способом, видимо, придется. Остается вопрос выбора этого способа.

— Массовая мобилизация?

— Тут есть ряд очень существенных «но».

— Изъятие из нашей сферы производства большого количества рабочих рук, возможное изменение в негативную сторону отношения к специальной военной операции у части населения РФ, осознавшей, что они или их близкие могут попасть на фронт, а также другие социально-экономические факторы?

— Не без этого. Однако я бы хотелзаострить внимание на, скажем так, технических деталях, ставящих под сомнение возможность проведения массовой мобилизации в России. В 2008-м была запущена не до конца продуманная, но очень масштабная реформа наших Вооруженных сил, в рамках которой ради «оптимизации» были ликвидированы тысячи кадрированных, то есть сокращенного состава, дивизий, полков и батальонов. Меж тем именно в эти дивизии, полки и батальоны, имеющие офицерский состав, а на складах – положенные по штату технику и вооружение, и должен был вливаться призванный по мобилизации личный состав. Собственно, именно за счет использования такой советской схемы, которую ВСУ, в отличие от ВС РФ, сохранили, украинская армия после начала СВО и смогла реализовать быстрое пополнение своих рядов мобилизантами.

— Значительная часть этих мобилизантов отправилась к линии боевого соприкосновения необученными и плохо экипированными, в итоге превратившись в самое настоящее «пушечное мясо».

Хороший урок для России

— Судьба украинских мобилизованных, это хороший урок для России, свидетельствующий о том, что гнать на «передок» толпы необученного, недовооруженного и плохо экипированного личного состава – военное преступление! Впрочем, разверну свою мысль. В своем текущем виде система наших военных комиссариатов, также пережившая «оптимизацию», с высокой степенью вероятности в случае объявления массовой мобилизации «захлебнется» и со своими задачами не справится. Но даже если справится, то для призванных из запаса сотен тысяч граждан придется с нуля формировать части, их укомплектовывать, экипировать, снабжать всем положенным по штату, обучать, сколачивать. Извлекать для формирования новых частей из арсеналов и со складов длительного хранения безумное количество единиц вооружения и техники, расконсервируя их, а, при необходимости, и ремонтируя. Все это потребует, мягко говоря, немало времени и то при условии, если на армейских складах найдется все необходимое для экипировки, вооружения, снабжения новых частей.

— А если не найдется?

— Тогда мы рискуем повторить украинский «подвиг» с отправкой на передовую «пушечного мяса». В общем, уже только из-за одних, перечисленных мною, технических деталей, я бы снял с повестки дня вопрос о массовой мобилизации. Несложно принять решение о мобилизации 200-300 тыс. человек. Сложно их обучить, обмундировать и вооружить.

— Что же тогда делать?

— В краткосрочной перспективе – продолжать создание добровольческих формирований, чем у нас занимаются субъекты РФ и иные структуры, всемерно активизировать поступление на военную службу по контракту, а также ввести жесткие наказания за досрочное расторжение военнослужащими контракта. А то ведь у нас имелись случаи, когда некоторые контрактники, узнавшие, что их часть направляется в зону проведения СВО, спешно увольнялись. Нам такие «бойцы мирного времени» не нужны. Новых контрактников же тщательно обучать, снабжать, вооружать и вливать в состав действующих на украинском ТВД наших частей.

ВС РФ не помешают интербригады

— Как можно активизировать поступление на военную службу по контракту?

— Самая сознательная часть тех, кто находится в запасе, это по определению офицеры. Их следует приглашать в индивидуальном порядке в военкоматы и убеждать возвращаться на службу, мотивируя, помимо прочего, еще и финансово. Хорошо мотивируя. Сами военные комиссариаты необходимо превращать в полноценные рекрутинговые центры. Нужно, чтобы там сидели, фигурально выражаясь, не «три калеки и четыре медика», а присутствовал квалифицированный штат сотрудников, часть из которых специализируется на работе с офицерами, другие – на поиске и рекрутинге имеющего боевой опыт сержантского/рядового состава, и так далее. Кроме того, всем, кто идет на контракт, следует гарантировать сохранение за ними на время службы их рабочих мест и зарплаты, например, за полгода. Кстати, не исключено, что придется увеличивать денежное довольствие контрактников.

— Почему?

— Потому что текущие выплаты вполне устраивают тех, кто проживает на малонаселенной  периферии, а вот для миллионов жителей Москвы и Санкт-Петербурга, у которых средние зарплаты выше, чем в сельской местности, финансовая сторона контрактной службы не столь уж и привлекательна. Впрочем, деньги в деле привлечения на военную службу по контракту – фактор важный, но не единственный. Для начала необходимо, чтобы потенциальный контрактник вообще смог получить информацию о возможности пойти на контракт в Армию.

— Поясните.

— Сейчас реклама контрактной службы у нас в основном сводится к выцветшим билбордам и невзрачным листовкам, на которые мало кто обращает внимание. Так не пойдет. Посмотрите, как с агитацией обстоит дело на Украине – там о необходимости идти в ВСУ вещают чуть ли не из каждого утюга. Как мне представляется, у нас сейчас тот самый момент, когда по телевидению и радио пора запускать масштабную кампанию по социально-ориентированной рекламе контрактной службы в Армии, обещающую достойное денежное довольствие, существенные льготы и прочее. К этому я бы присовокупил возможность привлечения в ВС РФ, допустим – за предоставление нашего гражданства, граждан иностранных государств. ВС РФ не помешают интербригады.

Нужна мобилизация всего общества

— Это все?

— Нет, конечно. Деньги, льготы и реклама, безусловно, нужны, но они не «сработают» без мобилизации всего нашего общества. Нужна постоянная, системная работа по донесению до населения России смысла задач, которые мы сейчас стремимся решить на Украине. Крайне важно, чтобы наши сограждане поняли – как-то «проскочить на расслабоне» или «пропетлять» у нас не получится. Начав СВО, мы отрезали себе пути к отступлению. Так что сейчас самое время отыскать еще одного Тоидзе, способного своим плакатом лаконично и понятно донести до нашего общества мысль «Родина-мать зовет!»

Автор: Андрей Союстов

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ