В Кремле задумались о второй волне мобилизации?

2 недели назад

Нет, определенно, что-то странное происходит в высоких кабинетах. Судите сами: СВО длится уже девять месяцев, а среди высших представителей власти до сих пор нет единства по ключевым вопросам. И это не может не настораживать.

Изображение: Ольга Скопина / ИА Красная Весна

Смотрите: на днях вице-спикер Совета Федерации Константин Косачев заявил, что «не ожидает ничего хорошего от нынешних властей Украины». «Они находятся в плену собственных предыдущих действий, идеологических установок. Свободы маневра у них нет. Реальная нормализация, на мой взгляд, возможна только после смены власти на Украине. Надеюсь, на этот раз она произойдет конституционным путем», – отметил сенатор.

Ну вроде бы как вполне логичная позиция, если исходить из официального тренда на победу в СВО.

Только вот что интересно: уже на следующий день пресс-секретарь президента Дмитрий Песков буквально опроверг Косачева. По словам Пескова, смена действующей власти на Украине не является целью специальной военной операции, которую проводит Россия. При этом Дмитрий Сергеевич сослался на Владимира Владимировича: «Нет, президент об этом уже говорил», – отметил Песков. Также официальный представитель Кремля подчеркнул, что «Россия стремится достичь своих целей специальной военной операции». И более того: «Россия хочет достигнуть своих целей, и она их достигнет».

Ну да, можно предположить, что Косачев транслировал исключительно свою точку зрения (как и Медведев, который тоже заявлял о демонтаже «киевского режима»), а Песков – уже официальную. Хорошо. Тогда вопрос к Дмитрию Сергеевичу: а что входит в цели СВО? Про демилитаризацию и денацификацию, о которых было заявлено еще 24 февраля, как-то не слышно. Впрочем, если бы тот же Песков и упомянул их – мало бы что изменилось, так как никто толком не объяснил, что под ними подразумевается. Что в них официально входит, чтоб не додумывать, не гадать. И проблема тут заключается в том, что провести «денацификацию» без смены «киевского режима» – это что-то из области фантастики, так как он и был объявлен российскими властями «нацистским». Да еще и конституционным путем – как размечтался вице-спикер Совфеда. Ага, конституционным – несмотря на военные действия.

А ведь ко всему прочему кроме объявленных, но не раскрытых и как-то вышедших из повестки целей СВО, появились и новые. Например, в конце октября Дмитрий Сергеевич предположил, что платформой для переговоров между Владимиром Путиным и Джо Байденом по поводу урегулирования «украинского конфликта» может стать «желание Соединенных Штатов прислушаться к нашим озабоченностям». «То есть это может быть желание Соединенных Штатов вернуться к состоянию на декабрь-январь и задаться вопросом: то, что предлагают русские, может, не все нас устраивает, но, может, все-таки стоит с ними сесть за стол переговоров? Я имею в виду проекты документов, которые были переданы и в Брюссель, и в Вашингтон», – пояснил Песков. То есть в таком ракурсе целью СВО становится возврат к «ультиматуму 17 декабря».

А до этого, напомню, Дмитрий Медведев среди целей СВО называл победу над НАТО, которая сражается с Россией украинской армией.

В общем, похоже на то, что не только у власть имущих нет одной точки зрения, но, что хуже того, в Кремле так и не определились с целями СВО.

А вот это уже проблема посущественнее, ибо без целей нет и образа победы. И как при таком раскладе обосновать вообще продолжение боевых действий, не говоря уже о том, чтобы переформатировать СВО в «народную войну», как об этом заявил замглавы администрации президента Сергей Кириенко – не укладывается в голове даже на уровне логики.

И это как раз и является одной из причин того, почему население РФ негативно восприняло частичную мобилизацию: потому что ничего не понятно. За что сражаемся, к чему идем – сплошные знаки вопроса.

А тут пошли слухи о второй волне мобилизации, которая выглядит очень логично, исходя из военной конъюнктуры: «Линия фронта 1 000 км. Если один батальон занимает район обороны 3 Х 5 км, и мы его, так и быть, развернём в 5 Х 3, то в первой линии необходимо держать примерно 200 батальонов. Умножаем на 500 чел. 100 000 чел в первом эшелоне. Учитывая силу противника – еще столько же во втором. Итого 200 000. А ещё артиллерия, обеспечение, разведка, тылы и проч. Еще 100 000! Итого, фронт – 300 000. Чтобы наступать, нужно иметь еще не менее двух ударных группировок — это ещё 200 000. Итог: 500 000. Нужно формирование резервов нон-стоп. Для такой группировки это ещё не менее 200 000. Стоит вспомнить, что минимум 20% войск на передовой должны находиться на ротации. Это еще 150 000. Итого только армия, задействованная на фронте, это минимум 850 000. Ну это я считаю так, как меня учили в моем родном ЛВВПУ. С нынешним призывом у нас под ружьём будет где-то половина от этой численности. Вот и считайте, сколько ещё нам нужно резервистов», – такую раскладку давал военный эксперт Владислав Шурыгин еще в начале октября.

Но – вернемся к дню сегодняшнему: «Минцифры РФ формирует дополнительный список на отсрочку от мобилизации для Минобороны», – пишет телеграм-канал BRIEF со ссылкой на ведомство.

Любопытно, что и пресс-секретарь президента не исключил такого поворота событий. «Никаких обсуждений на этот счет нет», – ответил он на вопрос о второй волне мобилизации, но при этом подчеркнул, что говорит именно про правительство России, а позицию Минобороны комментировать не может.

Так что, по сути, вопрос повис в воздухе. Точнее, завис, дожидаясь своего часа?

«Судя по некоторым признакам на передовой: интенсивность боёв и следующие за этим потери ополченцев, концентрации войск ВСУ на определённых направлениях, неотменённая мобилизация возобновится в России сразу после нового года. А может, и раньше…»  – прогнозирует в своем телеграм-канале руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности полковник в отставке Александр Жилин.

Так что картинка в целом складывается – в сторону второй волны.

Отсюда вопрос: если первая волна прошла с такими скандалами и неразберихой, когда повестки выдавали и тем, кто никак уж не подпадал под критерии, заявленные министром обороны Сергеем Шойгу, то что ждать от второй? И далее: не выльется ли она во всеобщую мобилизацию?

И вот тут самое время вернуться к тому, с чего, собственно, и начал: к целям СВО, которые остаются туманными и, такое чувство, что – вариативными. И как население, если вторая волна будет объявлена, отреагирует на эту, скажем так, неопределенность?

Почему-то думается, что не очень позитивно. И во что все это может вылиться – та еще загадка. Но ясно одно: популярности Кремлю это не прибавит. И если действительно там задумались о второй волне мобилизации (понятно, что Минобороны в данном случае ничего не решает), то просчитывают ли риски (а они есть, и причем существенные)? К тому же надо учитывать, что всех рисков не просчитаешь: социальная динамика – вещь непредсказуемая. Непонятно, что на что наложится и во что это может вымахать.

Так, может быть, уже настало время наконец-таки определиться с целями СВО? Как-никак девять месяцев уже длится, потери/издержки (как людские, так и экономические) немаленькие, одна волна мобилизации прошла. Вторая на подходе. Ну куда уже дальше тянуть-то?!

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Дмитрий
Дмитрий
14 дней назад

Проблема в том, что внешних целей у СВО изначально не было, тем более не было цели сменить правящий режим на Украине — «смена режима» — это «страшный сон» наших правителей именно с этим страхом они и воюют везде: в Грузии, в Молдавии, в Армении, в Украине, даже в Казахстан пытались влезть, но там китайцы сказали, мы сами разберемся. Нам нужен режим «осажденной крепости» внутри страны, чтобы кричать «коней на переправе не меняют». Только в этот раз война оказалась выгодна сильным «внешним» игрокам США и Китаю. США в очередной раз перезапустят свою экономику за счет поставок вооружения всем, и за счет вывоза к себе наиболее рентабельного бизнеса из Европы, Китай получит для своего развития наши полезные ископаемые, которые перестала брать Европа, при том за бесценок получит (больше-то их никто не покупает, а мы отдадим, кушать-то на что-то надо). А для нашего правящего режима возникла проблема, как в такой войне победить, самоубиться ядерной бомбой — вроде как не вариант, воевать до последнего солдата — тоже не вариант (Китай-то может решить зачем вообще платить, если никто не охраняет). Получается надо как-то о мире договариваться, а как это теперь внутри страны объяснять, а главное договариваться -то никто пока не собирается, «внешние» игроки говорят, а давай еще повоюем… Относительно новой волны мобилизации, а зачем ее как-то объяснять, первую волну никак не объясняли, да и начало СВО особо объяснить не пытались, тут другая проблема — все войны рано или поздно заканчиваются и домой возвращаются «обстрелянные» мужики и начинают спрашивать, а чего мы так хреново живем — а разве мы за это воевали? Вот тогда у режима внутри страны начинаются «настоящие трудности», сколько у нас там «Росгвардии» 400 тыс., сейчас вернутся те, кто первые заходили 200 тыс., потом из первой волны мобилизации — 300 тыс., потом из «второй» волны, чувствуете, как политический расклад меняется — эти «пластиковыми стаканчиками» кидаться не будут — количество преступлений с применение боеприпасов и оружия с января 2022 г. уже выросло на 30% и это только начало…

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ