«Украина» в Средней Азии

3 недели назад

Когда Рахмон отчитывал Путина, я внимательно смотрел на лицо российского лидера. Поначалу там мелькнула секундная растерянность. Затем – ледяная усмешка.

Сооронбай Жээнбеков, Нурсултан Назарбаев, Эмомали Рахмон и Шавкат Мирзиёев (слева направо) . Фото: Болат Шайхинов / РИА Новости

В Кремле, похоже, уже привыкают к отскокам вчерашних «стратегических союзников».

Когда-то Путин заявлял, что «у нас везде Чечня». Сегодня у России «везде Украина». В том числе на среднеазиатском направлении. Один за другим режимы региона подчеркнуто публично демонстрируют если и не разрыв с Москвой, то что-то на это похожее. А на юге Киргизии появляются загадочные американские военные.

Начал это в июне казахский президент Токаев, заявивший, что Астана не признает образований на востоке Украины.

Затем киргизский глава, Садыр Жапаров, который, как гласят упорные слухи, в свое время был вызволен из тюрьмы и приведен к власти именно при поддержке Москвы, отказался приезжать в Петербург на 70-летие Путина. Позже он отменил учения ОДКБ на территории своей страны. Одновременно он заверил «Нью-Йорк Таймс», что российским уклонистам от армии в его стране нечего бояться: «Они могут приезжать сюда и свободно работать, им не нужно бояться экстрадиции на родину».

Таджикский глава Рахмон, как выше упоминалось, при включенных телекамерах публично отчитал Путина в Астане на саммите «Центральная Азия – Россия» за неосоветский империализм: «Мы хотим, чтобы нас уважали… чтобы не было политики к странам Центральной Азии как к бывшему Советскому Союзу». В течение 7 минут таджикский лидер перечислял обиды, нанесенные Москвой его народу.

Эскапада особенно примечательная, что произнесена главой страны, где национальный ВВП более чем на треть состоит из переводов мигрантов из России, страны, чью безопасность целиком обеспечивает российская 201 МСД. Она сдерживает с 93 года военную оппозицию, а затем игиловцев из афганской группировки «Хорасан». В ней сосредоточены и бывшие граждане Таджикистана, которые мечтают поквитаться с Рахмоном за поражение в гражданской войне 90-х.

Узбекский и туркменский лидеры ведут себя более сдержанно, но можно не сомневаться – это пока.

Среднеазиатский бунт против Москвы, немыслимый год назад, можно было бы объяснить защитной тактикой, скоординированной с Кремлем, – чтобы избежать так называемых вторичных санкций, фатальных для экономик региона. Некоторые аналитики так и объясняют.

Однако есть одно но. Это но – сверхактивность Вашингтона, проявляемая с весны в регионе по ослаблению его связей с Москвой, а заодно и Пекином, что для США куда важней на перспективу. Одним из самых активных курьеров из Вашингтона тут является Дональд Лу, помощник госсекретаря США, бывший посол в Бишкеке – эксцентричный, темпераментный дипломат, хорошо знающий регион.

С весны 2022 года он раз за разом объезжает азиатские столицы, убеждая местных глав в ценностях дружбы с США и умело уворачиваясь от вопросов о проблемах с правами человека в этих странах – как это всегда неплохо умели в Госдепе. Судя по всему, главный козырь Вашингтона – обещания смягчения последствий санкций против России для среднеазиатских экономик, которые во многом связаны с Москвой

Более того, Госдеп даже предлагает им некую сделку, чтобы те смогли заработать на российско-украинской войне. «Мы будем счастливы работать с правительством Туркменистана и с деловыми кругами для того, чтобы оказать им содействие в получении большей пользы для них от санкционного режима», – несколько загадочно сообщил недавно на брифинге в Ашхабаде Дональд Лу.

Нет сомнений, что это предложение прозвучало и в других столицах региона. Больше того, Вашингтон заявляет, что готов вообще заменить Россию в регионе в качестве друга и наставника. В конце сентября на слушаниях в комитете по иностранным делам Сената Конгресса США координатор американской санкционной политики Джеймс О’Брайен заявил, что Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан «будут счастливы иметь альтернативы отношениям, которые у них ранее были с Москвой». По его словам, «мы работаем с ними, чтобы предоставить им [другие] варианты, будь то физические альтернативные маршруты [транспортировки их продукции на мировые рынки в обход России] или другие способы разработки инвестиций наличными средствами».

Вашингтон давит на регион по всем линиям.

И – в июне последовали заявления Токаева, далее – демарши коллег по региону.

Также близ Душанбе неожиданно прошли учения, организованные Центральным командованием США с участием военных Таджикистана, Казахстана и Узбекистана, вызвавшие недоуменную реакцию Москвы и ярость российских военкоров. Они допускали появление американских военных со стороны запада на Украине, но никак не в «тылу», на востоке.

Интересным выглядело и последующее загадочное появление некоей американской военной делегации на юге Киргизии, в Баткенской области. О странных гостях, которых встречали заместители министра обороны Киргизии, в октябре поведал депутат киргизского парламента Адахан Мадумаров.

Депутат сам южанин и неплохо информирован, что происходит на малой родине. Он попросил власти разъяснить, что делает американская делегация в уютном рисоводческом регионе. «Кто её пригласил? С кем она сотрудничает? Это опасная позиция», – заявил он в парламенте. Ответом было полное молчание.

Если американцы и в самом деле там появлялись, то резонно предположить, что речь о рекогносцировке местности. С последующим появлением там американской базы. Хорошо известно, что Вашингтон крайне заинтересован в новом появлении своей базы в Киргизии взамен выведенной – «Ганси», которая до 2014 года располагалась близ Бишкека, о чем, в частности, сообщало в свое время издание The New York Times в статье «ЦРУ в мучительном поиске нового подхода к Афганистану».

Баткен же – географически та точка в Центральной Азии, с которой одинаково удобно дотягиваться до Афганистана и Китая. И еще это район киргизско-таджикской границы, где в сентябре «топографические группы» двух стран с применением тяжелой техники и авиации проводили «делимитационные работы». Жертвами конфликта с обеих сторон стали десятки человек. И Бишкек, и Душанбе тогда надеялись, что Москва станет арбитром в этом споре, но не дождались. Кремль, по большому счету, отмолчался по этому вопросу.

Теперь, похоже, таким арбитром для Душанбе и Бишкека может стать Вашингтон. С базой в Баткене. Или без неё.

Что же в сентябре-октябре в дни центральноазиатского бунта предпринимал Кремль? Он вручал Рахмону и бывшему туркменскому президенту Бердымухамедову российские ордена. И бессильно молчал.

Потому что – Украина. Потому что Россия выказала слабость, и в Средней Азии, тонко чувствующей такие моменты, прекрасно это понимают.

Потому что не сила в правде, а правда в силе, – это правило существования среднеазиатского региона на протяжении пары тысяч лет. Скидок тут не будет никому. Вопрос лишь в цене отскока от «гибнущей России».

И этим как раз занимается Дональд Лу. Рамочное предложение для Центральной Азии уже озвучено им в Ашхабаде: вы не просто не пострадаете, вы заработаете. Детали в ближайшее время стороны постараются доработать.

Важно понимать, что «большим отскоком» от Москвы в регионе точно смущены не будут. Если он состоится, то на гневные тирады северного союзника в местных столицах могут не без резона напомнить Москве о её отскоках, о судьбе афганца Наджибуллы, ливийца Каддафи и прочих фигур помельче.

Отход Средней Азии от России, таким образом, представляется неизбежным. Сейчас местные элиты не меньше, чем в России, ожидают результатов мобилизационной кампании, которые, с учётом подготовки и переподготовки призывников, последуют, судя по всему, к весне 2023 года.

Тогда и будет приняты решения. Те или иные.

Автор: Лев Назаров, журналист, Киргизия

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ