Зачем Кремлю понадобился Пригожин?

2 недели назад

Предприниматель и куратор ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин остается в центре повестки, причем не только российской, но и американской. Что, во-первых, является подтверждением дальнейшего укрепления Евгения Викторовича в российской политике, а во-вторых, ставит интересный вопрос: а зачем все-таки Кремлю понадобилось выводить Пригожина из тени?

Фото: пресс-служба компании «Конкорд»

Но не будем забегать вперед.

Итак, на днях Евгений Викторович заявил, что ЧВК «Вагнер» займется формированием центров подготовки и управления народным ополчением в Курской и Белгородской областях. Причем, по его словам, центры подготовки ЧВК «Вагнер» будут полностью финансироваться из его средств. «Мне ни федерального, ни регионального бюджета, ничего не нужно», – подчеркнул Пригожин.

Что тут нужно понимать? А то, что Евгений Викторович продолжает усиливать свои политические позиции. Ну посудите сами, как это вообще такое возможно, чтобы куратор ЧВК, функционирование которой не прописано в российском законодательстве, а значит, действующей вне рамок закона, занимался еще и народным ополчением –при том, что войны нет, а есть только СВО – уже на территории РФ?

Представить действительно такое сложно. Но представлением заниматься нет никакой необходимости, ибо это уже есть в реальности. Что говорит о том, что Евгений Викторович получил на это санкцию из Кремля. И более того: что он уже обладает нужным влиянием, чтобы эту санкцию получить.

И причем таким влиянием, чтобы делать заявления и о внешнеполитической повестке: «Я вам отвечу очень тонко, деликатно и прошу прощения, допущу определённую двусмысленность. Господа, мы вмешивались, вмешиваемся и будем вмешиваться. Аккуратно, точно, хирургически и по-своему, как мы это умеем. Во время наших точечных операций будем удалять сразу обе почки и печень», – так куратор ЧВК «Вагнер» прокомментировал информацию, связанную с вмешательством РФ в американские выборы, прошедшие накануне.

И это заявление реально серьезное. Хотя бы потому, что противоречит словам Владимира Владимировича, который всегда говорил, что РФ в американские выборы не вмешивается. То есть тут Пригожин уже транслирует уже собственную позицию, противоречащую официальной. И то, что ему это позволяется, – говорит об очень многом.

Что, в свою очередь, косвенно подтверждает публикацию Bloomberg, в которой говорится, что некоторые представители российской элиты всерьез обеспокоены растущим влиянием Пригожина, особенно в свете его склонности к репрессиям.

Так, на вопрос телеканала RT, «в чем причина того, что богатейшие люди страны игнорируют военную ситуацию, а иногда и помогают противоположной стороне», Пригожин ответил: «Причина в безнаказанности. Должны быть включены рычаги и механизмы тотального «уничтожения» этих людей как бизнесменов. По отношению к ним срочно нужны сталинские репрессии. Изменилось ли что-то в позиции богатых людей, олигархов по отношению к помощи воюющей части населения? Насколько мне известно, изменилось. Им стало вообще все по … (нецензурное название мужского полового органа – прим. авт.). Они видят свою безнаказанность и продолжают дальше плевать на тех, кто проливает кровь».

Bloomberg со ссылкой на инсайдеров сообщает, что главной эмоцией в элитах становится страх. Элитарии боятся, что Кремль в случае чего уже не сможет их защитить. Кроме того, некоторые допускают, что по стране вообще могут прокатиться чистки, как во времена Иосифа Виссарионовича.

И судя по заявлениям и деятельности Пригожина и реакции на это Кремля, эти опасения небеспочвенны.

И вот тут мы подходим к самому интересному: а зачем Кремлю понадобилось создавать еще один центр силы, лишь относительно подконтрольный себе (потому что понятно, что, с точки зрения Кремля, чем все более упорядочено, тем лучше, а Евгений Викторович эту упорядоченность нарушает с завидным постоянством)?

И тут уже одной только игрой первого замглавы администрации президента (АП) Сергея Кириенко против Минобороны ситуацию не объяснишь.

Да, то, что так Кириенко уравновешивает возросшее влияние военных (неминуемое при возникновении подобных ситуаций) через их критику Пригожина – этого никто не отменял. Не отменял и того, что так всегда под боком остаются те (в лице МО), на кого можно свалить все неудачи на фронте. Плюс бойцы ЧВК «Вагнер» играют немалую роль в СВО. Все это весьма существенно, но этого недостаточно для такого усиления позиций, которое сейчас демонстрирует Евгений Викторович.

Так в чем же тогда дело?

На мой взгляд, данную конъюнктуру можно объяснить двумя вещами. Первое: messages Пригожина нынче близки президенту (об этом писал Bloomberg). По всей видимости, антиэлитная риторика Евгения Викторовича пришлась по душе Владимиру Владимировичу (если государство столь долгое время стояло на страже интересов элиты, то просто возмутительно, что в сложные для первого времена последние не желают немного «раскошелиться»). И это действительно для некоторых представителей политической и бизнес-элиты может закончиться не очень хорошо (так что их страхи, если Bloomberg не брешет, основания имеют).

Второй момент заключается в том, что у Кремля на счет Пригожина имеются определенные планы, подразумевающие игру вдолгую. Очевидно, что когда-нибудь СВО закончится (после «херсонского маневра» непонятно как, но ничто не вечно). И, думается, далеко не все вернувшиеся с фронта домой военные будут довольны тем, как шла операция (включая дефицит с амуницией и проч.) и ее результатами в самом широком смысле (судя по «афганской кампании», у многих могут возникнуть проблемы с адаптацией на гражданке, сложно прогнозировать реакцию государства на те требования, которые, без сомнения, появятся у вернувшихся и проч.). А с фронтовиками не считаться не получится. Это вам не подростки, вышедшие на митинги Навального. К тому же не стоит списывать и репутационные издержки (РФ ведь своих не бросает, по крайней мере на уровне лозунгов).

Ясно, что кто-то должен будет взять этот процесс под свой контроль. То есть протест (вероятный) каким-то образом должен быть канализирован. И так же ясно, что действующие институты и ЛОМы с этой задачей не справятся. Нужен кто-то, кто будет иметь моральное право в глазах военных, но при этом аффилированный с Кремлем. И вот, по всей видимости, именно на такую роль и готовят Евгения Викторовича (вероятно, на фоне его желания).

В какой-то мере, если данное предположение справедливо, эти действия Кремля вполне логичны и оправданы принципом выживания Системы (если не начать уже сейчас готовиться к будущим проблемам, которые наверняка возникнут с возвращением военных с СВО, то это может закончиться весьма и весьма плачевно: перед глазами опыт Первой мировой с Октябрьской революцией). Но с такой антиэлитной критикой Пригожин может собрать под свои знамена не только вернувшихся военных – и многие гражданские к нему примкнут. Поэтому весь вопрос в том, верно ли Кремль рассчитывает свои силы? Или в «спецоперацию «Преемник»» вклинился новый игрок, которого – при определенном стечении обстоятельств – Кремль, вполне возможно, не сможет контролировать (но думает, что сможет)?

В общем, СВО – как политический фактор – уже вовсю трансформирует внутриполитическую реальность, которая с каждым днем становится все интереснее и интереснее. Если не сказать большего.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ