Вроде все ясно, но есть нюансы: кто наши враги, а кто друзья?

1 месяц назад

Объявленная Владимиром Путиным 24 февраля специальная военная операция (СВО) на Украине и последующие военные действия, связанные с СВО, серьезно изменили раскладку сил на международной арене. Можно сказать, что СВО стала той границей, по которой нынче определяется отношение мировых лидеров к РФ. И судя по тому, что блок стран НАТО, а также ряд государств, не входящих в Альянс (Австралия, Новая Зеландия, Южная Корея, Япония и проч.), так или иначе выказали свою поддержку Украине (по крайней мере, поддержали в той или иной степени заданные санкции против РФ), то может сложиться впечатление, что мир и Запад прежде всего списали Россию с позиции «равноправного игрока» и «партнера», определив в категорию «врага», которого нужно «раздавить» (поэтому все действия в сторону Украины следует рассматривать как действия против РФ). Отсюда вопрос: а насколько это впечатление верное, то есть адекватное реальности?

Фото: Pavel Golovkin/Pool via REUTERS

Ну, начнем с НАТО. Так, в конце октября генсек организации Йенс Столтенберг подтвердил, что альянс будет поддерживать Украину столько, сколько потребуется. «Мы не можем позволить президенту Путину выиграть эту войну – это могло бы стать бедой и трагедией для украинцев, а также сделало бы нас, союзников по НАТО, более уязвимыми. Потому что тогда президент Путин мог бы прийти к выводу, что может достичь своих целей с помощью военной силы»,– заявил Столтенберг. По сути, повторив уже сказанное им на пресс-конференции в преддверии заседания министров обороны стран НАТО 12-13 октября в Брюсселе: «Важно, чтобы Украина победила. Потому что если Путин победит, то это станет не только большим поражением для Украины, но и поражением для всех нас, потому что сделает мир более опасным и нас более уязвимыми для российской агрессии», – сказал тогда он. Жесткие заявления, ничего не скажешь. Но при этом нужно не забывать о двух моментах. Первый: каждый раз, когда Столтенберг делает подобные заявления, он каждый раз делает и оговорку, что НАТО не является стороной конфликта и не хочет последнего с Россией. И второй: Брюссель не имеет никакой субъектности, он полностью ведом Вашингтоном. Поэтому все то, что говорит Столтенберг от лица НАТО, – это все совершенно неважно. Все его заявления – это как резолюция ПАСЕ с призывом к участникам организации признать Россию «террористическим режимом», принятая в середине октября. Шуму много, а реального и политического выхлопа – ноль.

В этом плане стоит обращать внимание только на то, что говорит США. Да, во многом США декларируют вроде бы то же самое, что и Столтенберг. Но тут надо понимать, что иначе они не могут. Поэтому важны даже не их messages, а нюансы, которые как раз и показывают реальное положение дел. Например, в интервью CNN президент Джо Байден сказал: «Я думаю, что Владимир Путин – рациональный игрок, который серьезно просчитался». Разумеется, западная пресса сделала акцент на вторую часть высказывания, что, мол, «Путин просчитался». Но нюанс заключается в том, что Байден по-прежнему считает Путина «рациональным игроком», а следовательно, никто списывать со счетов Россию в обозримом будущем не собирается. О том же, кстати говоря, если вернуться к той же резолюции ПАСЕ, свидетельствует и категорический отказ Вашингтона вносить страну в «черный список», то есть присваивать РФ статус «государства – спонсора терроризма» (в США это официальный юридический статус, подразумевающий определенные действия в отношении того государства, которому присвоен данный статус). И вот это – реальная позиция США и, как следствие, Североатлантического альянса (а страны Прибалтики могут сколько угодно присваивать РФ такой статус – это ничего не меняет, причем абсолютно).

Теперь что касается Евросоюза, который, как мы все прекрасно понимаем, можно разложить на позицию Франции и Германии. Позиция первой всегда была «за мирные переговоры», причем с уважительным отношением к РФ. «Нельзя унижать Россию, чтобы в тот день, когда боевые действия прекратятся, мы могли найти выход с помощью дипломатии», – заявил президент Франции Эммануэль Макрон в интервью газете Ouest France в начале июня, добавив, что – и тут внимание! – никогда не скрывал факт переговоров с президентом России Владимиром Путиным (в том же интервью французский лидер признался, что с декабря провел с Путиным около ста часов телефонных разговоров). Спустя несколько месяцев, в тот же день, когда глава Минобороны РФ Сергей Шойгу предупредил министров обороны Франции, Турции, Великобритании и США о готовящейся провокации со стороны Украины с использованием «грязной бомбы», Макрон повторил свой message, заявив, что «мы поддерживаем украинское сопротивление, мы вводим санкции против России, мы разговариваем с украинскими властями и российскими властями, чтобы, когда на местах будут выполнены условия, приемлемые для украинцев, мы могли заключить мир». А на следующий день, как пишет LePoint, обратился к папе римскому Франциску с просьбой позвонить Владимиру Путину, патриарху Кириллу и Джо Байдену, чтобы приблизить урегулирование военного конфликта на Украине. В общем, позиция Макрона не такая уж и агрессивная, а скорее вполне себе такая миролюбивая и уважительная.

А что Берлин, то есть Шольц? Ну изначально немецкий канцлер, если брать в расчет его риторику, был настроен очень жестко. Не так жестко, конечно, как глава МИД ФРГ Анналена Бербок, но все же. Так, в середине сентября Шольц назвал Россию «главной угрозой» Североатлантического альянса: «Больше нет никаких сомнений относительно того, к чему мы должны готовиться. И Россия при президенте Путине, к этому мы готовимся в рамках НАТО, сейчас представляет наибольшую угрозу для нашего Альянса». По прошествии месяца Шольц назвал СВО частью «более широкого крестового похода против либеральной демократии», который начал Владимир Путин. А через полторы недели, выступая перед депутатами бундестага, заявил: «Мы не слабаки» и «Путин не сможет добиться своих целей». Только, несмотря на столь грозную риторику, Берлин не стремится увеличивать военную помощь Украине, наоборот, федеральное правительство делает все возможное, чтобы ее сократить. Впрочем, можно предположить, что это никак не сказывается на отношении Берлина к Москве, которая представляется этаким воплощением зла. Предположить можно, конечно, и вполне вероятно, что оное даже в некоторой мере соответствует действительности. Точнее, соответствовало. Поскольку, как сообщил президент Турции Реджеп Эрдоган, Шольц изменил свою позицию касательно РФ: «Дипломатия лидеров имеет решающее значение для решения проблем. Даже канцлер Германии Шольц месяц назад занимал совершенно иную позицию в отношении Путина, а теперь изменил свою позицию в отношении России, выступая за поиск общего языка», – поведал он в интервью телеканалу A-Haber. Вот так Шольц!

А вот к самому Эрдогану возникают вопросы. С одной стороны, Турция не примкнула к антироссийским санкциям, несмотря ни на что, продолжает активные торговые отношения с РФ (с начала СВО, по данным «Нью-Йорк Таймс», рост российского импорта увеличился на 213%) и выступает в качестве долговременного партнера (о чем свидетельствуют разговоры о создании газового хаба через Турцию). И с этой стороны – Турция выглядит чуть ли не другом РФ. Но если посмотреть с другой, то картинка меняется на противоположную. Парочка примеров. Возьмем те же поставки оружия: что, Турция не поставляет его Украине? Еще как (неплохо, кстати говоря, на этом зарабатывая). Или недавний инцидент с выходом России из «зерновой сделки»: разве Турция приняла позицию России? Нет, судна с зерном продолжили выходить из украинских портов – только уже под турецкими флагами (Эрдоган, давая отмашку на это, хорошо понимал, что Россия сейчас не выступит против Турции: и тут дело не только в СВО, но и в Сирии, где Россия тоже не хочет терять своих рубежей, а также в экономике, ясное дело).Да, все понятно, политика многополярности, только вот как это выглядит с точки зрения международной политики? Скверно выглядит: по сути, Турция проявила к России неуважение (сделала как раз то, от чего предостерегал Макрон), если не сказать жестче.

Или взять Китай, который считается стратегическим партнером РФ. Да, как и Турция, КНР не присоединилась к западным санкциям. Но и не пошла супротив них: все компании, которые могли подпасть под санкции из-за работы с РФ, прекратили свое сотрудничество с российскими компаниями. Ну если не все, то – большинство. Более того, несмотря на посыл Владимира Путина о выстраивании многополярного мира, Си Цзиньпин продолжает жить в парадигме двухполярности. И да, в этой модели России нет места: «Будучи постоянными членами СБ ООН и двумя крупнейшими экономиками мира, мы должны не только направлять развитие отношений Китая и США по правильному пути, но также брать на себя должную международную ответственность и прилагать усилия для мира и спокойствия во всем мире», – заявил Си Цзиньпин в разговоре с президентом США Джо Байденом в середине марта. А вот что он сказал в конце октября в послании к Национальному комитету по американо-китайским отношениям: «Китай готов прилагать усилия вместе с США, чтобы взаимно уважали друг друга, мирно сосуществовали и добивались взаимовыгодного сотрудничества». При этом лидер КНР подчеркнул, что «как две крупные державы Китай и США должны укреплять связи и сотрудничество, это поможет повысить глобальную стабильность и определенность, а также будет способствовать миру и развитию во всем мире». Где тут многополярный мир? Где Россия? А вот что сказал глава МИД КНР Ван И в разговоре с Сергеем Лавровым: «Китай намерен поддерживать Россию в преодолении трудностей и достижении целей стратегического развития». «Все, Пекин показал нам наше место, мы – ведомые. Ресурсы в обмен на формальную благосклонность», – так прокомментировал слова китайского министра иностранных дел руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности полковник в отставке Александр Жилин в своем телеграм-канале.

В общем, резюмируя, можно сказать, что картинка складывается странная. Да, к примеру, та же Франция – вряд ли может считаться другом РФ, но Макрон при всей его проукраинской риторике остается на позициях уважения. Даже США не намерены делать из РФ изгоя. А вот главы тех стран, которых принято рассматривать в качестве друзей и партнеров России, позволяют себе явное неуважение. Нет, разумеется, время для масштабных выводов еще не пришло. Но одно можно сказать точно: если присмотреться к нюансам, в ряде случаев – к прямым высказываниям глав иностранных государств, а в ряде – к проводимой ими политике, то ситуация в плане их отношения к РФ складывается весьма и весьма неоднозначная. Есть, скажем так, над чем подумать. И крепко.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ