У «партии войны» появилось свое лицо

1 месяц назад

Последние дни были крайне насыщены различными информационными поводами. И я сейчас говорю не столько об Украине, сколько о внутренней повестке. И в этом плане Рамзан Ахматович – не единственный, кто «сделал» эти дни. После его очередной критики в адрес Минобороны в повестку вошел Евгений Пригожин, которого в СМИ называют куратором ЧВК «Вагнер».

Евгений Пригожин. Фото: Михаил Метцель / ТАСС

Сначала, точно для разминки, Евгений Викторович прокомментировал отставку генерал-полковника Александра Лапина с должности командующего группировкой «Центр» (официально информация, впрочем, не подтвердилась, однако не исключено что, как я писал, Лапин остался на своей должности только де-юре, что называется, на бумажке, а фактически его полномочия перешли к генерал-лейтенанту Андрею Мордвичеву): «Я здесь не вижу ничего удивительного , потому что когда тебе надоела какая-либо игра, то дети обычно говорят, что они «в домике» и больше их трогать не надо. Здесь налицо аналогичная ситуация. Это мобилизованные обязаны воевать, а у элиты другое предназначение. Хотя, как я уже комментировал, я не специалист по военным вопросам», – заявил Пригожин.

А после – перешел уже к собственной повестке. Причем сразу в четырех направлениях.

Во-первых, Пригожин обратился в Генпрокуратуру с требованием запретить в России YouTube (ну и Google в придачу, но это так – больше уже в нагрузку). По мнению куратора ЧВК «Вагнер», «на площадке активно распространяются фейки, публикуется русофобский контент, призывы к свержению власти в Российской Федерации и деструктивные материалы». «Времена требуют более жестких мер, так как наложенные штрафы не остановили эти вопиющие нарушения», – говорится в заявлении предпринимателя от 30 октября.

Казалось бы, вопрос с блокировкой YouTubeзакрыли чуть больше месяца назад, когда пресс-служба Минцифры сообщила, что «28 сентября Максут Шадаев на встрече с региональными журналистами заявлял: «У нас по-прежнему нет планов закрыватьYouTube». Это заявление пока остается самым актуальным, новой информации нет». И то, что Пригожин вновь поднимает этот вопрос, выглядит скорее пиар-акцией, чем реальным политическим заявлением.

Но лишь на первый взгляд. Потому что при таком раскладе, получается, что оно в большей степени направлено против Шадаева, как бы ему в пику. Но для чего? А вот чтобы ответить на этот вопрос, стоит вспомнить события двухнедельной давности, когда Минцифры пообещало военкорам «юридическую и информационную поддержку» после того, как на них ополчилось Минобороны. «»Партия мира» сегодня обрела публичного лидера. Им стал 42-летний министр цифрового развития РФ Максут Шадаев», – прокомментировал тогда это событие политолог и политтехнолог Сергей Старовойтов. «Этот момент стоит зафиксировать, потому что впервые мы наблюдаем раскол внутри правительства по вопросу, который относится к государственной безопасности. При этом сам глава Минцифры позиционируется как представитель «партии мира», системных либералов и главный лоббист IT-компаний. В первую очередь «Яндекса», «Сбера», «Мейла» и «ВК»», – поясняет он в своем телеграм-канале.

Таким образом призыв Пригожина заблокировать YouTube стоит рассматривать как выпад в сторону условной «партии мира», через который, выпад то есть, Пригожин позиционирует себя как амбассадор условной «партии войны». Не думается, впрочем, что его выпад достигнет цели, но в данном случае это не главное. Главное то, что война между двумя партиями началась.

Во-вторых, Евгений Викторович объявил об открытии (оно состоится 4 ноября) в Санкт-Петербурге «ЧВК Вагнер Центра». Как рассказал Пригожин «Коммерсанту», «»ЧВК Вагнер Центр» – это комплекс зданий, в котором находятся места для бесплатного размещения изобретателей, проектировщиков, IT-специалистов, экспериментального производства и стартап-пространств». «Миссией «ЧВК Вагнер Центра» является обеспечение комфортной среды для генерации новых идей с целью повышения обороноспособности России, в том числе информационной. В случае если проект покажет свою успешность и актуальность, будем рассматривать необходимость открытия филиалов», – пояснил Евгений Викторович.

И снова, на первый взгляд, открытие «Центра» не несет в себе большого политического смысла, но стоит лишь вспомнить, что ЧВК «Вагнер» не имеет никакого юридического статуса, как эта инициатива приобретает совершенно иной характер. Да, о том, что бойцы «Вагнера» участвуют в СВО – об это известно уже не первый месяц. Но одно дело легитимация (не будем все-таки забывать, что ЛДНР и Херсонская и Запорожская области вошли в состав РФ совсем недавно) за пределами России (ЧВК также действовала, например, в Сирии и ЦАР) и в контексте военных действий («вагнеровцы» так и остались на новых территориях и даже усилили свое влияние на приграничных) и совсем другое – в РФ и контексте гражданской жизни. Говоря другими словами, открытие Центра – в смысле санкции на это из Кремля – означает легитимацию «Вагнера», правда, покамест только де-факто, но уже в пределах России. И это очень важный шаг в сторону институциализации структуры Пригожина, ранее находившейся, можно сказать, вообще по ту сторону закона (напомню, что сам предприниматель не единожды судился с журналистами, которые связывали его с ЧВК «Вагнер»).

В-третьих, Пригожин обратился в Генпрокуратуру РФ с просьбой проверить губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова по возможному факту «создания организованного преступного сообщества» внутри администрации города. «Мною, Пригожиным Евгением Викторовичем, было отправлено в Генпрокуратуру РФ заявление о преступлении с просьбой провести проверку по возможному факту создания губернатором Бегловым А. Д. организованного преступного сообщества на территории Санкт-Петербурга с целью разграбления госбюджета и обогащения входящих в его окружение коррумпированных чиновников», – говорится в сообщении, опубликованном в официальном телеграм-канале Евгения Викторовича.

Да, Пригожин уже неоднократно нападал на Беглова, но все эти атаки были сугубо в медийной плоскости. Обращение же в прокуратуру – это уже серьезно. В связи с чем возникает вопрос: неужели в Кремле решили снести Беглова, причем руками Пригожина? Но, как верно отмечает Старовойтов, «у руководства страны достаточно методов, чтобы отправить в отставку любого губернатора, не прибегая к услугам третьих лиц и не вынося это так драматически в публичную плоскость». Тогда что это – чистой воды самодеятельность? Ну в это тоже плохо верится: без санкции сверху такие дела в РФ не делаются. Но тогда – что?

Надо полагать, что действительно санкции на снос Беглова не было. Однако усилившееся в связи с СВО влияние Пригожина дает ему возможность на заход в плоскость политического. Это не говорит о том, что после заявления Евгения Викторовича в прокуратуру там засучат рукава и начнут копать под питерского губернатора. Но это говорит о том, что основатель «Вагнера» может политически (а это уже политическое противостояние) атаковать Беглова. То есть этим Пригожин демонстрирует свое – уже легитимное – право играть во внутреннюю политику.

Пока да, это – не демонстрация силы (демонстрацией был бы снос Беглова), но демонстрация заявки на силу. «В общем, это загадочная история, за развитием которой надо очень пристально наблюдать. Ведь что-то подсказывает, что эти осторожные разборки – лишь первые намеки на тот передел, который будет ждать Россию, если транзит 2024 года пойдет не по сценарию», – пишет Старовойтов. По сути, подтверждая мое предположение, что транзит власти в РФ (публичным началом послужил «кейс Собчак») уже стартовал.

Причем не просто транзит, как это было в 20-м, когда Владимир Владимирович объявил о «конституционной реформе», но с переформатированием всей системы, то есть прежде всего с появлением новых центров силы, одним из которых и пытается стать Пригожин, делая, в частности, антиэлитные заявления: «Да, действительно, мобилизация населения прошла. Мобилизация промышленности со скрипом, но идет. Главное, чего не произошло – не произошла мобилизация элит. Олигархи и другие представители элит как жили в состоянии бесконечного комфорта, так и продолжают проживать. Пока их дети не пойдут на войну, полной мобилизации страны не произойдет», – так Пригожин прокомментировал окончание частичной мобилизации, вновь заходя на плоскость политического. «Евгений Пригожин расширяет фронт атаки. Причем делает это очень грамотно. Учитывая настроения в обществе, Евгений Викторович может очень быстро собрать под своё знамя не только Z-электорат, но и всех носителей латентного недовольства властью. Он тонко чувствует, каких перемен хотят низы», – отмечает руководитель Центра изучения общественных прикладных проблем национальной безопасности, полковник в отставке Александр Жилин в своем телеграм-канале. То есть можно сказать, что Пригожин уже делает первые попытки для создания/аккумуляции своего собственного электората. Это – в-четвертых.

В общем, несмотря на заявления самого Пригожина о том, что политика его не очень интересует, он активно движется именно в этом – политическом – векторе развития. Пока рано делать какие-то прогнозы (слишком много неизвестных переменных), но не исключено, что сейчас мы становимся свидетелями формирования в России новой политической силы, которая с течением времени – ближайшая перспектива – будет лишь крепнуть и расти, набирая мощь. Причем, в отличие от Рамзана Кадырова, Пригожин имеет амбиции (по крайней мере, складывается такое впечатление) куда выше. И, что самое главное, он их планомерно реализует. Так что если потенциально про кого и можно сказать, что он в полной мере пытается (и небезуспешно) воспользоваться тем «окном возможностей», которое открыла СВО, так это – Евгений Викторович.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными статьями.
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ