Сергей Марков о предложении ФСИН: «Любой нормальный человек скажет, что заключенные не должны быть нахлебниками»

После объявления места и даты встречи президентов России и США постоянный гость «Ваших Новостей» Сергей Марков высказался о том, почему крайне подозрительным выглядит желание американцев выманить Владимира Путина в страну Западной Европы. Также в интервью с политологом мы обсудили и главные темы внутренней повестки: предложение ФСИН о труде заключенных, реакцию на него российского общества и кризис общественной дискуссии.

«ВН»: – Сергей Александрович, CNN сообщило, что встреча Путина и Байдена пройдет в Швейцарии. Кремль и Белый дом подтвердили – она состоится в Женеве 16 июня. Когда только стало известно, что лидеры встретятся, вы говорили, что крайне опасно Владимиру Владимировичу выезжать в какие-то так называемые «нейтральные» страны, находящиеся под контролем США на самом деле. Ваше мнение изменилось сейчас?

– Я считаю, что это очень опасно. И многие так считают в российской власти, не только я. Поскольку на него там может быть совершено покушение. Швейцарские службы безопасности не в состоянии обеспечить его безопасность, а наши там не могут действовать с полной свободой. Американцы там могут действовать с полной свободой. У меня до сих пор нет уверенности, что именно так все и произойдет. Может быть, этого и не будет.

Я сейчас вижу, что Россия занимает сверхжесткую позицию и как бы провоцирует Штаты на отказ от этого саммита.

Если Штаты отказываются от него, то его не будет. Если же они не отказываются и готовы пойти на такие унижения, что Путин встретится 28 мая с Лукашенко и поддержит его в то время, когда они делают вид, что так возмущены инцидентом с этим самолетом, то будет еще больше вопросов. Почему американцы готовы так унижаться, чтобы обязательно вытащить Путина в Швейцарию или еще куда-то? Есть основания подумать очень серьезно.

«ВН»: – Перейдем к нашей повестке. Вторую неделю муссируется новость, точнее, предложение главы ФСИН – использовать труд осужденных вместо услуг мигрантов. Поддержали инициативу глава СПЧ и Следственный комитет. Кто-то говорит, что это возвращение в ГУЛАГ, а кто-то, напротив, что это справедливо и необходимо. Ваше мнение?

– У меня масса недоумения по поводу этих дискуссий. Я вижу, что здесь большие крики, что это возвращение в ГУЛАГ. Но у меня возникает вопрос: «А что они сейчас не работают?» То есть они что, как в санатории живут? А сами не работают?

«ВН»: – Да ведь на самом-то деле мало кто интересуется жизнью заключенных. Интересуются Навальным, например. А в остальном люди обычные никого не волнуют.

– Ну да, это так. Это и рождает массу недоумений. Возникает вопрос, потому что если они там не работают, любой нормальный человек скажет, что заключенные не должны быть нахлебниками. Они ограничены в свободе за преступление, и за это же преступление они должны не висеть на шее у общества, а отрабатывать это. Так все это понимают. Если такой работы нет, то возникает возмущение. Не предложение, чтобы они работали, а возмущение тем, что они не работают.

«ВН»: – Я так понимаю, что резонанс из-за того, что труд заключенных предлагается использовать шире. Они станут важными участниками экономики. И шум именно из-за того, что ими хотят заменить мигрантов.

– Я слышал про эту логику, но еще раз повторю, я глубоко убежден, что заключенные должны работать. И заключенные должны работать больше, чем обычные люди. Они должны свои трудом отрабатывать свое преступление, которое они совершили против личности, против всего общества. Если они могут работать более эффективно, чем они работают сейчас, то и слава богу, хорошо. Я бы сказал так, это тот момент, который делает из некоторых правозащитников людей, которые в противостоянии со всем обществом. Все общество считает, что заключенные безусловно должны работать.

«ВН»: – Вас не смущает, что у нас подобные вопросы, которые вызывают общественную дискуссию, не переходят ни в какое информационное поле, где люди действительно могут обсудить что-то, получить информацию о том, что планируется сделать? Не идет ведь диалог-то реальный. На государственных каналах рассказали о том, как должно быть. Либералы тоже себе сделали сразу выводы. И все, народ не высказался.

– Меня другое смущает, если честно. Меня смущает, что это не является нормальной общественной дискуссией, которая влияет на принятие решения органами власти. У нас получается, что огромный сегмент общественной дискуссии захвачен иностранными агентами. И они не столько дискутируют, сколько лают на российские власти. Этот лай, слава богу, российские власти не воспринимают как голос общества. Но голос общества тоже есть. У общества есть множество разных позиций.

Я хотел бы, чтобы именно голос общества был услышан российскими властями. Чтобы опираясь на этот голос общества, российские власти принимали те или иные решения, корректировали их в соответствии с тем, как общество формулирует свою позицию.

Эта дискуссия является ложной, когда она является по сути дела фальсифицированной. Поскольку это не общество принимает решение, а иностранные агенты пытаются атаковать российскую государственность, выдавая себя за общество. А общество оказывается отрезанным. Чтобы этого не было, создали в свое время институт общественных палат. Но как-то не получается пока, там недостаточно это все просматривается и реализуется.

Получается, что власть принимает жесткое решение, иностранные агенты – волки, обрядившиеся в овечьи шкуры общества, – лают по поводу этого решения, власть жестко реализует это решение, несмотря на этот лай. А общество оказывается в стороне. Это неправильно.

Это ведет к размыванию общественно-политической поддержки российской власти, ухудшению качества принимаемых решений. В качестве необходимой меры сейчас нужно и подавить это псевдообщество, иностранных агентов, и одновременно необходимо дать возможность самому обществу высказываться. В том числе создать инструменты, помочь финансово. Все эти общественные палаты являются формой финансовой поддержки.

Что дает общественная палата? Она дает помещение, где можно это проводить, дает статус в виде корочки, дает деньги на командировочные, деньги для проведения мероприятий и публикаций. Это и есть форма финансовой поддержки. Это правильно и хорошо, но она должна быть, с моей точки зрения, существенно расширена.

Но, кроме расширения поддержки, необходима, повторю, еще и борьба с псевдообществом, которое, как раковая опухоль, буквально захватило во многом общественную сферу. Все там проще. Не поддерживает человек воссоединение Крыма с Россией – свободен! Его мнение не должно нигде ни публиковаться, ни учитываться.

Рейтинг статьи
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии