Избирательное взаимодействие и конфронтация. Политолог Дмитрий Суслов о двуединой природе в будущем между Россией и США

К чему может привести новый виток в отношениях России и Америки, как это будет происходить и какие варианты есть у обеих стран, «Ваши Новости» узнали у политолога и американиста Дмитрия Суслова.

Фото: gazeta.ru

«ВН»: – Как соотносятся переговоры министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова и американского госсекретаря Энтони Блинкена, прошедшие в Рейкьявике, с возможной встречей американского и российского лидеров? Какого исхода можно ожидать от общения Владимира Путина и Джозефа Байдена?

– Связь между встречей Лаврова и Блинкена в Рейкьявике и предполагающимся саммитом Путина и Байдена в июне этого года прямая и непосредственная. Встреча в Рейкьявике, во-первых, очень существенно повысила вероятность встречи Байдена и Путина – сейчас можно с большой вероятностью сказать, что Россия всё-таки даст положительный ответ и саммит состоится. Во-вторых, данная встреча определила повестку дня переговоров Байдена и Путина. И, собственно, заложила основу для модели российско-американских отношений на ближайшие несколько лет, как минимум на период администрации Байдена.

И эту модель можно охарактеризовать как управляемую конфронтацию. Когда стороны, конечно же, рассматривают друг друга как противников, когда отношения носят конфронтационный, враждебный характер, но при этом стороны не допускают опасной деградации и эскалации отношений и развивают избирательное взаимодействие по тем вопросам, где это соответствует важным интересам сторон и где российско-американское сотрудничество может сыграть очень важную роль в решении соответствующих вопросов.

Речь идет прежде всего о тематике стратегической стабильности на период после продления договора СНВ-III, причем стратегической стабильности в широком понимании –это не только ракетно-ядерная проблематика, но вообще все факторы, влияющие на стратегическую стабильность, включая кибербезопасность. Во-вторых, это распространение оружия массового уничтожения и особенно – в контексте проблем северо-корейской ядерной программы и иранской ядерной программы, это борьба с изменением климата и особенно – климатическая экологическая проблематика в Арктике, и в-третьих, вообще взаимодействие России и США в Арктике, и это борьба с пандемией собственно, и самое последнее – это приостановление, а может быть, и прекращение дипломатической войны, которая ведется между Россией и Соединенным Штатами с конца 2016 года.

Предпосылки для этой модели, когда мы развиваем соответствующее сотрудничество и не допускаем дальнейшей деградации отношений, но при этом и не прекращаем воспринимать друг друга как врагов, были заложены по итогам встречи в Рейкьявике. Окончательно эта модель будет утверждена, вероятно, по итогам саммита Байдена и Путина.

Но непосредственным итогом саммита, я думаю, будет запуск комплексного и масштабного российско-американского диалога по вопросам стратегической стабильности, как минимум. Также Россия и США, я думаю, приступят к более интенсивному сотрудничеству в Арктике, по борьбе с изменением климата, по прекращению дипломатической войны и, может быть, даже отыграют назад какие-то решения по закрытию дипломатических консульских представительств.

«ВН»: – А те вопросы, на которых делал по итогам переговоров упор Блинкен – по т. н. «российской агрессии» на Востоке Украины, по Алексею Навальному и пр. – они могут отойти на второй план, учитывая те глобальные вопросы в сотрудничестве, которые вы озвучили?

– Нет, отношения будут развиваться параллельно и они будут носить такой двуединый характер. Я подчеркну, что Россия и США и далее будут конфронтировать, они и далее будут относиться друг к другу как к противникам и врагам. Политика в целом будет враждебной. Борьба по очень многим направлениям продолжится, включая как раз те вопросы, которые обозначил Блинкен. Но одновременно с этим и будет развиваться избирательное взаимодействие. Будет такая двуединая природа.

Что касается также заявления Блинкена, прозвучавшего после переговоров – оно во многом связано с внутриполитической ситуацией в Штатах. Дело в том, что к встрече в Рейкьявике отношение республиканцев было очень подозрительным. Республиканцы изначально намеревались испортить ее обвинением администрации Байдена в слабости, в пораженчестве, в том, что она недостаточно критикует и сдерживает Россию по сравнению с администрацией Трампа и т. д.

В этой связи Блинкен был просто вынужден произнести все эти ритуальные, так сказать, шаблонные слова. Жестко обозначил России все эти проблемы для того, чтобы ослабить критику со стороны республиканцев. Если бы он этого не сделал, то и он, и администрация Байдена были бы моментально обвинены в предательстве американских национальных интересов и слабости.

«ВН»: – Как на стабилизацию отношений России и Америки могут отреагировать страны ЕС и НАТО, учитывая их зависимость от решений США?

– Я не думаю, что принципиально изменятся эти отношения (между Россией и странами ЕС и НАТО – прим. ред.). Да, Россия и США выходят на диалог, но российско-американские отношения не улучшаются. И в чем мы абсолютно согласны с Соединенными Штатами – ни о какой перезагрузке даже речи быть не может.

Речь идет о том, чтобы заморозить конфронтацию на нынешнем уровне. Это не есть улучшение отношений.

При этом на отношениях Россия – ЕС, Россия – НАТО этот вопрос не сильно скажется. Потому что в том, что касается НАТО, в том, что касается европейской безопасности, в том, что касается украинского кризиса, стороны и дальше будут враждовать. Здесь Соединенные Штаты продолжат политику сдерживания России без каких бы то ни было серьезных изменений.

Если Россия и США запустят серьезное взаимодействие по климату и Арктике, то это создаст хорошие предпосылки для того, чтобы и с Европейским Союзом тоже как-то налаживать это взаимодействие. Но в целом никакого позитивного эффекта на отношения с ЕС и НАТО, мне кажется, не будет.

«ВН»: – А что может измениться в Договоре по открытому небу после встречи Путина и Байдена? Можно ли предполагать, что после саммита Россия отыграет назад свое решение о выходе из ДОН, а США вернется в него?

– Если США по итогам встречи Байдена с европейскими странами и участия Байдена в натовском саммите по итогам саммита США – ЕС в июне этого года примет решение вернуться в Договор по открытому небу, тогда, конечно же, Россия отыграет свое решение назад. Если Соединенные Штаты все же оставят в силе решение, принятое администрацией Трампа по выходу из этого договора, то Россия тоже неизбежно выйдет.

 

Рейтинг статьи
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии