Чем грозит «новый белорусский кейс» России, или Почему Кремль стал заложником Лукашенко?

Инцидент с разворотом ирландского самолета авиакомпании Ryanair, летевшего из Афин в Вильнюс, и его вынужденной посадкой в аэропорту Минска, судя по всему, будет иметь для Белоруссии весьма и весьма серьезные последствия. О чем, допустим, говорят такие действия, как решение Евросоюза заморозить пакет инвестиционной помощи Белоруссии в размере 3 млрд евро и, что куда более ощутимее, подготовка воздушной изоляции страны. И на этом дело может не кончиться.

С высокой долей вероятности можно предположить, что Александр Лукашенко, хоть и предвидел такой или похожий вариант развития событий, но надеялся, что Запад не зайдет так далеко, ограничившись формальными санкциями, например, наложив очередной запрет на въезд в страны ЕС еще для ряда белорусских чиновников.

В пользу этого предположения свидетельствует прежде всего то, что сложившаяся ситуация значительно ударяет по политическим позициям самого Александра Григорьевича, лишая, как верно отметил политолог Илья Гращенков в своем телеграм-канале, одного из направлений своей «многовекторной политики» – Европы, в сторону которой белорусский президент периодически поглядывал ну или делал вид, когда отношения с Россией заходили в тупик. И да, такая политика приносила свои плоды: Кремль шел на уступки, выдавая очередной кредит или соглашаясь на не шибко выгодные для него условия по поставкам нефти и газа. Разумеется, не просто так, но тем не менее. В любом случае, до сих пор Александру Григорьевичу удавалось выворачиваться из всех сложных ситуаций. Надо полагать, что удастся и на этот раз: Россия не бросит. Это очевидно.

Вопрос, однако ж, в другом: как отразится на России вся эта история с самолетом Ryanair и арестом экс-редактора телеграм-канала Nexta Романа Протасевича вместе с россиянкой Софьей Сапегой?

А здесь есть над чем подумать, учитывая предстоящую встречу Владимира Путина с Джо Байденом, которая могла бы символизировать начало нормализации отношений между двумя странами. Причем для России, точнее, Кремля эта нормализация куда важнее: ни для кого уже, пожалуй, не секрет, что одной из причин «заморозки» транзита власти, начавшегося в январе прошлого года, стала именно смена власти в США и неопределенность внешнеполитического курса новой администрации в отношении России. Ясно, что выстраивать долговременную стратегию, тем более в условиях транзита, исходя из данной предпосылки, мягко говоря, проблематично. Именно поэтому Кремль приложил немало усилий для того, чтобы эта встреча стала возможной. Однако «новый белорусский кейс» может преспокойненько обнулить все ожидания на сколько бы то ни было позитивный и результативный исход встречи. Поэтому не стоит исключать, что для России как страны, поддержавшей Лукашенко, главным итогом «воздушного инцидента» станет дальнейшее ухудшение отношений с ЕС и США.

Впрочем, политолог Дмитрий Журавлев уверен, что «новый белорусский кейс» серьезно не скажется на внешнеполитическом плане. «Это, конечно, грозит определенными проблемами, – отметил политолог в разговоре с «Вашими Новостями», – но дело в том, что нам эти проблемы организуют в любом случае. Вне зависимости от того, будет Белоруссия, не будет Белоруссии. Подобные инциденты – это не причины, это – повод. Понятно, что с белорусским поводом дать нам по голове гораздо приятнее, удобнее с точки зрения эффективности, чем без него, но в любом случае антироссийские санкции были и будут продолжаться».

«ВН»: – Не повлияет ли данный инцидент на встречу Путина с Байденом?

– Встреча с Байденом, скорее всего, не принесет никаких результатов. Байден будет продолжать классическую схему «антигорбачевской» внешней политики: ребятки, давайте договариваться по оборонному комплексу, чтобы вы нас ракетами не закидали, а во всем остальном мы оставляем за собой свободу действий. То есть мы ограничиваем вашу возможность дать нам по зубам, а в остальном будем бить вас по зубам, как хотим. Антироссийская политика была и будет продвигаться независимо от того, была бы Белоруссия или нет. Просто повод сделал ситуацию более удобной для Евросоюза и США.

Политолог Борис Кагарлицкий обращает внимание на то, что «воздушный инцидент» указывает прежде всего на изменение формата взаимоотношений между Кремлем и Лукашенко. По его словам, «главной проблемой России будет теперь то, что за любые действия Лукашенко придется платить – причем платить в буквальном смысле, а не расплачиваться в фигуральном – именно России».

– В некоторых либеральных СМИ и блогах пишут, что Лукашенко – это «марионетка Путина». Но реальная обстановка – она с точностью до наоборот. Поскольку Белоруссия осталась единственным союзником России, который имеет хоть какую-то ценность, то для России, точнее, для ее руководства остается приоритетом сохранение и поддержание этого союзника, что называется, любой ценой. И Лукашенко это прекрасно понимает и будет цену постоянно повышать.

И, собственно, все его текущие действия были связаны с пониманием этого: чтобы он ни натворил – в любом случае Кремль заплатит. И, по всей видимости, так сейчас и будет. И Лукашенко будет этим пользоваться. Он будет чувствовать себя ничем не ограниченным и будет действовать, исходя из полной уверенности, что любой счет, любая цена будут оплачены Кремлем. Поэтому Кремль сейчас находится полностью в заложниках у Лукашенко.

«ВН»: – «Платить в буквальном смысле» – что вы имеете в виду?

– Сейчас Белоруссия теряет не только деньги от перелетов, но и статус фактического транспортного и экономического коридора между Россией и Евросоюзом. А это уже для Белоруссии очень серьезно. И, по всей видимости, Лукашенко потребует у России возместить те потери, которые понесет экономика и бизнес. И у Путина, скорей всего, не останется никакого другого выхода, кроме как закрыть эту дыру. И за счет чего? Ну конечно, за счет российского населения, российской экономики.

«ВН»: –  Отразится ли принудительная посадка самолета Ryanair в Минске на отношениях России с США и Западом?

– Я бы сказал, что сильно бы отразилась, если бы было куда падать. Сейчас мы находимся в той ситуации, когда и Евросоюз, и Соединенные Штаты, в общем-то, не заинтересованы в окончательном экономическом разорении России, поскольку именно Россия является страной, откуда вывозятся деньги и ресурсы. Поэтому сохранение нынешнего режима внутри, в принципе, на – подчеркиваю – экономическом уровне Западу выгодно. Западу нужно, чтобы такой режим сохранялся, но при этом выглядел и вел бы себя более-менее прилично. Но, к сожалению, эта задача нерешаемая.

Более того: чем дольше этот режим сохраняется, тем менее прилично он будет себя вести. Это, конечно, большая проблема для западных политиков, но именно этим и объясняется якобы непоследовательность и якобы слабость Запада по отношению к Путину.

По этому поводу сейчас много ахают и охают, но на самом деле Запад абсолютно последователен, просто сама ситуация противоречивая, потому что социально-экономический порядок, который существует в России, для Запада не просто приемлем, но идеален, а вот политический – от идеала далек. В том числе и потому что западные политики не могут игнорировать собственное, то есть в их странах, общественное мнение, не могут игнорировать собственные проблемы, которые тоже таким образом обостряются. Поэтому Запад вынужден лавировать между сохранением в отношениях с Россией статус-кво и потребностью повлиять на Кремль, чтобы он вел себя более прилично. Чего Кремль делать уже не может.

Рейтинг статьи
0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии