Распнуть профессора Сыромятникова, или Размышления о местах для женщин и инвалидов

Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны.

/Шота Руставели/

Бабу не слушай, баба бояться научит.

/Казацкая пословица/

Чтоб ты ни сделал, все будет не так.

Чтоб ты ни сказал – все равно дурак.

Probably yes,

Probably no – 

Цаца все равно изойдет на говно.

/Ex-Boyfriends/

Вис Виталис

Вис Виталис. Фото: eroskosmos.org

Жуткая история в Перми, в полном соответствии с концепцией #жизньлучшийрежиссер дала нам, помимо – в который уже раз – тревожного звонка, два изумительных сюжета. Два мужских, я бы сказал, сюжета, в каждом из которых мужчина повел себя именно так, как и надлежало, делал то, что был должен – и вышел блистательным победителем из очередной схватки с жизнью.

Одного из них возвышают и скоро наградят, другого – травят и, видимо, скоро будут судить.

Что произошло и как так получилось, я бы и хотел поговорить. В конце концов, эта история только начинается – а ее окончание опрокинуто в наше с вами общее будущее.

Начнем с диспозиции

Итак, очередной малолетний нигилист берет ружье и отправляется расстреливать однокурсников.

Инспекторы ДПС Константин Калинин и Владимир Макаров первыми прибывают к месту побоища. Старлей Макаров сразу же берется за организацию эвакуации паникующих гражданских. 

Константин Калинин и Владимир Макаров. Фото: mvdmedia.ru

А младший лейтенант Костя Калинин, вооруженный одним «Макаровым», не имея точных данных о составе напавших на университет, их вооружении, дисклокации стрелка (стрелков), решительно выдвигается навстречу неизвестности, чудом избегает выстрела (а ведь картечь!) и обезвреживает напавшего.

Подчеркну, что ситуация была совершенно неясна. Нападавших могло быть несколько, в здании могли быть установлены взрывные устройства (как в Керчи), убийца мог удерживать заложников… Короче, это уравнение было с очень многими неизвестными, и вылазка вполне могла провалиться. Однако товарищ Калинин – вероятно, после консультации со старшим по наряду – принял решение рискнуть и спас, думается, не менее десятка жизней. 

Герой, и это не обсуждается. 

В экстремальной ситуации Константин Калинин и Владимир Макаров действовали решительно, грамотно и слаженно. Это позволило предотвратить более тяжкие последствия и не допустить новых жертв,

– сообщает нам официальный представитель МВД Ирина Волк.

Константин Калинин. Фото: perm.ru

В то же самое время (параллельный монтаж) на пятом этаже ВУЗА ведет для студентов-филологов (а точнее, в массе своей студенток-филологинь, это важно для понимания последующих событий) лекцию по истории русской литературы профессор Олег Сыромятников. 

Внезапно в аудиторию входит сидевшая в коридоре матушка одной из студенток – Лизы Беляевой, которая инвалид, и мама возит ее на занятия на коляске. Мама сообщает преподавателю, что внизу, на первом, начался ад, и надо бы на всякий случай закрыть дверь. 

К этому моменту сидящие в телефонах девицы уже в курсе, что происходит – им в соцсети и мессенджеры пришли тревожные сообщения, и в помещении царит тихая паника.

Преподаватель, разумеется, ничего не знает, и внезапное появление в аудитории матери Лизы Беляевой застает его врасплох. При этом – это слышно в аудиозаписи – Беляева-старшая держит себя в руках и довольно сдержанно сообщает о происходящем. 

Судя по аудиозаписи, которую сделала сама Лиза Беляева, примерно минуту, начиная с момента входа в аудиторию обеспокоенной родительницы, профессор оценивает ситуацию (еще раз уточню, что аудитория уже накачана, а он впервые слышит о проблеме), затем дает добро на предложение запереть дверь и выключить свет.

Фото: m.gazeta.ru

После чего звонит для выяснения ситуации и получения дальнейших указаний в деканат, где, собственно, подтверждают правильность его действий и велят сидеть ровно и ждать помощи. До прибытия помощи профессор держит ситуацию под контролем и сухим голосом читает лекцию, не давая девчонкам сорваться в истерику.

Итак, что еще можно было бы сделать? 

Мы-то, по окончании трагедии, все уже знаем, а что в тот момент мог предположить профессор? Любое решение действовать предпринимается только после всесторонней оценки ситуации. Для оценки ситуации необходима информация. Что же известно Сыромятникову? 

Только сам факт нападения, всё. Он находится в таком же информационном вакууме, как Константин Калинин, но он не вооружен и в его аудитории группа девчонок.

Один нападающий или их несколько, как в Колумбайне? А может, вообще целое подразделение, как в Беслане? Какое у них вооружение? Есть ли гранаты или дымовые шашки? Существует ли вероятность, что было осуществлено предварительное минирование здания? Что вообще происходит там, за дверью? Неизвестно. 

Фото: newsko.ru

Всё, что понимает Сыромятников – что гарантированно безопасное помещение – это вот эта самая аудитория. И все, что можно сделать на данном этапе – не допустить возникновения паники и ждать помощи.

Казалось бы – по итогу все нормально, никто из студенток не пострадал, никаких претензий к профессору быть не может

Добавлю, что и в других корпусах, и в других аудиториях некоторые педагоги тоже же не прерывали лекций: Пермский универ – огромный комплекс, состоящий аж из двенадцати (!) зданий, в которых размещаются геологический, физический, филологический, философско-социологический, химический, юридический, биологический, географический, механико-математический, историко-политологический, экономический факультеты, плюс факультет современных иностранных языков и литератур.

Кто стреляет, в каком здании стреляет – стало понятным только когда, собственно, раздались выстрелы, и их, кстати, слышно на аудиозаписи.

До этого момента ничего не было понятно. Да и после первого выстрела мы возвращаемся в точно такую же точку неизвестности, в которой оказался дэпээсник Костя Калинин: ничего не понятно, но надо что-то делать.

Но: ты мужчина. Ты отвечаешь. Выбери стратегию и придерживайся ее.

Профессор Сыромятников – тут надо уточнить, что он раньше служил в уголовном розыске и имеет звание подполковника МВД – выбрал лучшую стратегию. Она проста и уже упомянута: в любой сложной ситуации главное – сохранять здравый рассудок и не допускать паники, поскольку от нее и от сопутствующих ей действий страдает намного больше людей, нежели от самой ситуации. 

После нападения Андерса Беринга Брейвика. Фото: rus.postimees.ee

Не допустить паники, раз. Отвлечь людей на рутинное действие, чтобы их мозг был занят чем-то привычным и безопасным – это своего рода ментальное укрытие. И – что очень важно – переключить управление строго на себя. В нештатной ситуации никакая демократия не работает, должен быть вождь, и авторитет его должен быть неоспорим и непоколебим.

Вы сами послушайте запись! Буквально за полторы минуты специалист по Достоевскому прорабатывает в голове возможные варианты, а их немного, и действует точно по лучшей схеме: паника подавлена в зародыше, сидящие в аудитории девчонки, давясь слезами, пытаются что-то там конспектировать – не выбегать с воплями в коридор под пули, не прыгать с пятого этажа на асфальт, не пытаться двигать парты, а сидеть и прилежно записывать лекцию! Притом дверь уже закрыта, она металлическая и создаст серьезное препятствие любому, кто попытается войти. А сам профессор – мы не знаем, что у него в голове, но я предположу, что параллельно он обдумывает, как поступить дальше.

Идея забаррикадировать дверь, кстати, в данном случае бессмысленна. Во-первых, в соответствии с правилами пожарной безопасности двери учебных аудиторий открываются наружу. Во-вторых, в аудитории в основном девчонки, и сомнительно, что они быстро, четко и организованно построят внятную баррикаду. Ну и главное – такое мероприятие спровоцирует панику, а этого надо избежать в первую очередь.

Поэтому сидите и пишите.

Я могу предположить, каков был ход мыслей профессора. Пятый этаж – это очень далеко от входа, и вероятнее всего, нападавший найдет цели гораздо раньше. Закрытая дверь – просто одна из десятков дверей на этаже, среди них наверняка полно открытых; счет идет на секунды, вряд ли напавший станет тратить время, ломясь в конкретно эту аудиторию – если, конечно, у него нет личных счетов конкретно к Сыромятникову. 

Короче, как ни цинично прозвучит, в данной ситуации наши герои оказались в гораздо более выигрышной позиции, чем все, кто находился на нижних этажах, и усугублять положение какой-нибудь попыткой эвакуации – вывести, например, студенток на лестницу прямо под картечь – было бы неразумно.

Идеальных выходов из таких историй не бывает, нужно найти лучший из существующих. И все выглядит так, что именно его профессор Сыромятников и нашел. Победителей не судят – никто не пострадал, а специалисты, начиная от руководства и заканчивая комментирующих ситуацию ветеранов милиции и антитеррора, действия Сыромятникова одобряют и ничего предосудительного в них не видят. Однако это только начало истории. 

Фото: 360tv.ru/news/tekst/trus-ili-geroj/

Те, кто меня читает, в курсе, что я очень люблю идти от частного к общему и делать далеко идущие выводы на основе крупиц разрозненных фактов. Это называется, если не ошибаюсь, дедукция, и один неглупый британский джентльмен построил на этом себе неплохую карьеру.

Сыромятникову – а повторю, он не единственный в ПГНИУ, кто не прервал лекцию и не начал психовать, бегая по территории в приступе панической атаки, – не повезло только в одном. Именно в его аудитории находилась девочка-инвалид Лиза Беляева, и что именно к нему в аудиторию пришла ее маменька.

Которая по окончании событий и организовала травлю профессора с целью дискредитировать его самого, добиться увольнения из ВУЗа, а в идеале – также и судить по статье, например, «Оставление в опасности». К ней с надлежащим воем присоединились уже своры яжематерей с одной стороны и феминисток – с другой. На страничке Сыромятникова в ВК творится ад и пандемониум, к нему самому – по непроверенным данным – уже приставлена охрана, а то ведь могут и кислотой плеснуть, ибо #милыедобрыеженщины.

Почему так? Отчего по вполне однозначной ситуации возникла такая полярность мнений?

Почему мужчины в целом прекрасно понимают ход мыслей Сыромятникова и одобряют принятые им решения, а женщины так же массово проклинают его и желают ему как минимум увольнения, а как максимум – ну они же милые и добрые у нас – мучительной смерти? Я объясню.

Лиза Лазерсон

Фем-активистка Лиза Лазерсон. Фото: news.ru

В современном нам обществе последние примерно десять-пятнадцать лет старательно встраивается насквозь искусственный и фальшивый конструкт недоверия мужчине. Некоторые утверждают о так называемом кризисе маскулинности, но нет, не стоит ставить телегу впереди лошади. Кризис маскулинности еще впереди, и именно его пытаются спровоцировать трендсеттеры и дискурсмонгеры. 

Пока же мы практически на каждом повороте видим искусно вмонтированные в реальность триггеры, которые воспитывают общество в неприятии мужского подхода, мужского взгляда, мужского отношения к реальности и в стиле критического отношения к мужчине в принципе.

Сейчас девочка-инвалид, ее подруги-одногруппницы, ее маман и ее товарки в многочисленных интервью синхронно излагают одну и ту же мысль: Сыромятников не контролировал ситуацию, и если бы она усугубилась, не смог бы решить проблему, не сумел бы защитить студенток, не стал бы никого спасать и потому должен быть наказан.

Это сослагательное наклонение, как мы понимаем, в принципе не имеет права на употребление – по факту Сыромятников, скорее всего, как раз спас девчонок, готовых уже, как думается, начать выпрыгивать из окна или бежать вниз по лестнице под ствол убийцы; но именно это сослагательное наклонение становится главным. 

Реальность достраивается, и в женском мозгу – это у них часто бывает – дополненная реальность становится единственно верной. В этой их реальности убийца ворвался в аудиторию и всех поубивал, а профессор во всем виноват.

Хор студенток срывается на визг: «Из-за него студенты были сбиты с толку и не понимали, правда ли они в опасности»; «Да для него просто учеба важнее жизни!»; «Мы больше не будем посещать его пары! Мы все могли погибнуть из-за его халатности!»

Никто из них не задумывается, что все наоборот и, возможно, они живы только благодаря его профессионализму. То, что делал и как поступил Сыромятников, для них заведомо неправильно, потому что они не доверяют ему. Причем не доверяют уже задним числом, поскольку в ходе событий были вполне послушны. Но теперь, оказавшись в безопасности, можно поднять бунт и отомстить ему за свой страх, свою растерянность, свое ощущение полнейшей беспомощности в тот момент. Это и есть воспитанный оголтелой феминистской пропагандой последних лет кризис доверия мужчине, а в архетипическом разрезе – кризис доверия Отцу. 

Зигмунд Фрейд

Казалось бы, если вы сами не готовы столкнуться с реальностью лицом к лицу, определите Старшего и следуйте за ним. Сыромятников в этой аудитории лучше любого другого подходил на эту роль: он и на самом деле старше, он явно умнее, он имеет специальную подготовку и, черт возьми, он мужчина. Вот это последнее все и перечеркивает. 

Если бы на его месте была бы женщина, масс-медиа были переполнены славословиями в адрес ее выдержки, хладнокровия, разумности решений и блистательной победы над ситуацией. Но мужчине, конечно, такого не позволят – если только он четко и однозначно не лезет под картечь, как это сделал младший лейтенант Константин Калинин. 

Травля Сыромятникова – это женская месть мужчине за то, что в мире в принципе полно хтони и она может в любой момент прорваться наружу. Да, на самом деле именно это пугает, а еще больше пугает подсознательное понимание, что от этого пришествия хтони тебя могут и не защитить, а женщине необходимо чувствовать себя защищенной, иначе она начинает плавиться.

Плюс – в этой истории все сошлось в фокус, как по заказу – мама Лизы Беляевой, как и она сама, конечно, поражены распространенным комплексом инвалида. Комплекс этот давно и обширно описан как сверхтребовательность физически неполноценного человека к здоровым людям. Обладатели этого комплекса уверены, что имеют право на всевозможные преференции уже по факту своего существования.

Это работает, конечно, только в гуманных и обеспеченных обществах; в остальных, как мы знаем, инвалидов еще младенцами сбрасывают со скалы. Что ж, порадуемся, что наше общество доросло до такого уровня благополучия, что любой здоровый человек вроде как обязан по отношению к инвалиду чувствовать некую неосознанную вину, но лично я далеко не уверен, что этот подход разумен.

Фото: news.myseldon.com

И если расширять эту мысль, кстати, все феминистические требования также можно рассматривать как порождение инвалидизированного сознания: мы, женщины, неполноценны, потому вы, мужчины, нам должны. С моей точки зрения это тоже не так по обоим пунктам, но я сейчас не о том.

Сыромятников!.. – как бы говорит инвалидизированное сознание, – ты виноват уж тем, что хочется мне кушать. Э, это не то. 

Сыромятников!.., – как бы говорит инвалидизированное сознание, – ты виноват уж тем, что оказался в тот момент и в той точке пространства, где опасность начала угрожать не просто ребенку (решим, что первокурсники еще дети), но к тому же еще и девочке, а к тому же еще и инвалиду. Ты должен был неведомым способом всех защитить, а на самом деле вообще не допустить. К тому же нападавший был мужчиной, а значит, и с ним ты делишь ответственность. А в целом – мир несправедлив, зол и страшен, и за это ты тоже должен ответить, Сыромятников.

Что бы ни сделал мужчина, с точки зрения современной женщины это неверно или недостаточно. Доверия к нему нет, и такое отношение формирует нынешний мейнстрим. Заскриптованные дамы сейчас вполне предсказуемо начнут высказываться в том смысле, что какое может быть доверие мужчине, если они (мы) все козлы; ну и вообще: женский модус операнди в принципе подразумевает долгую выводку пациента на длинной леске, чтобы выяснить, насколько там можно ему доверять, (в 9 случаях из 10 вывод бывает неверным, кстати). Но жизнь устроена сложнее – пробников она обычно не дает, и в ней неминуемо складываются такие ситуации, когда просто надо довериться кому-то, кто больше тебя. Но для этого надо осознавать, что он – больше и, что логично, ответственнее. 

Вот это самое умение у несчастных женщин сегодня последовательно и планомерно ампутируют. 

Что же касается мужчин – в них, помимо чувства вины, воспитывается и целый букет иных самостоятельных комплексов. И судя по тому, что к женскому хору, кровожадно призывающему распнуть Сыромятникова, присоединилось уже и немало мужских голосов, этот процесс идет вполне успешно. 

Ведь травят не столько конкретного Сыромятникова, травят саму идею доверия мужчине как Старшему. И кризис маскулинности – который, повторю, если ничего не изменится, еще впереди – будет построен именно на кризисе доверия маскулинности. Логично предположить, что культивируемый кризис доверия в конце концов приведет к отказу мужчины от ответственности. И в самом деле – каков смысл лезть под пули ради тех, кто тебя не ценит и демонстративно показывает, что в тебе не нуждается? 

И в каком-нибудь из следующих ужасных сюжетов условный коп не побежит за условным Флойдом. Условный Костя Калинин не выйдет с макаровым против картечи. А условный Сыромятников скажет: «Да делайте вы что хотите…» и отвернется к окну.

Поверьте мне, тогда общество очень быстро потеряет свою благополучность, и условных лиз беляевых еще в младенчестве станут снова сбрасывать со скалы. Не хотел бы я дожить до этих времен. Хреновые это, как мне кажется, будут времена.

Вис Виталис

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
20 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Кошка
Кошка
15 дней назад

Бред сивой кобылы. Мозг не бывает женским или мужским. Всё одинаково.
Иное дело, что в нашей стране в силу исторических условий (война) мужчины оказались в роли опекаемых и облизываемых беспомощных мамкиных котяток. Женщины привычно тащили страну, пахпли, работали, пока мужчины «искали себя» на диванах. А теперь им хочется взять реванш, и появляются вот такие статейки. Жаль, что мужчин в нашей стране практически не осталось. Истерящий автор статьи тому яркий пример.
А Сыромятников — молодец. Он всё сделал правильно.

Ирина
Ирина
22 дней назад

А почему не дает «девчонкам сорваться в истерику»? А парням, значит, дает. Может, хватить шельмить женщин. У вас все истерички, хотя на фото в окна прыгают парни.

Наталья
Наталья
23 дней назад

И ещё. Есть ЖЕНЩИНЫ, которые понимают кто такой мужчина, какова его миссия в жизни. и ни одна женщина так, как эти неблагодарные курицы, никогда себя не поведёт. А есть БАБЫ. Вот они, да — инвалиды мозга с детства, феминистки на всю голову. Все им должны! Вечто мужчина виноват, даже если они благодаря ему и живут. Как же я не перевариваю этих…! Тупые и ограниченные, они понять не могут, что мужчина и женщина — едины! Одно без другого не может существовать в принципе! Но даже здесь, в обсуждении этой более чем здравой статьи, и то находится какая-то кура, которая всё в кучу смешала: Пермь, Беслан, спасение единственной кровинушки (как будто только Лизу и надо было спасать, а другие перебьются), при этом даже не вчитавшись в содержание написанного. То, что эта кура накатала здесь — прямая и очень выпуклая иллюстрация именно вот этого инвалидизированного бабского мировоззрения. Так что автор статьи совершенно прав в своих выводах. Вот почему БАБ (не путать с ЖЕНЩИНАМИ!) нельзя пускать ни в политику, ни в крупные руководители, никуда. Их место — дома, в курятнике.

Наталья
Наталья
23 дней назад

Профессор Сыромятников АБСОЛЮТНО ПРАВИЛЬНО себя повёл. Только это и мог сделать на его месте ЛЮБОЙ ЗДРАВОМЫСЛЯЩИЙ человек. Я только так и повела себя, будь я на месте профессора. А дуру саму судить надо по статье «Клевета». Ещё и взыскать за моральный ущерб очень кругленькую сумму. Неблагодарная курица! Баба, что с неё взять?

Татьяна
Татьяна
24 дней назад

При чем здесь борьба женщин против мужчин? Эмоции просто играют…

Дарья
Дарья
24 дней назад

Издание, которое публикует подобные «обзоры», не особо достойно существовать. Да, маменька, феминистки и студентки виноваты в том, что к мужскому утрачено доверие. Не то, что один мужчина пошел всех расстреливать, а другой в это время включил фаталиста и шутеечки про «вот бы кто-то вас с автоматом заставил учиться». Не то, что как минимум одна из преподавательниц повела себя, как надо и показала класс, успела забаррикадировать двери, реально спасти целую аудиторию, закрыть жалюзи и объединить людей общим делом. А не хихикала над тем, что дети пишут конспекты из-под парты.

Удивительное дело, что у вас, уважаемые, виноватыми оказались, как всегда бабы, а не придурошный препод, из-за которого студентов расстреляли бы как в тире, окажись террористов несколько и имей они в арсенале взрывчатку. Или поранило бы стеклами от разбившихся окон.

Сыромятников — редкостного вида псих. Ему не только не страшно за себя, но и совершенно побоку на людей, за которых он в ответе. И в этом смысле наплевать — мужчина он или женщина. Он имеет власть над студентами и совершенно лишен к ним сочувствия, иначе не стал бы заставлять и без того паникующих людей, которые слышат автоматные очереди и автомобильные сигнализации, переживать о лекции и материале. Он псих похуже стрелка. С полным ежедневным допуском к сотням студентов.

И все, кто сочувствует ему, попробуйте спросить себя, какого бы вам было, если бы в его аудитории сидел ваш ребенок. Ребенок, которого от всех вероятных трагических исходов отделяла всего лишь дверь. Ребенок, которому никак не помогли успокоиться, которому сквозь слезы и страх расстрела пришлось записывать лекцию. А еще представьте себя матерью маломобильного ребенка. У которого нет никаких шансов убежать и которого нужно защитить всеми способами от вторжения террориста в аудиторию.

Да, это достраивание реальности. Но только в Перми. Спасибо, что у них не случилось худшее. А в Беслане, «зимней вишне» и тд, случилось. И случилось именно благодаря людям, которые не достроили реальность и не позаботились о людях сверх меры, посчитав, что это их не касается и все будет хорошо. Хотя что это я. Там тоже, видно, маменьки, студентки и феминистки были виноваты. А то на кого же еще можно ответственность свалить.

Мила
Мила
24 дней назад

Первый детальный разбор ситуации с точки зрения здравого смысла, который встретила в сети. Спасибо… разместила ссылку на странице Профессора в ВК. Все мои предыдущие аргументы одном тексте — это класс!

Барбос
Барбос
24 дней назад

В мякотку, товарищ Вис!