Макрон объявил США войну, вступив в тайную коалицию с Китаем?

11 месяцев назад

С точки зрения «украинского кейса» визит президента Франции Эмманюэля Макрона в Китай получился провальным (надо полагать, Макрон все еще грезит лаврами «великого миротворца», который смог бы значительно поспособствовать урегулированию российско-украинского конфликта): ему не удалось склонить Си Цзиньпина к пересмотру своей позиции по Украине с Россией.

Фото: EPA/ТАСС

А Макрон очень старался. Как пишет BBC, французский президент прямо обратился к председателю Поднебесной по этому вопросу, но в ответ получил лишь пару вздохов раздражения, а на его просьбу надавить на Кремль, чтобы «привести Россию в чувство», товарищ Си вообще не отреагировал.

Американскому изданию вторит и французская газета Le Monde, которая пишет, что у Макрона не вышло даже побудить Си к тому, чтобы осудить переброску Россией тактического ядерного оружия в Белоруссию. На все увещевания французского президента китайский лидер отвечал лишь общими фразами, не обязывающими ни к каким конкретным действиям. «Прямо холодный душ», – приводит издание комментарий французского дипломата, пожелавшего остаться анонимным.

О том же и французская Les Echos: «Французский президент подтвердил, что Пекин способен сыграть важнейшую роль в поиске пути к миру, однако никакого движения навстречу со стороны Си замечено не было. Он не сделал ни одного намека на возможное изменение китайской позиции в деле примирения Москвы и Киева». «Си не поддался шарму Макрона», – резюмирует газета.

Как отмечает Bloomberg, несмотря на все попытки Макрона убедить китайского лидера «использовать свое влияние» на Путина, чтобы положить конец боевым действиям, в итоговом заявлении не было ничего, что можно было бы трактовать как изменение китайской позиции. Более того: в личных выступлениях председатель компартии Китая вообще не упомянул ни Россию, ни Путина.

И только официальное англоязычное издание КНР Global Times позитивно оценило итоги встречи двух лидеров по «украинскому треку», напомнив, что Си Цзиньпин даже выразил готовность провести телефонные переговоры со своим украинским коллегой Владимиром Зеленским, правда, когда «придет время».

Поэтому Макрону и не оставалось ничего другого, как по возвращению во Францию повторить уже избитый тезис, что время переговоров между Украиной и Россией еще не пришло: «Сейчас происходит военный этап. Украинцы сопротивляются, и мы им помогаем. Сейчас не время для переговоров, даже если мы их готовим и если нам нужно заложить основу»,– заявил он в интервью Les Echos.

Однако стоит ли считать его встречу с Си Цзиньпином провальной?

Вряд ли. Для Запада свет клином на Украине не сошелся. Даже несмотря на то, что «украинский кейс» играет, вне всякого сомнения, крайне важную роль как в политическом, так и в экономическом дискурсах. Особенно что касается Евросоюза, который страдает от длящегося конфликта куда больше, чем США, для которых, в свою очередь, этот конфликт довольно выгоден. И не только в плане ослабления России, но и ЕС. Причем не только путем «подрыва» (в ряде случаев в буквальном смысле: вспомним диверсию на «Северных потоках») отношений с РФ (ось Германия – Россия долго американцам в страшных снах снилась), но и напрямую: захватом рынков, увеличением уровня зависимости в плане энергоносителей и военном и проч.

И вот это Макрона беспокоит куда больше: «Ключ к меньшей зависимости от американцев заключается прежде всего в усилении нашей оборонной промышленности, в согласовании единых стандартов. Мы все вкладываем много денег, но у нас не может быть в десять раз больше стандартов, чем у американцев! Затем необходимо ускорить борьбу за ядерную энергию и возобновляемые источники энергии в Европе. Наш континент не производит ископаемое топливо. Существует взаимосвязь между реиндустриализацией, климатом и суверенитетом. Это же бой. Это атомная энергетика, возобновляемые источники энергии и европейская энергетическая трезвость. Это будет битва следующих десяти-пятнадцати лет.

Стратегическая автономия означает допущение, что у нас схожие взгляды с Соединенными Штатами, но будь то Украина, отношения с Китаем или санкции, у нас есть европейская стратегия. Мы не хотим вдаваться в логику от блока к блоку. Наоборот, мы должны «уменьшить риск» нашей модели, не зависеть от других, сохраняя при этом везде, где это возможно, тесную интеграцию наших цепочек создания стоимости.

Парадокс заключается в том, что когда мы ввели элементы настоящей европейской стратегической автономии, мы стали следовать американской политике в силу своего рода панического рефлекса. Напротив, сражения, которые предстоит вести сегодня, состоят, с одной стороны, в ускорении нашей стратегической автономии, а с другой стороны, в обеспечении финансирования наших экономик. Я пользуюсь этой возможностью, чтобы настаивать на одном моменте: мы не должны зависеть от экстерриториальности доллара», – рассказал он все в том же интервью LesEchos.

Судя по таким словам, Франция становится прямо фортпостом ЕС в борьбе с США (на что было хотел осмелиться Щольц, но, видимо, храбрости не хватило).

И это, похоже, действительно так. И Макрон этого даже не собирается скрывать. В интервью Politico, которое он дал прямо на борту самолета, летевшего в Париж из Пекина, президент республики отметил, что Европа в случае конфликта между США и Китаем должна идти своим путем, обосновав это положение своей теорией «стратегической автономии» для Европы, предположительно, во главе с Францией, чтобы стать «третьей сверхдержавой».

С чего бы, казалось, такая смелость и напористость?

Как пишет Reutersпо итогам переговоров двух лидеров в Пекине, Си Цзиньпин склонял Макрона к «противостоянию» с США, что совершенно ожидаемо, так как едва ли не любые действия Китая стоит рассматривать в рамках его противостояния с Америкой. Что касается Европы, то тут, по словам аналитика Rhodium Group Ноя Баркина, главная цель Китая состоит в том, чтобы не допустить более тесного сближения Европы со Штатами. «В этом смысле Макрон, пожалуй, самый важный партнер Пекина в Европе», – подчеркнул эксперт.

И беря во внимание последние интервью Макрона, можно не без основания предположить, что Си Цзиньпин достиг определенных успехов в создании неформального союза с Францией. Ну недаром же он, как отмечает Politico,представил своего французского коллегу чуть ли не как партера в нелегком деле борьбы с США, заявив что Франция и Китай «совместно противостоят менталитету холодной войны и блоковой конфронтации». Значит, все-таки есть какие-то основания? Вряд ли бы Макрон раздобрился бы на такую риторику просто так, не сдержав эмоций от теплой встречи в Пекине.

Тут определенно должно быть что-то еще: «Кто-то подменил Макрона в Китае. Улетал один, вернулся другой. Шутка. Но слова, которые мы от него услышали после возвращения, – откровенная фронда США. А это означает, что Макрон получил гарантии, и проявление публичного неповиновения команде Байдена было условием. И не только гарантии от Председателя Си. Какие-то могущественные группы начали формировать постукраинскую реальность, и Макрон решил вписаться в неё. При этом разительные два дня визита: в первый день только 45 минут сутевого разговора с Си, во второй – чаепитие в саду с лидером Китая. Это была ночь, когда Макрон принимал какое-то решение и не звонил Байдену», – отмечает политолог Марат Баширов в своем телеграм-канале.

Ну о формировании «постукраинской» реальности говорить несколько рановато (хотя и заманчиво: такой простор для предположений и прогнозов!). Для этого российско-украинский конфликт должен если не завершиться, то хотя бы придти к некой точке стабильности (допустим, при реализации пункта о прекращении огня из «китайского плана» и, соответственно, переходе к «корейскому варианту»). Но вот то, что китайско-американское противостояние переносится на просторы Европы – это уже факт. И тут да, Макрон может сыграть ключевую роль, попробовав реализовать свои амбиции на неформальное лидерство в ЕС, заручившись поддержкой Китая. А почему бы нет? Момент вполне подходящий. Но… делать какие бы то ни было далеко идущие выводы – все-таки преждевременно. Тут можно вспомнить многообещающую поездку Шольца в Пекин, которая вроде бы тоже указывала на взятие «прокитайского вектора». Что из этого получилось – всем известно. Может, и в случае с Макроном все ограничится лишь жесткой риторикой в адрес США, а может – и нет. Время покажет.

Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ