«Лебединая песня» Зюганова, а с ним и компартии

А ситуация, в общем-то, преинтересная: с одной стороны, по итогам выборов КПРФ усилила свои позиции в Госдуме, подтвердив статус второй парламентской партии, с другой – в экспертном сообществе поползли разговоры о том, что этот взлет/реванш компартии и станет ее «лебединой песней». И нет, это совершенно не связано с усилившимся давлением на КПРФ, наоборот, это давление, скорее, свидетельствует о стремлении некоторых партийцев вернуть партии всамделишную, а не иллюзорную оппозиционность. Это, по всей видимости, связано с транзитом внутри компартии, о котором речь ведется уже несколько лет и который, надо полагать, вскорости все-таки осуществится. Причем во вполне обозримом будущем.

Фото: Пресс-служба Государственной Думы

Так, издание URA.RU со ссылкой на информированные источники пишет, «часть политадминистраторов настаивала на проведении съезда партии (на котором бы решался вопрос об отставке Зюганова – прим. авт.) уже этой осенью», однако «вопрос отложили до следующего года», когда бессменный лидер КПРФ и уйдет на заслуженный отдых. Столь скорое решение о транзите власти в КПРФ якобы обуславливается серьезным недовольством одной из «кремлевских башен» агрессивной риторикой Геннадия Андреевича касательно электронного голосования в Москве, ибо нельзя ставить под сомнение то, на что, по всей видимости, планирует сделать ставку Кремль на президентских выборах-2024. Ведь что получается? А то, что Геннадий Андреевич уже заранее как бы ставит под сомнение легитимность выборов будущего президента (то, что Большой транзит будет актуализован в ближайшей перспективе – уже практически не вызывает сомнений). Ну как такое могут стерпеть в АП, да еще от лидера второй парламентской партии?

Логика в таком подходе, несомненно, присутствует, точнее, присутствовала бы, если бы КПРФ обладала большей субъектностью. Да, Геннадий Андреевич позволил себе несколько резких фраз, даже дошел до того, что КПРФ не признала итоги электронного голосования по Москве, но мог ли он поступить иначе? Учитывая, что сразу несколько коммунистов вчистую продули единороссам при обнародовании результатов электронного голосования, хотя до этого шли впереди с заметным отрывом – реакция Геннадия Андреевича выглядит вполне закономерной. Ему же надо как-то и своим товарищам показать, что он с ними всем своим «красным» сердцем, и сторонников партии не разочаровать (по крайней мере, полностью). И в АП это тоже должны хорошо понимать. И не сердиться на главу компартии, тем более что дальше «агрессивной риторики» он не пошел, да и в ней проявил максимум лояльности к Системе, переведя стрелки на Сергея Собянина, заявив, что «столица, по сути дела, идет по пути “электоральных султанатов”», и – ну куда ж без этого? – НАТО и прозападные элитные группы:

Я не раз заявлял и готов повторять, что, чисто на мой взгляд, это были одни из самых грязных выборов в истории, но Путину это все абсолютно не нужно. Нас пытается задушить НАТО, нас санкциями обложили, нужна максимальная, подчеркиваю, максимальная консолидация общества. А вот главам ряда регионов и городов, да и представителям прозападных наших элит удалось так подставить нас с этими выборами на весь мир,

– подчеркнул лидер КПРФ, по существу, засвидетельствовав свое почтение Кремлю.

Поэтому сложно согласиться с тем, что именно это послужило основанием для недовольства. Плюс та кандидатура, которую инсайдер издания пророчит в преемники, вызывает недоумение: это – Сергей Шаргунов, который никогда не числился в тех, кто мог бы сменить Зюганова на его посту. Единственный вариант – это первый заместитель председателя партии Юрий Афонин. Кроме него, сейчас в АП всерьез не рассматривают ни одну кандидатуру. Ни внуку Геннадия Андреевич Леониду, ни главе столичного горкома Валерию Рашкину, ни тем более Павлу Грудинину – им ничего не светит в этом плане. Их даже до выборов не допустят, если вдруг они изъявят желание баллотироваться на самый высокий пост в стране. Это совершенно однозначно.

Но с приходом Афонина на место Зюганова встает одна существенная проблема: КПРФ в том виде, в котором она существовала на протяжении последних 20 лет, перестанет существовать, превратившись в крайне лояльную (думается, это затронет даже их риторику, которая нередко носила ярко оппозиционный характер) политическую структуру – «красную ЛДПР». Более того: с высокой долей вероятности новый лидер элементарно не сможет удержать партию под своим контролем. Если уж при Зюганове с его авторитетом от партии откололись Геннадий Семигин («Патриоты России», позже вошедшие в партийное объединение «Справедливая Россия – Патриоты – За Правду») и Максим Сурайкин («Коммунисты России»), то что будет при Афонине? А ведь нынче в партии силен радикальный блок, в который входят такие тяжеловесы, как уже упомянутый Валерий Рашкин, экс-губернатор иркутской области Сергей Левченко и голосовавший в Совфеде против «путинских поправок» Вячеслав Мархаев (кстати, их присутствие в Госдуме уже свидетельствует о том, что никаких серьезных «терок» между руководством компартии и АП нет) – что с ними будет делать Афонин? Ответ очевиден: ничего он не сможет поделать, кроме того, как «заклеймить» их на каком-нибудь съезде-пленуме и исключить из партии. Если успеет до того, как они сами заявят о том, что уходят из КПРФ, уводя с собой львиную долю актива (одна Москва чего стоит!).

То есть вполне можно прогнозировать, что после транзита в КПРФ произойдет раскол партии, причем та часть, что останется за Афониным, очень быстро начнет разочаровывать сторонников, ибо ничего не сможет предложить им, став еще одним инструментом Кремля. По сути, КПРФ под руководством Афонина в Госдуме IX созыва станет ЛДПР VIII созыва. Что, в принципе, соответствует планам АП обновить партсистему РФ (напомню, что одним из сигналов, что процесс движется именно в этом направлении, является прохождение в нижнюю палату парламента «Новых людей»).

Тем не менее встает вопрос: если те основания, к которым прибегает инсайдер URA.RU, являются либо голословными (инсайд, что с него возьмешь!), либо вызывают удивление, то почему транзит в КПРФ мы рассматривает уже чуть ли не как свершившийся факт?

На это указывает ряд моментов. Во-первых, возраст Геннадия Андреевича – как-никак, седьмой десяток подходит к концу.

Во-вторых, его реакция на преследование тех депутатов от КПРФ и вообще сторонников, которые не на шутку возмутились итогами электронного голосования: Зюганов не стал поднимать бучу, сместив свое внимание на дележ думских постов. И вот это выглядит действительно странно: когда юристу, готовящему иски по нарушениям электронного голосования, дают 10 суток, когда те же самые 10 суток получает политолог Борис Кагарлицкий, разместивший на своей странице в «Фейсбуке» анонс протестной акции КПРФ, на которую, кстати, сам Геннадий Андреевич не явился, поскольку участвовал в видеоконференции с президентом, когда депутатов Мосгордумы силовики отлавливают аки преступников, погружение в вопрос распределения глав комитетов и вице-спикеров может быть обоснованным лишь в одном случае: если на улице, на реальной оппозиционной деятельности поставлен большой и жирный крест. А ставиться он может потому, что улица, потенциальный электорат, выпадает из сферы интересов лидера. А выпадать он может потому, что лидер готовится к выходу на пенсию. Поэтому и старается, чтоб у партии осталось как можно больше значимых постов – ну что-то вроде наследства.

В-третьих, что сам Геннадий Андреевич прекрасно понимает, партия растеряла своих сторонников. А голоса, полученные на выборах, – так это из-за отсутствия альтернативы, поскольку ходом с Грудининым накануне выборов КПРФ сразу заявила о себе как об оппозиционной партии. Вот и стали за нее голосовать. Реальный же и прежде всего протестный потенциал коммунистов на сегодняшний день оставляет желать лучшего:

И все же главная проблема КПРФ не в совершенно предсказуемой позиции Зюганова, а в том, что куда более решительные и добросовестные партийные лидеры на местах вывести значительное количество людей на улицы не смогли. <…> Даже в Москве, где людей было сравнительно много, бросалось в глаза, что на Пушкинской площади собралось всё же меньше протестующих, чем бывало в прошлые годы, а по меньшей мере половина из них явно не являлась сторонниками КПРФ. <…> Но вот вопрос: где в это время были тысячи членов партии и многочисленные сотрудники аппарата КПРФ, проживающие в столице? Если бы партийное руководство просто мобилизовало всех, кто так или иначе входит в эту систему, на площади было бы не 1 200 человек, а как минимум в пять раз больше. Зная настрой Валерия Рашкина, можно констатировать, что причина тут уже не в нежелании поднять людей, а в том, что у партии вообще нет мобилизационного механизма, нет мотивированных и деятельных сторонников на местах. Всё, к чему прикасается аппарат КПРФ, как в сказке, превращается в сонное царство, оживить и пробудить обитателей которого неспособны даже яркие речи Валерия Федоровича,

– констатирует вышеупомянутый в связи с репрессиями политолог Борис Кагарлицкий в своем телеграм-канале.

И что еще хуже, руководство КПРФ уже сколько лет не предпринимает серьезных шагов для того, чтобы увеличить свою численность за счет молодых пассионариев, оставаясь даже на уровне риторики где-то в последней четверти прошлого века, – неужто пужается участи структур Навального? Думается, что да, поскольку вывести на улицы сотни тысяч, как периодически грозится Геннадий Андреевич, КПРФ уже не может при всем желании. А Кремль – раскроем секрет Полишинеля – понимает только язык силы. Если ты силен – он будет с тобой разговаривать, если слаб – то просто укажет тебе твое место, холодно проигнорировав все претензии, как и вышло в случае с КПРФ, которая для проформы возмутилась итогами электронного голосования по Москве (где их лишили, «правильно посчитав», нескольких мандатов).

И наконец, в-четвертых, это заинтересованность АП в отставке Зюганова в обмен на ряд преференций – в перспективе президентских выборов, которые с высокой долей вероятности будут досрочными. Кремлю не нужен повтор «казуса Грудинина», когда до этого никому не известный политик муниципального уровня чуть не составил конкуренцию самому президенту, так что в срочном порядке пришлось включать пропагандистскую машину по обличению «красного олигарха» на всю катушку. Кремлю нужен такой кандидат, который не будет представлять никакой опасности, но вместе с тем должен быть далеко не рядовым политиком. И тут лучше Юрия Афонина кандидатуры не сыщешь: вроде и лидер коммунистов, а рисков, что устроит проблемы провластному кандидату-преемнику, – ноль. Причем абсолютный.

И вот эти четыре фактора в совокупности нам и указывают на то, что транзит, а следом и деградация компартии до полностью управляемой прямиком из АП политической организации – не за горами. Где-то на расстоянии вытянутой руки. Ну или в лучшем случае – чуть дальше. Ибо время неумолимо. Даже в законсервировано-замороженной российской политсистеме.

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Алексей
Алексей
20 дней назад

Зюганов ВСЕ предал,ему не место в компартии…………

Анатолий
Анатолий
21 дней назад

К сожалению, прав Борис Кагарлицкий: «Всё, к чему прикасается аппарат КПРФ, как в сказке, превращается в сонное царство, оживить и пробудить обитателей которого неспособны даже яркие речи Валерия Федоровича (Рашкина)». Ситуация в стране изменилась бы коренным образом, если бы Зюганов и его ближайшие сподвижники не цеплялись за насиженные места в госдуме, покорно смиряясь с теми 20-ю процентами голосов избирателей, которые им «милостиво дарит» путинская администрация (хотя теоретически она могла бы попытаться и эти голоса «заасфальтировать», а то и, того хуже, вообще снять партию с выборов, признав её наиболее ярких активистов иноагентами и экстремистами). Вот только Зюганову и Ко трусость и меркантильность затмевают разум: они не видят, что путинский режим уже агонизирует и поэтому не способен на сколько-нибудь масштабные репрессии против партии, за которую выступает, по независимым опросам, добрая половина дееспособного населения страны (нередко не по идейной близости с КПРФ, а из протеста против установившегося в стране антинародного режима)!