Как Россия обошла «стратегическое превосходство» США и стала лидером в космической гонке вооружений

Космическая эра, открытая запуском в СССР первого спутника в октябре 1957 года, а затем и полётом пилотируемого корабля в апреле 1961 года, распахнули человечеству дверь в бесконечность. Но лишь считанные месяцы эта бесконечность оставалось мирной. Очень скоро бездонная пустота космоса стала ареной военного противостояния сверхдержав. И сегодня, спустя почти 60 лет после полёта первого спутника, человечество вплотную подошло к космической гонке вооружений.

Фото: militaryarms.ru

Первыми солдатами космоса стали разведывательные спутники – способные перемещаться по орбите вне пределов суверенного воздушного пространства и вне досягаемости средств противовоздушной обороны. Их появление позволило отказаться и от чрезвычайно рискованных полетов самолетов-разведчиков, и снизить нагрузку на «полевых» сотрудников разведывательных служб с обеих сторон. Именно космическая разведка первой встала на службу военных. Второй за ней была рекрутирована связь. Спутники связи очень быстро решили проблему, которую с первого искрового аппарата Морзе не могли решить военные – помехоустойчивость и надёжность. Космическая связь стала глобальной и практически неподавляемой. И связь надолго стала первостепенной задачей военного космоса, тесно переплетаясь с задачей раннего предупреждения о ракетном нападении.

А на земле перед стартовыми столами космодромов уже выстраивалась очередь других оружейных систем – ударных. Ядерные боеприпасы, лазерные установки, гиперзвуковые боеголовки. Мир застыл в оторопи перед перспективой оказаться в прямом смысле слова под дамокловым мечом, висящим над головой всего человечества.

И эта угроза глобального уничтожения была настолько реальной, что впервые в послевоенной истории сверхдержавы сели за стол переговоров и в кратчайшие сроки – пока это оружие ещё было на земле – заключили базовый договор о нераспространении ударных систем оружия в космос. Заключенные в 1960-х годах соглашения (договор о космосе и договор о запрете ядерных испытаний в трех средах), запретившие размещение в космосе оружия массового уничтожения и проведение испытаний ядерного оружия, стали на десятилетия гарантией от возможной в перспективе военно-космической гонки.
Еще одним блоком на пути милитаризации космоса стал подписанный США и Советским Союзом в 1972 году договор о противоракетной обороне, запрещавший создание национальных систем ПРО.

Тем не менее, соответствующие исследования никогда не прекращались – обе стороны активно разрабатывали противоспутниковое оружие, велись и программы боевых орбитальных станций, и новых систем ПРО. Но до поры до времени обе стороны придерживались всех заключённых договоров.

Первой попыткой сломать сложившееся равновесие стала объявленная президентом США Рейганом в марте 1983 года так называемая «СОИ» – Стратегическая Оборонная Инициатива, долгосрочная программа научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию научно-технического задела для разработки глобальной системы противоракетной обороны с элементами космического базирования. Её главными целями являлись завоевание господства в космосе, создание противоракетного «щита» США для надежного прикрытия всей территории Северной Америки посредством развертывания нескольких эшелонов ударных космических вооружений, способных перехватывать и уничтожать баллистические ракеты и их боевые блоки на всех участках полёта. И тем самым США должны были добиться стратегического превосходства над СССР.

Элементы СОИ звучали какой-то научной фантастикой. К 2000 году американцы собирались развернуть на орбите химические лазеры и лазеры с ядерной накачкой, управляющие их излучением громадные зеркала, излучатели нейтронов и атомные картечницы, рельсотроны и малогабаритные – с футбольный мяч – кинетические спутники-перехватчики…

СОИ привела к тому, что по обе стороны океана тысячи НИИ и КБ включились в гонку вооружений. Точнее, в гонку исследований. После первого шока советское руководство, понимавшее, что столь масштабную ПРО экономика СССР просто не потянет, начало искать альтернативные варианты нейтрализации перспективной американской СОИ и занялось исследованиями «контр-СОИ», где очень скоро наши КБ добились серьёзных успехов. Оказалось, что создать противоспутниковые системы на порядок проще и дешевле, чем пытаться накрыть половину планеты противоракетным «зонтиком». К тому же очень скоро американская программа забуксовала – оказалось, что технологически реализовать ПРО такого масштаба на существовавшем тогда техническом уровне было просто не возможно. Необходимы были системы управления, работающие на таких скоростях и с такими объёмами информации, которые даже сегодня технически нереализуемы. К тому же реальная стоимость большинства элементов перспективной ПРО оказалась на порядки выше проектной, и к концу восьмидесятых стало окончательно ясно, что СОИ – это не больше чем разорительная пустышка. Потратив на неё за десять лет больше ста миллиардов долларов, американцы в 1995 году её тихо свернули. Договоры остались в силе…

Новая вспышка интереса к космическому оружию пришлась на середину 90-х. Катастрофа 1991 года, повлекшая за собой распад Советского Союза, затормозила развитие соответствующих систем в России. Началось «умирание» её «оборонки» и стратегической ядерной «триады». Ежегодно  с боевого дежурства снимались и отправлялись в утиль сотни стратегических ракет. Закрывались КБ и заводы. И это вызвало новый зуд в головах американских стратегов. Перед ними снова замаячила цель – долгожданное военное превосходство над Россией.

По оценкам американской разведки, к 2020 году российский стратегический ядерный потенциал должен был усохнуть до 150-200 ракет всех классов. При этом информационные возможности российской системы предупреждения о ракетном нападении и боеготовность её Вооруженных сил уже не позволяли вести речь о встречном ядерном ударе – мгновенном ответе на запуск ракет США. Россия могла выполнить лишь так называемый «ответный удар» – запуск тех ракет, которые уцелели после американского удара. То есть из имеющихся у России ракет могло сохраниться не больше половины. И это количество уже было вполне по плечу перспективной американской ПРО. Такой шанс американцы упустить не могли. И уже в 2002 году президент США Буш прекратил действие этого договора и всех остальных договоров по космосу, кроме договора о нераспространении в космосе оружия массового поражения. А в самих США развернулась лихорадочная гонка по созданию отечественной системы ПРО.

По замыслу американских генералов, чтобы гарантировать перехват русских ракет, её необходимо было сделать мобильной. Выдвинутая в угрожаемый период к границам России, такая система была на порядок более эффективной и способной перехватывать ракеты на начальном участке полёта, до разделения боевых блоков. И в 2004 году было объявлено об установке первых пяти ракет-перехватчиков системы ПРО США в пусковые шахты на базе Форт-Грили (Аляска). Именно под стратегическое превосходство в использовании ядерного оружия и была заложена вся концепция нынешней американской ПРО – обезоруживающим ядерным ударом уничтожить до 80% всего российского ракетного потенциала и с помощью новейшей системы ПРО уже «подчистить» то немногое, что сможет взлететь с российской территории. И американцы знали, что делали! Напомню, «боеготовность» армии дошла к 2010 году до того, что бывший министр обороны Сердюков вообще отказался ездить в сопровождении расчёта переносного терминала системы управления стратегическими ядерными силами «Чегет», отослав машину с офицерами-операторами в генштаб, чтобы «не мешали ему работать». Самоуверенность, граничившая с преступной халатностью!

Но недолго музыка играла…

Американцев в очередной раз подвела самонадеянность. Вместо угасания и деградации Российские Вооружённые силы начали масштабнейшую за 30 лет военную реформу. Наши стратегические ядерные силы стали десятками получать новейшие ракеты «Тополь», «Ярс», «Булава». Началась программа строительства новейших подводных ракетоносцев «Борей». Была модернизирована система ПРО Москвы и система предупреждения о ракетном нападении.

Всё это привело к тому, что к 2014 году, после двадцати трёх лет нахождения в роли пассивной мишени для ядерной атаки – а именно так можно было назвать Россию, боеготовность которой обеспечивала в случае ракетно-ядерной атаки лишь ответный удар, мы снова восстановили готовность нанести встречный удар. Теперь, с восстановлением боеготовности наших Вооружённых сил нанести встречный ядерный удар, вся концепция американской ПРО становится бессмысленной…

Более того, в российских КБ были возобновлены работы по замороженным ещё при Горбачёве перспективным проектам космического вооружения против той самой пресловутой американской СОИ. Успехи СССР в этой области были настолько очевидны, что одним из условий поддержки Горбачёва американцы назвали именно заморозку этих проектов.

И теперь Россия оказалась в лидерах космической гонки вооружений. На боевое дежурство встали гиперзвуковые комплексы «Авангард». Боевой блок «Авангард» – оружие совершенно нового поколения. Будучи выведенным в космос, он летит, как камешек по воде. Скользит в верхних слоях атмосферы, развивая гиперзвуковую скорость. И нет сегодня систем, которые могут перехватывать этот боевой блок. Все современные перспективные системы имеют ограничение по скорости.

Работы над программой 4202 – так ранее называлась программа Ю-71, именованная в ходе общенародного обсуждения «Авангардом» – начались в 2009 году, и уже в 2016 году появился первый опытный образец нового оружия. В качестве средства вывода Ю-71 на орбиту могут использоваться МБР типа РС-18А (по кодификации НАТО – SS-19 «Стилет») или новейшие ракеты РС-28 «Сармат». Известно, что боевой блок разогревается почти до 2 тыс. градусов и движется в облаке плазмы, развивая скорость около 27 «чисел Маха».

Но главным преимуществом «Авангарда» перед всеми МБР, кроме скорости, является возможность управления блоком в полете. Это позволяет ему создавать сложные траектории, предсказать и перехватить которые становится невозможным. Привычные траектории МБР времен США и СССР прокладывались десятилетиями, а новая ракета может долететь до Америки хоть со стороны Южного полюса.

Блок способен обходить любые зоны ПРО, способен на гиперзвуке разгоняться до огромной скорости. Даже будучи без ядерного заряда, он может нанести кинетический удар такой мощности, что если «Авангардом» ударить по командному пункту системы NORAD командования воздушно-космической обороны Северной Америки в бункере внутри горы Шайенн, штат Колорадо, то объект будет выведен из строя.

Представители Пентагона признали уязвимость США перед «Авангардом» и их неспособность создать подобное оружие минимум до 2023 года.

А на сборочных стапелях наших заводов уже стоят готовые к испытаниям новейшие противоспутниковые ракеты различных классов. Вместо нереализуемых фантастических космических лазеров СОИ в России испытаны и принимаются на вооружение тяжёлые наземные лазеры, способные уничтожать объекты в космосе. Например, противоспутниковые ракеты-перехватчики, носителями которых будут истребители-перехватчики МиГ-31, уже переоборудованные под гиперзвуковые ракеты «Кинжал».

Цитаты:

«…Оказалось, что создать противоспутниковые системы на порядок проще и дешевле, чем пытаться накрыть половину планеты противоракетным «зонтиком»».

«Гиперзвуковое оружие даст возможность высокоточного неядерного поражения любых целей на территории Земли в течение часа».

«…главный вывод – только наличие собственных технологий, позволяющих обеспечить защиту своей территории от любого нападения»

Справка: 1 ноября 1968 года состоялся первый перехват в космосе спутником ИС («Космос-252») другого спутника: осколочная боеголовка поразила спутник-мишень. В августе 1970 года прошло еще одно испытание по усложненному сценарию: спутник-мишень было необходимо уничтожить за 45 минут. В том же году было реализовано еще два удачных перехвата. В дальнейшем, после введения ограничений для противоспутниковых систем, в 1972 году испытания были прекращены.

 

Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии