Афганистан: 20 лет назад и сейчас. Что изменилось?

Начну я, пожалуй, с того, что для любого эксперта в любой области крайне полезно проверять свои собственные прогнозы спустя время, достаточное для их осуществления. Вот и я сегодня вдруг вспомнил свой собственный прогноз развития событий в Афганистане, сделанный в сентябре 2001 года, сразу после объявления тогдашним президентом США Джорджем Бушем – младшим «крестового похода» против афганских талибов.

Не удержусь от того, чтобы не привести его целиком. Ибо написанный 20 лет назад в эпоху, когда интернет делал только свои первые шаги, никаких баз данных в открытом доступе не было и вся информация собиралась буквально по крупицам в беседах с участниками тех событий, прогноз, как это ни странно, до сего дня имеет прямое отношение к сегодняшнему дню:

«Крестовый поход» в… никуда

Итак, президент США Буш объявил «крестовый поход» против международного терроризма. Американские авианосцы потянулись к берегам Пакистана.

Фото: ruposters.ru

Так что же происходит сегодня на южных границах России? Действительно ли нас ждет очередная война или это только досужие вымыслы репортеров? Кто может стать участниками этой среднеазиатской драмы?

В конфликтную зону сегодня попадают три бывших советских республики (Туркмения, Таджикистан и Узбекистан) с населением почти в 34 миллиона человек и территорией в 1 миллион квадратных километров. С другой стороны, в этой зоне находятся Иран, Афганистан и Пакистан с почти 200 миллионами человек населения на территории в 3 миллиона квадратных километров.

То есть среднеазиатская конфликтная зона по своим размерам фактически сопоставима с территорией Западной Европы и лишь немного уступает ей в населении. Здесь же плотно пересекаются и переплетаются как интересы сверхдержав – России, США, Китая, Великобритании и Индии, так и интересы региональных и панрелигиозных групп – Саудовской Аравии и Эмиратов, шиитских и суннитских центров.

Поэтому ситуация в этом регионе всегда складывалась из весьма хрупкого равновесия этих зачастую противоречивых и конфликтующих друг с другом интересов. И все попытки усилить любую из означенных групп почти всегда приводили к образованию новых временных союзов, блокирующих эти тенденции.

Поэтому для того, чтобы читателю было проще разобраться в этом хитросплетении, мы попытаемся выделить основные группы, традиционно придерживающиеся той или иной общности.

Начнем с наиболее «пассионарной» группы, ставшей фактически детонатором нынешнего политического взрыва. Это талибо-пакистанская группировка, в которую входит афганское движение «Талибан»* и часть военного руководства Пакистана, под чьей эгидой оно фактически и родилось. Эту суннитскую, по религиозному признаку, группу до недавнего времени активно поддерживали Саудовская Аравия и Арабские Эмираты.

Члены движения «Талибан», Афганистан. Фото: AFP 2021 / Noorullah Shirzada

Сегодня официальный Исламабад дистанцируется от «Талибана», но именно на его территории до сего дня расположены основные учебные лагеря талибов, с его же территории идет снабжение их оружием, техникой, продуктами и пополнениями.

До недавнего времени среди покровителей талибов называли и США, которые поддерживали их стремление установить наконец в Афганистане твердую власть и покончить с гражданской войной. Но объявленный Бушем крестовый поход против Бен-Ладена и отказ талибов его выдать делает талибов и Америку непримиримыми врагами.

«Студенты» с автоматом в руках и Кораном за поясом

Официально афганское движение «Талибан» родилось в Кандагаре в конце 80-х годов, когда 39-летний мулла Мохамад Омар (бывший моджахед*, потерявший глаз на советско-афганской войне) собрал небольшую группу радикально настроенных исламских студентов – «учеников Аллаха» для борьбы за чистоту ислама.

Первой задачей группы Мохаммеда Омара было убийство одного из полевых командиров моджахедов и нескольких его людей, напавших на трех женщин в Кандагаре. А уже к февралю 1995 года половина афганских провинций на юге была занята талибами и был окружен Кабул. Правительству Хекматияра тогда удалось отбить эту атаку, но уже 26 сентября 1996 года был взят и Кабул. Почти тотчас правительство талибов было признано Пакистаном, Саудовской Аравией и Объединенными Арабскими Эмиратами.

Мохамад Омар. Фото: alaraby.co.uk

По другой версии во время войны в Афганистане в 1979-1989 годах многие афганцы, преимущественно пуштуны, бежали в соседний Пакистан. В прилегающих к границам Афганистана пакистанских провинциях Пешавар и Белуджистан были организованы лагеря беженцев и лагеря по подготовке вооруженных групп и отрядов моджахедов для борьбы с советскими войсками.

На протяжении 14 лет дети беженцев обучались в медресе, где им внушали основы исламского фундаментализма. Затем эта молодежь попала в руки пакистанских военных инструкторов. Выросшие и воспитанные на войне молодые пуштуны впоследствии и были организованы пакистанскими инструкторами в движение, получившее название «Талибан» (в переводе – «Страждущие»).

Идеологически «Талибан» представляет собой смесь фундаменталистских догм с проповедью аскетизма, возвеличивания бедноты и смирения перед Аллахом.

На контролируемых талибами территориях введены жесткие мусульманские законы (запрещены телевидение и западная музыка, женщины надели паранджу и потеряли право работать и учиться, преступникам публично отсекают конечности и т. п.). Талибы проповедуют особую общественную мораль, которую, как они полагают, можно почерпнуть только в религии, точнее, в исламе.

Фото: jtimes24.com

Их молниеносное продвижение пять лет назад по Афганистану – свидетельство тогдашней значительной популярности таких взглядов. Причем повсюду в Афганистане наблюдалась одна картина: враждебное отношение к талибам племенных вождей – и восторженная встреча у простых людей.

И на сегодняшний день «Талибан» контролирует почти 90 % территории Афганистана, кроме Панджшерского ущелья, где до недавнего покушения держал оборону известный полевой командир Ахмад Шах Масуд. Теперь Ахмад Шах мертв, но, по данным разведки, в подчиненных ему группировках Северного Альянса до сих пор находится до 10 тысяч бойцов, до 50 танков, 20 вертолетов, несколько десятков ракет «Стингер» и большое количество противотанковых средств.

Под ружьем «Талибана» стоит до 50 тысяч бойцов регулярной армии, разбитой на мобильные отряды по полторы – две тысячи человек. Но в случае обострения обстановки из Пакистана талибы могут быть усилены еще как минимум 20 тысячами боевиков, проживающих сейчас в пакистанских лагерях. А в общей сложности под ружье талибы могут выставить до 100 тысяч бойцов.

Почти сразу талибы зарекомендовали себя как яростные антимоджахеды. Пакистан, пока поддерживающий талибов, в душе опасается их, поскольку основная этническая база талибов – пуштуны, а это примерно половина численности населения Афганистана и крупное нацменьшинство в Пакистане, пуштуны традиционно доминируют в армии Пакистана. И еще с 1947 года все разные афганские правительства добивались от Пакистана, чтобы тот отказался от всех районов проживания пуштунов ради создания независимого пуштунского государства Пуштунистана.

Пуштуны. Фото: wikipedia.org

Однако для талибов национальное деление не имеет сколь-нибудь серьезного значения. На первом месте всегда стоит религиозная близость. Они легко предложили места в правительстве этническим таджикам, до этого их основным противникам в Афганистане, поскольку таджики также сунниты. А тех же иранских шиитов, стоящих на близких им позициях ортодоксального ислама, объявили «неверными», что автоматически сделало их непримиримыми врагами с соседним Ираном. Также непримиримы талибы ко всем коммунистическим и социалистическим течениям, чьих представителей они приравнивают к слугам Сатаны и безжалостно уничтожают.

За этими усилиями талибов внимательно и настороженно наблюдает шиитский Иран. Отношения между талибами и Ираном можно назвать более чем холодными. А после демонстративного убийства талибами шиитских проповедников на западе Афганистана только случай спас Афганистан от войны с Ираном. Почти полуторамиллионная армия Ирана – грозный призрак на западном фланге талибов. Как минимум, трехсоттысячная группировка иранских войск уже развернута на границе.

Искушение Ниязова

Потенциальными своими союзниками США сегодня рассматривают бывшие советские республики. Почти сразу после развала СССР на территориях бывших республик стремительно сложились автократические государства, где места прежних эмиров заняли бывшие коммунистические партийные лидеры.

К тому же из вчерашних «братьев» Узбекистан, Туркмения и Таджикистан превратились в более чем сдержанных соседей. Каждая из этих республик имеет ряд территориальных претензий друг к другу, между ними постоянно ведутся острые экономические споры, крайне обострены национальные вопросы.

К тому же политическая стабильность режимов весьма спорна. Ни Рахмонов, ни Ниязов, ни Каримов не уверены в своих силах. И опасаются, что внутренняя оппозиция может попытаться воспользоваться помощью афганских талибов для свержения бывших коммунистов, пытающихся создать на своих территориях некий симбиоз из «просвещенного ислама», светского государства и социально-коммунистической демагогии.

При этом уровень жизни простых граждан упал до раннефеодального, промышленность и производство фактически полностью разрушены. Все это делает население этих республик весьма восприимчивым к фундаменталистской агитации и пропаганде с ее идеями «всеобщего равенства», «разделения богатств» и прочих маоистско-мусульманских догм.

Сапармурат Атаевич Ниязов. Фото: ucrazy.ru

Сегодня лидеры Туркмении и Узбекистана стоят перед мучительной дилеммой. С одной стороны, выступив на стороне США, предоставив свою территорию и армии в распоряжение американцев, они приобретают могучего союзника и окончательно избавляются от российского доминиона.

Но с другой стороны, перспектива военных успехов американцев в Афганистане более чем спорна, и не исключен вариант, при котором Америка может свернуть свои операции и уползти за океан, оставив «союзников» один на один с разъяренными фундаменталистами как по южным границам республик, так и внутри них…

Пока определена только позиция Таджикистана, уцелевшего восемь лет назад в кровопролитной гражданской войне только благодаря военной помощи России и полностью координирующего свои действия с Россией.

Русские штыки

Российское военное присутствие в Средней Азии сегодня выражено двумя воинскими контингентами. Это совместные пограничные войска в Таджикистане и миротворческие силы, представленные 201-ой мотострелковой дивизией. В последние недели стали появляться сообщения о готовности Узбекистана принять на своей территории пограничников из России и предоставить территорию для разворачивания российской военной базы.

Фото: news2world.net

В общей сложности российский воинский контингент в республиках Средней Азии достигает сегодня 10-12 тысяч солдат и офицеров, ста пятидесяти танков, эскадрильи вертолетов и эскадрильи штурмовиков Су-25. Фактически сегодня это самые боеспособные войска в этом регионе. Часть подразделений дивизии постоянно выдвинута на наиболее опасные участки таджико-афганской границы.

Все части укомплектованы на 75-80% контрактниками, большинство офицеров имеет большой опыт службы в этом регионе. Хорошо изучены районы республики, на полковых и дивизионных полигонах регулярно проводятся учения. Главной проблемой российского контингента является пополнение материальных ресурсов и переброска резервов.

До ближайшей российской границы 1 300 километров. Трасса проходит по территории двух самостийных стран – Киргизии и Казахстана. При этом по территории Киргизии проходит лишь одна трансазиатская трасса. И в случае ее блокады наземный путь будет закрыт. И останется лишь сообщение по воздуху, что, конечно, на порядок сложнее.

Поэтому в недрах Генерального штаба уже больше двух лет существует подготовленная операция по усилению российских войск здесь одной из воздушно-десантных дивизий. В этом случае российская группировка может быть развернута до 18 тысяч человек, что, конечно, сделает ее самой мощной военной группировкой региона.

Афганское шоу Америки

Для Америки война в Афганистане – это принципиально новый этап истории. Никогда еще до этого армия США не воевала в столь отдаленном от митрополии регионе и в столь сложных природных и географических условиях.

Впервые американцы оказываются не в состоянии воспользоваться такими своими привычными преимуществами, как создание единого фронта из союзников и сателлитов.

Для средневекового Афганистана не играет никакой роли, сколько стран готовы осудить его и поддержать США. Не слишком он зависит и от экономической блокады. Перекрыть границу с Пакистаном не сможет никто, в том числе и сам Пакистан. Поэтому вся международная коалиция против талибов – это не более чем блеф.

Реальность же такова: единственный противник, кого талибы воспримут как реального врага – это американский солдат, который ступит на афганскую землю. И перспективы у этой войны для Америки весьма неутешительны.

Фото: AFP 2021 / Romeo Gacad

Уже сейчас понятно, что ни Иран, ни Индия не предоставят своей территории для проведения с нее военной операции. Не слишком стремится к этому и Россия. Остается только верный Америке Пакистан, но граница между Афганистаном и Пакистаном – это мощный горный хребет, который не мог полностью перекрыть даже стотысячный советский военный контингент. И это значит, что все коммуникации американцев будут в фатально уязвимом положении. Кроме того, на территории самого Пакистана американские базы будут так же уязвимы для ударов талибов, как и в самом Афганистане, ведь именно здесь в течение почти 15 лет располагался центр движения «Талибан».

Поэтому вся сухопутная операция США против Афганистана представляется более чем сомнительной авантюрой. Поэтому куда более вероятным сценарием является нанесение регулярных воздушных ударов по базам талибов.

Но кроме пропагандистского эффекта это ничего не даст. Отряды талибов находятся в постоянном движении, и бомбежки против них малоэффективны. Афганистан можно бомбить хоть сто лет, но кроме бессмысленных жертв среди мирного населения ничего не добиться. Поэтому вся военная операция против талибов и бен Ладена – это будет скорее громадное телевизионное шоу, цель которого одна – ПОКАЗАТЬ Америке по телевидению, что враг наказан. Будут продемонстрированы сотни пленок с записями того, как «умные» ракеты поражают дома и «бункеры», где якобы находятся террористы. Для вящего эффекта на какие-то дувалы будут доблестно высаживаться и их штурмовать американские «коммандос».

Главное – чтобы американский обыватель почувствовал себя отмщенным и успокоился…

В реальности же единственное, чем сейчас американцы заняты всерьез, этот огромным торгом с пакистанцами и своей резидентурой среди талибов на тему «продажи» им бен Ладена или хотя бы продажи того места, где он может находиться. И только деньги сегодня могут помочь США поймать своего главного врага…

Как ни странно, но для талибов война с США имеет свои выгоды. Их лидеры небезосновательно рассчитывают в этой войне на полную поддержку афганцев, которые никогда не потерпят ничьей оккупации, а значит, после разгрома США будет установлен полный контроль талибов над Афганистаном. Также в этой войне заинтересована и фундаменталистская оппозиция в Узбекистане, Туркмении, Таджикистане и Киргизии, для кого появление здесь американцев и их война против талибов станут поводом для вооруженного выступления.

Поэтому от России требуется хорошая выдержка и точный расчет. Главное – не дать себя втянуть в эту войну. Со стороны России не должно раздаваться никаких угрожающих заявлений и уж тем более никаких открытых провоцирующих действий.

Россия ни в коем случае не должна оказаться в роли «агрессора», чтобы не дать возможность своим противникам создать, наряду с антиамериканским, еще и широкий антирусский фронт». (Газета «Завтра» № 39(408) 25.09.2001 г.)

Читателю судить, что сбылось, а что не сбылось в этом прогнозе. Но главный его вывод – американцы не смогут удержаться в Афганистане и будут выдавлены оттуда талибами, которые станут победителями в этой войне, и именно им достанется Афганистан – сбылся до буквы.

Фото: regiondv.com

И теперь перед всеми нами стоят вопросы – а что дальше? Что ждёт Афганистан после того, как «Талибан» возьмёт тут власть? Что ждёт республики Средней Азии, с чем столкнётся Россия на этом направлении?

Внезапный блиц-визит в Москву делегации политического крыла афганского движения «Талибан» озадачил многих наблюдателей и экспертов. Разброс мнений оказался настолько большим, что найти золотую середину почти невозможно.

Одни называют контакты с талибами уступкой международному терроризму и игрой со змеями. Другие говорят о том, что Россия пытается найти союзников для того, чтобы Афганистан не стал лёгкой добычей ИГИЛ*. Третьи вообще пытаются видеть в этом визите встречу союзников, совместно разгромивших США. Как обычно, истина где-то рядом, но в стороне.

Для начала нужно разобраться в том, кто же такие сегодняшние талибы, почему они вдруг оказались в России в списке запрещённых организаций и каково их реальное место в современном радикальном исламе?

Начну с того, что напомню: за то время, когда талибы контролировали Афганистан на границах с Таджикистаном и Узбекистаном, не было сколь-нибудь серьёзных столкновений с исламистами. Талибы явно не спешили перенести священную войну на территории соседних стран. Вся история с попытками раздувания на территории Таджикистана и Узбекистана костров джихада относится к годам до прихода талибов, когда пришедший к власти в Кабуле «Северный альянс» тут же взялся за соседей. Талибы же стремительно – всего за несколько месяцев – сокрушили «моджахедскую» власть «Северного альянса», вышвырнув или уничтожив вчерашних наших врагов прочь из Афганистана. И после этого, лишившись поддержки, таджикские и узбекские экстремисты просто угасли.

Конечно, это можно объяснить тем, что талибам было нужно время, чтобы укрепиться в Афганистане и только потом начать экспансию вовне. Тем не менее, это факт. Факт и то, что талибы на своей территории развернули безжалостную борьбу с посадками опиумного мака и производством опия. Опять же, звучали заявления, что талибы просто ведут передел опиумного рынка и вскоре вернутся на утраченные позиции. Проверить это предположение не удалось, так как началось вторжение американцев в Афганистан, а вернувшиеся в Афганистан на плечах американцев моджахеды снова восстановили и даже многократно увеличили посевы мака…

В общем, талибы в определённой мере остались тёмной лошадкой афганской политической истории. Находясь в подполье под постоянным прицелом американцев, они не спешили «засвечивать» свою структуру, ограничиваясь редкими контактами через уполномоченных представителей – катарский офис «Талибана», чьи представители приезжали сейчас в Москву и вообще участвуют во всех переговорах с иностранцами, в том числе и в подписании соглашения с США. Поэтому их визит в Москву год назад стал громом среди ясного неба. Как? Запрещённый «Талибан» – и в Москве?!

Делегация талибов в Москве, 2019. Фото: big-war.ru

Любопытно то, что ни российский МИД, ни официальные лица не стали опровергать эти контакты, что сразу стало поводом для американской истерики.

Россию обвинили в поддержке талибов и даже в том, что русские ведут охоту на американских военнослужащих, выплачивая премии за каждого убитого. Это обвинение, естественно, оказалось фейком, но стало барометром отношения США к этим контактам. И здесь стоит признать, что само зачисление талибов в 2003-м в международные террористы и их запрещение в России было сделано под сильным давлением США и стало уступкой им во времена, когда Владимир Путин ещё жил иллюзиями того, что Россия может стать партнёром и другом Америки. Как мы сегодня видим – ни этот, ни многие другие «союзнические» шаги не были оценены американцами ни тогда, ни потом. Американцы полностью игнорировали интересы России в Средней Азии, разворачивая здесь свои военные базы, и даже попытались в Узбекистане руками контролируемых местных радикалов свергнуть строптивого Ниязова.

В итоге уже к 2005 году России пришлось формировать собственную политику на этом направлении, используя наработанные в исламском мире контакты. После 2014 года стали явными и российско-талибские контакты. При этом Москва неизменно призывала к межафганским переговорам – и даже пыталась организовать их, но всякий раз они или срывались или заканчивались ничем. Причем не по вине талибов – довольно долго их жёстко блокировали американцы, видя в них угрозу своему доминированию в Афганистане, а в самом Кабуле были уверены, что американцы никогда окончательно не уйдут из Афганистана, и не торопились идти на реальные переговоры.

Но в прошлом году на всех этих надеждах был поставлен жирный крест. Трамп подписал прямой договор с талибами о выводе своих войск. И за год американский контингент сократился с 16 тысяч до тысячи солдат, которые защищают самих себя, аэропорт Кабула и посольскую зону.

Фото: relrus.ru

Напомним: США ввели войска в Афганистан после терактов 11 сентября 2001 года. Решение было поддержано близкими союзниками Вашингтона, которые вошли в оккупационную коалицию, помпезно названную «Международные силы содействия безопасности» (ISAF), которые были созданы в соответствии с резолюцией № 1386 Совета Безопасности ООН от 20 декабря 2001 года. Поначалу в ней участвовало 48 стран, к 2014 году коалиция сократилась почти на треть.

Официально провозглашённой целью войны было уничтожение военной структуры «Аль-Каиды»* и лишение этой террористической организации позиций в Афганистане путём отстранения от власти в Кабуле движения «Талибан». За 20 лет американская коалиция потеряла 3 471 военнослужащих убитыми в боях, из которых 2 400 американцы. Ещё 3 006 человек погибли в авариях, катастрофах, от суицида и прочих небоевых происшествий.

Ещё не менее 3 900 человек – это погибшие из так называемых «частных военных компаний». Итого, по самым скромным оценкам, общие потери коалиции составляют не менее 11 000 человек. Итог – разгром и вывод войск…

Сегодня талибы заняли уже почти 80% территории Афганистана. В том числе и границу с Таджикистаном и Узбекистаном. Еще несколько месяцев, и неподконтрольным останется разве что только Кабул. Возьмут и его. Вопрос только в том, какой ценой? Мирно войдут или будут штурмовать с огромными жертвами среди мирного населения. От этой перспективы есть только одно средство – немедленный диалог официальных властей и «Талибана» с одной повесткой – внутриафганское урегулирование.

Так какие они, сегодняшние талибы? Можно ли доверять талибам?

Чтобы получить ответ на эти вопросы, нужно демонтировать мифы, которые окружали «Талибан» все эти годы. Точнее – мифы, в которые превратились в бесспорные когда-то факты.

После 20 лет войны с США талибы уже никак не могут быть американскими марионетками, которых якобы когда-то создало ЦРУ для войны с СССР. Действительно, часть талибов вышла из рядов моджахедов и на раннем этапе пользовалась американской поддержкой в качестве противовеса их «подсоветным» из «Северного альянса». Но уже к середине 90-х они явно вышли из-под контроля американцев, развернув боевые действия против американских союзников, а затем разгромив их и вышвырнув из Афганистана. И уже потом талибы приютили бен Ладена с его «Аль-Кайдой».

Давно перестали талибы быть и проектом пакистанской межведомственной разведки. Так же, как и американцы, пакистанцы на раннем этапе оказывали поддержку мулле Омару и его ближайшему окружению, видя в них только очередное объединение моджахедов, воюющих против советского военного присутствия.

Но к середине 90-х пакистанцы уже никак не контролировали талибов, сохраняя лишь связи и умеренное влияние «союзника». При этом «Талибан» куда более явно угрожает не постсоветским республикам Средней Азии, а пуштунскому северу Пакистана. Напомню, пуштуны в Пакистане составляют самую большую этническую группу – больше двадцати восьми миллионов! И талибам куда более сподручно заняться объединением своих племенных собратьев, чем продвигаться вглубь далеко не лояльных им территорий.

Возможно, именно по этой причине «Талибан» не принял идеологию всемирного джихада ИГИЛ, отказался присягать ему и вот уже два года ведёт против его отрядов, внедряющихся в Афганистан, войну. Для «Талибана» была и остаётся главная цель – построение исламского эмирата в Афганистане (ИЭА). Очевидно, что пять лет официально и двадцать лет в подполье провозглашённый в 1996 году ИЭА не смог бы выжить без широкой поддержки пуштунов, главной афганской народности. Нравится нам это или нет, но популярность талибов среди населения Афганистана на порядки превышает популярность любого другого политического образования или партии.

Сегодня «Талибан» изменился. И его лидеры совсем иначе смотрят на проблемы власти, чем они им виделись в 1996 году. Сегодня талибы отлично понимают, что их будущее – это существование в окружении таких геополитических гигантов, как Россия, Китай, Иран и Пакистан. При этом США, даже выведя свои войска, останется непримиримым врагом талибов и, скорее всего, продолжит прокси-войну против них, используя свою авиацию и силы специального назначения. Поэтому ни одного из своих соседей сегодня «Талибану» видеть в качестве врага нельзя. Более того, только заручившись их поддержкой, «Талибан» сможет одолеть нового грозного противника, который пришёл на смену американцам – армию ИГИЛа.

Фото: novayaepoxa.com

Всё это позволяет сделать вывод, что на данном этапе талибы рассматривают союзнические отношения с Россией как «технический союз» – гарантию прикрытия своей спины с севера и возможного источника военно-технической помощи.

С чем мы идём на переговоры с «Талибаном»?

Наши условия достаточно просты и ясно сформулированы: талибы должны гарантировать отсутствие любых попыток «экспорта» афганского исламизма на территории Среднеазиатских республик и России. Талибы должны блокировать, разоружить и не допустить прорывов на территорию республик постсоветской Средней Азии отрядов и объединений, которые не примут новую власть. Талибы должны развернуть реальную, а не мнимую, как американцы, борьбу с наркотиками на своей территории. И последнее – Москва всё так же выступает за внутриафганский диалог, без которого поставить точку в длящейся уже сорок два года гражданской войне невозможно.

А дальше время покажет…

* зарубежные и международные организаций, признанные Верховным судом Российской Федерации террористическими и/или экстремистскими, деятельность которых запрещена на территории России

Рейтинг статьи
5 2 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии