Система начинает крошиться изнутри, или «Долгое государство Путина» может быть не таким уж и долгим?

Ну сколько можно витийствовать о протестах? С чего им быть-то? Рейтинг президента, являющегося стержнем системы, стабилен, как обычно и несмотря (или уже вопреки?) ни на что: все социологические конторы показывают за 60% одобрения и поддержки. 

Фото: PavelGolovkin / AP / EastNews

Так, с чего тогда протесты?!

Что, народные массы высыплют на улицы, уязвленные масштабными фальсификациями на выборах в Госдуму, когда «Единая Россия» в очередной раз «жахнет»? Так, во-первых, многим эти выборы вообще до фени – из тех, кто о них вообще знает (на середину мая о том, что в сентябре нужно будет отправляться на избирательные участки, не знали больше половины москвичей. Москвичей! Что же говорить о глубинке?!). А во-вторых, если уж пенсионная реформа не расшевелила россиян вместе с повышением НДС, то с какого такого перепугу ожидать, что это сделают выборы, точнее, их фальсифицированные результаты? 

То есть протесты какие-то и могут быть, но вряд ли им соревноваться даже с теми, что прошли в поддержку Навального. Ну, может, КПРФ выведет пару сотен под предводительством неугомонно-неутомимого главы столичного горкома Валерия Рашкина, подкрепленного сотней сторонников «Левого фронта». Ну, может, «Яблоко» повозбухает на радость Росгвардии. Этим все и закончится. 

В общем, кажется, что на вопросе протестов можно ставить большой и жирный крест, как, скажем, на росте благосостояния рядовых граждан РФ. Что толку толковать о несбыточном? И более того: не к лицу это даже ученым мужам, называющим себя экспертами и политологами. Совсем не к лицу. Тем не менее некоторые из них продолжают, как ни в чем ни бывало, возвращаться к этой заведомо фантастической теме.

Фото: russian.rt.com

Например, политолог Аббас Галлямов в очередной раз предостерегает от того, чтобы принимать «нынешнюю общественную апатию за константу», поскольку «хорошо известно, что расстояние от апатии до взрыва нередко составляет один шаг». Политолог напоминает, что

ровно за месяц до того, как пала империя Романовых, Ленин читал молодежи лекцию в Цюрихе и в числе прочего сказал: «Мы, старики, может быть, не доживем до решающих битв этой грядущей революции».

А Милюков вспоминал, что

ровно в канун начала массовых выступлений, которые и свалили династию, состоялось собрание представителей левых партий, большинство участников которого высказывалось в том духе, что протест идет на убыль и что правительство победило.

Поэтому «длительные затишья не должны обманывать», предупреждает Галлямов, обращая внимания на то, что «если фундаментальные противоречия, толкающие людей в протест, не устранены, значит, в какой-то момент все взорвется».

Да неужели?! Взорвется, как тогда, когда единороссы продавили пенсионную реформу? Помним мы этот взрыв: до сих пор в голове шумит…

Может создаться впечатление, что этого контраргумента, действительно, отмечу, весомого, будет достаточно для того, чтобы не воспринимать слова Галлямова всерьез. Ну мало ли чего политологу придумалось: от жары, мол, и не такое в голову взбрести может.

Дмитрий Медведев

Фото: avatars.mds.yandex.net

Да, от жары и не такие мысли могут посетить, соглашусь, однако ж нельзя игнорировать и того, что в сравнении с тем же 2018-м, когда на тот момент премьер-министр и по совместительству председатель «Единой России» Дмитрий Медведев заставил россиян принять его «горькое лекарство», много чего изменилось. 

Прежде всего, именно этой «людоедской реформой» был нарушен негласный договор между властью и обществом, согласно которому последнее поддерживало Кремль за невмешательство в его, «глубинного народа», личное пространство и неукоснительное исполнение всех взятых на себя социальных обязательств, например, по пенсионному обеспечению. Именно с того момента можно вести отчет эпохи разделения и недоверия между народом и властью. 

За «пенсионной реформой» последовали и другие преобразования

В частности, ужесточение фискальной политики в попытке – не очень успешной, но все же – вывести на свет божий «серый сектор», что рассматривалось «глубинным народом» как посягательство на частную жизнь, а для некоторых и вообще на жизнь, ибо только серыми приработками часть граждан РФ и была жива. А если к этому добавить отмену индексаций пенсий работающим пенсионерам, запущенную за два года до повышения пенсионного возраста, то картинка складывается и вовсе удручающая. Точно государство открыто и откровенно не признает за своим населением ничего, окромя функции «новой нефти».

Фото: moygolovinskiy.ru

И да, ко второй половине 2021 года такая политика дала свои плоды. Взять тот же, казалось бы, незыблемый рейтинг Владимира Владимировича. Что бы не происходило – работу президента, даже по данным иностранного агента «Левада-центра»*, – одобряет более 60% россиян, примерно столько же заявляет о доверии первому лицу государства. Но: если респондентам предлагается самим назвать политиков, которым они доверяют (открытый вопрос), то тогда президентский рейтинг уменьшается аккурат в два раза – до одной трети от всех опрошенных. 

И вот это более релевантные показатели, чем пресловутые «немногим за 60%», в пользу чего свидетельствует другой опрос «Левада-центра»*, в котором один из вопросов, предлагаемый респондентам, звучал так:

Много ли в России тех, кто не согласен с внутренней политикой, которую ведет Россия под руководством Владимира Путина?

И что бы вы думали? 42% опрошенных считают, что довольно много, а 20% – что очень много. Итого почти две трети. 

Владимир Путин

Фото: zakprf44.ru

Любопытно, что на вопрос «Много ли в России тех, кто не согласен с внешней политикой, которую ведет Россия под руководством Владимира Путина?» 37% полагают, что довольно много, а еще 12% – что очень много. То есть, по сути, 49% россиян выражает свое недовольство внешним курсом, который всегда считался одним из столпов политики Владимира Владимировича! На основе вышеприведенной статистики можно с высокой вероятностью говорить о том, что более половины населения страны критически настроены к действиям главы государства.

Откуда тогда немногим за 60%, спросите вы?

Думается, на это влияет несколько факторов: предлагаемый список, склонность многих респондентов давать социально одобряемые ответы, безальтернативность (если не Путин, то кто?), сконструированная кремлевскими политтехнологами и вбитая пропагандой, установка на нужную картинку и проч.

Но одно можно сказать наверняка: цифра «немногим за 60%» – уже пару лет как не соответствует реальности, но транслируется, дабы создать эффект большинства. 

Идем дальше

Граждан РФ все больше и больше тревожит проблема бедности (не будем забывать, что реальные доходы населения падают уже семь лет подряд!) и социального неравенства. По данным опроса, проведенного международной компанией Ipsos, именно это волнует 56% россиян, а не, допустим, тема COVID-19 (около 13%). Причем по обеспокоенности бедностью и социальным неравенством наша страна занимает почетное первое место (опрос проводился в 28 странах).

Фото: management-club.com

Стоит обратить внимание, как хорошо коррелируют эти 56% с 62%, полагающих, что в России много тех, кто недоволен внутренней политикой Путина, и с его рейтингом по открытому вопросу – 67% недоверяющих (100% минус 33%). Плюс к этому стоит отметить полнейшее разочарование граждан РФ государственной партией – «Единой Россией». Как отметил политолог и социолог Борис Кагарлицкий,

у «Единой России» электорат в некоторой степени вообще исчезает.

Это связано с тем, что до определенного времени у партии власти существовало ядро реального электората. Это было население не очень больших городов, районных центров, не очень богатое, которое не столько зависело от государства, сколько надеялось на государство. То есть это люди, находящиеся в стесненном материальном положении и не видящие перспектив для себя кроме как в виде каких-то действий государства, государственной помощи, которая когда поступает, когда – нет. Но в последнее время эта надежда практически рухнула, поясняет он.

И в результате мы получаем ситуацию, «когда у оппозиционных партий сокращается периферия, но сохраняется ядро. КПРФ, «Справедливая Россия – За правду», ЛДПР сейчас резко сжимаются за счет потери периферии, по сути дела, до своего ядра. А с «Единой Россией» происходит ровно обратный процесс: у нее практически исчезло ядро и осталась одна периферия». Говоря по-другому – «Единая Россия» становится ни больше ни меньше партией без электората. И это – государственная партия!

И вишенкой на торте добавим де-факто принудительную вакцинацию от коронавируса, которая, с одной стороны, отражает недоверие людей к власти (если что-то так проталкивают, то жди подвоха), с другой – приоритизацию потребностей: какие прививки, когда жрать не на что? И эта приоритизация потребностей явно не пользу власти: иначе чем очередной попыткой государства влезть в частную жизнь народа (а прежний социальный договор как раз подразумевал невмешательство) сия «спецоперация» рассматриваться не может. Что, в свою очередь, лишь усиливает недовольство и раздражение народа, изрядно уставшего от того социально-экономического курса, коим страна идет уже много лет.

Фото: zendiar.com

Да, пока это недовольство не принимает каких-то конкретных форм, согласен, но уже сейчас на основе тех нескольких примеров/тенденций, что были приведены выше, можно сделать вывод, что умонастроения глубинного народа находятся в стадии трансформации: то есть режим при сохранении внешнего каркаса, обеспечиваемом силовиками, начинает крошится изнутри, что выражается в том, что уже больше половины населения относятся к политике государства либо скептически, либо прямо недовольны ею.  

И вот в этом контексте слова Галлямова приобретают пугающий смысл: ведь хорошо известно, что для того, чтобы разгорелся пожар, порой хватает случайной искры.

И вот этой искрой как раз и могут стать думские выборы, когда после ряда скандалов с фальсификацией результатов ЦИК объявит о безоговорочной победе партии власти (госпартии). Впрочем, с учетом низкой политизированности россиян этого может и не случится, но осень-зима обещают дать немало поводов для недовольства: это и повышение цен, и растущая бедность с падением в тотальную нищету (не будем забывать, что нехилая часть россиян сейчас живет элементарно в долг: по итогам первого квартала 2021 года уровень закредитованности зашел за 20,8 трлн рублей), и полная бесперспективность в плане экономического роста и так далее. 

А ведь именно на зиму (ориентировочно) намечен транзит власти и, соответственно, досрочные президентские выборы. То есть пик недовольства может прийтись как раз на то время, когда система будет находиться в максимально уязвимом состоянии, что может привести к непредсказуемым последствиям. 

Но в Кремле, судя по проводимой политике, уверены в том, что апатия – это как раз и есть та искомая константа, которая и даст возможность режиму спокойно пережить транзит. А как мы знаем, самоуверенность до добра еще никого не доводила. Достаточно вспомнить Белоруссию: ну кто даже за пару месяцев до президентских выборов мог подумать, что республику сотрясут протесты такого масштаба?

*Организация, внесенная Минюстом в реестр иностранных агентов

 

Рейтинг статьи
5 2 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии