Как до такого дошло: исторические предпосылки российской спецоперации на Украине

4 месяца назад

Один из важнейших вопросов, который сейчас будоражит умы общественности в связи с событиями на Украине, звучит довольно просто: как мы в принципе дошли до этой ситуации во взаимоотношениях со страной, которая долгие даже не годы, а столетия вообще была частью России, а потом и Советского Союза? А после «парада суверенитетов» и развала СССР стала одним из стратегических партнеров России.

Фото: DW/R

В основном в публичной сфере фигурирует 2014 год и Евромайдан как отправная точка событий, которые привели к сегодняшнему дню и спецоперации российских сил на территории Украины. Поскольку именно этот – сначала мирный – политический протест перерос в серию вооруженных столкновений, политическому перевороту и установлению на Украине принципиально нового крайне русофобского режима.

Собственно, именно тогда полномасштабно на сцену вышли украинские радикальные националисты. Которые и стали боевым крылом Майдана. А после протеста ряда восточных регионов страны против установившейся власти колонны этих «товарищей» двинулись в сторону Донбасса и Крыма. Ну и Одессу, где сожгли заживо несколько десятков человек, тоже забывать не стоит.

Примерно понимая, что такое украинский национализм, жители нынешних ЛНР и ДНР, а также Крыма в восторг, мягко говоря, не пришли. Ровно тогда состоялся крымский референдум и воссоединение полуострова с Россией. А в Донбассе началась война. Ну и тотальное сближение Киева и стран Запада, которые начали давить на Россию санкциями и обсуждать вопрос о вступлении Украины в НАТО и ЕС.

Самое показательное здесь, что Майдан, когда еще был вполне мирным и при Викторе Януковиче, «стоял» за пресловутую «евроинтеграцию». То есть безвизовый режим со странами ЕС,и, что уже било по экономическим интересам России, за режим свободной торговли с Евросоюзом.

Но потом эти требования остались уже на какой-то периферии и переросли в полноценный политический переворот с горящими покрышками, «коктейлями Молотова» и «небесной сотней». Людьми, по которым на Майдане стали «работать» снайперы. И, к слову, есть большие подозрения в том, что снайперы эти были сторонниками Майдана и таким образом «крепили кровью» намерения революционеров.

Фото: Getty Images

Впрочем, эту канву событий в общих чертах знают если не все, то очень многие. Куда интереснее вопрос о том, откуда вообще появилось это националистическое течение на Украине и почему оно оказалось настолько сильно?

И здесь, конечно, можно ухнуть с головой хоть во времена Мазепы, хоть сталинской «коренизации» двадцатых и тридцатых годов прошлого века. Хоть вообще докопаться до противостояния на идеологическом уровне Руси Литовской и Руси Московской. Но это все потребовало бы написать здесь не колонку, а полноценную книгу, а то и не одну.

Пожалуй, главное, что нужно понимать во всей этой истории, это тот факт, что украинский национализм в основе своей носит крайне ксенофобские черты. Здесь можно вспомнить «геройства» УПА (организация, запрещенная на территории РФ) в годы Великой Отечественной и массовые убийства русских, поляков и евреев. Да и вообще всех, кто «не настоящий украинец».

И одновременно с этим украинский национализм ориентирован на Запад. Именно там для «настоящих украинцев» свет в конце туннеля, цивилизация со всеми её благами и прочее «счастье для всех и пусть никто не уйдет обиженным».

И в этом смысле уже с девяностых, с момента выхода Украины из СССР, эта страна пребывала в своеобразном состоянии раскола по взглядам и географии. Запад Украины тяготел к национализму и Западу. Восток был куда более умеренным и пророссийским. А власти в Киеве вынуждены были лавировать. И это было заметно даже в девяностые. Когда, например, не были признаны результаты еще того, первого крымского референдума 1994 года, когда жители полуострова хотели для себя статуса автономной республики на основе собственной региональной Конституции.

Киев тогда и эту конституцию, и результаты референдума не признал категорически. Ну а Россия в 1994 году не могла вмешаться во все эти, да и другие внешние дела примерно никак. В России творились свои политические и экономические катастрофы.

Однако, пожалуй, еще одной точкой, которая привела ко дню сегодняшнему и стала толчком для массового внедрения националистических идей в головы украинского общества, стал Майдан 2004-2005 года.

Тогда, стоит напомнить, в результате крайне сомнительных политических процессов и силой навязанного государству «второго тура» президентских выборов победил Виктор Ющенко. Который и начал разворачивать Украину на Запад всеми доступными средствами.

Фото: Reuters

Именно тогда так громко зазвучали впервые голоса о том, чтобы отделить Украинскую Церковь от Русской через Константинополь. Это ведь не идея Порошенко, все было придумано раньше.

И именно тогда появился Украинский институт национальной памяти, государственная структура с полномочиями органа исполнительной власти, которая и стала форматировать мировоззрение и историческую память граждан всей страны. Вот тогда украинцы и узнали про «многовековую москальскую оккупацию», о том, что советская власть во время Голодомора сознательно уморила «миллионы украинцев» просто по собственному злому умыслу, о том, что «Гитлер желал освобождения Украины из-под ига большевиков». И еще сотни самых «нетривиальных» исторических и мировоззренческих концепций с древнейших времён и до наших дней.

Все они прекрасно укладывались в украинский национализм. И этот национализм медленно, исподволь, но деформировал сознание как огромного числа простого населения, так и внушительной части политических элит. И эта деформация в итоге и вылилась в Евромайдан. Когда произошла, на первый взгляд, парадоксальная смычка западников-либералов и украинских неонацистов, объединенных на базе тотальной русофобии.

И дальше люди-носители этого мировоззрения стали управлять Украиной. В том числе пытаясь принудить несогласные с такой политикой и идеологией Киева регионы к покорности. Военными методами. С расстрелом мирного населения. Собственно, это и было названо «АТО», или «антитеррористическая операция». Правда, есть мнение, что «террористы» окопались совсем не со стороны Народных Республик, а по другую сторону баррикад.

И здесь мы уже переходим к казусу Владимира Зеленского. Который изначально шел во власть с максимально мирной, практически пацифистской программой. Но про программу эту очень быстро забыл.

И если сначала речь шла о переговорах, потом об усилении военной операции на Донбассе, о вступлении в НАТО, а уже даже совсем не в ЕС, и о совместных учениях со странами Североатлантического Альянса, о чем тоже не стоит забывать, то на финальной стадии разговоры пошли уже о ядерном оружии на Украине. А именно о выходе из Будапештского меморандума, который анонсировал глава этой страны во время конференции по безопасности в Мюнхене. И словами дело не ограничилось, поскольку сотрудники МИДа Украины были посланы для консультаций со странами-участницами Совета Безопасности ООН.

Фото: Getty Images

И вот эта гремучая смесь безумного русофобского национализма, восьмилетней войны на востоке с пророссийскими регионами Украины и желания ядерного оружия, судя по всему, и стала финальным аккордом для того, чтобы Россия приняла ряд практических мер для собственной безопасности.

Хотя, стоит напомнить, специальной операции на Украине предшествовал долгий и сложный переговорный процесс со странами НАТО, ЕС, ОБСЕ и персонально с США. Но «западные партнёры» не смогли или не захотели принудить Украину к выполнению Минских соглашений. Да и сами ни на миллиметр не отошли от планов экспансии на восток, в сторону российских границ, по ходу переговоров даже наращивая военный контингент в странах Восточной Европы. И более того, официальный Киев начал стремительно проводить в жизнь решения прямо противоположные духу и букве «Минска-2».

И, в общем-то, «обезьяну с гранатой» на своих границах Россия могла бы терпеть еще очень и очень долго. Но вот с гранатой ядерной – это уже явный перебор. И огромная опасность для всей нашей страны.

Равно, кстати, как и вступление Украины в НАТО и, соответственно, вступление в силу пятой статьи Североатлантического Договора о военной помощи союзникам в решении территориальных споров. Это тоже могло привести к ядерной войне уже и без всякого ядерного оружия на Украине. Но Киев своими заявлениями просто стимулировал вынужденные меры России. А потому то, что мы наблюдаем сейчас, – это очень неприятно, крайне опасно, но, к сожалению, неизбежно. И, право слово, не Россия, которая как минимум восемь (а вообще-то значительно больше) лет терпеливо наблюдала за украинскими художествами, стала инициатором нынешних событий.

Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Новые
Старые Популярные
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Юрий
Юрий
4 месяцев назад

Национализм на Украине стал взращиваться с 1986 года. И новой российской власти с 1991 года был безразличен рост националистических движений в Украине. Черномырдин будучи послом в Украине палец о палец не ударил для того, чтобы повлиять на растущую русофобию. Только свои денежки за газ считал. Опомнились наши власти, только когда амеры полезли со своими базами в Крым.

АКТУАЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ